Домой Регистрация
Приветствуем вас, Гость



Форма входа

Население


Вступайте в нашу группу Вконтакте! :)




ПОИСК


Опросник
Используете ли вы афоризмы и цитаты в своей речи?
Проголосовало 514 человек


Военная логистика что это такое


Военная логистика - это... Что такое Военная логистика?

Логи́стика — стратегическое управление (менеджмент) закупкой, снабжением, перевозками и хранением материалов, деталей и готового инвентаря (техники и проч.). Понятие включает в себя также управление соответствующими потоками информации, а также финансовыми потоками.

Логистика направлена на оптимизацию издержек и рационализацию процесса производства, сбыта и сопутствующего сервиса, как в рамках одного предприятия, так и для группы предприятий. В зависимости от специфики деятельности компании применяются различные логистические системы.

Логистическая система — совокупность действий участников логистической цепи (предприятий-производителей, транспортных, торговых организаций, магазинов, и пр.), построенных таким образом, чтобы выполнялись основные задачи логистики.

Термин имеет иноязычное происхождение, русский эквивалент — снабжение (аналогично, логист — снабженец).

Происхождение термина

Термин появился первоначально в интендантской службе армии. Сам термин «логистика» происходит от греческого λόγος (логос) и впервые употребляется в трактатах по военному искусству византийского императора Льва VI.

В Византийской империи при дворе императора были «логистики», в обязанности которых входили управление и распределение полученных натуральных налогов. Есть сведения, что Наполеон применял в своей армии логистические принципы.

Термин логистика ввел в русский язык в начале XIX века барон Генрих Жомини.

Военная логистика

Наиболее яркое проявление военной логистики было в период Второй мировой войны. Американский военный контингент, ведя боевые действия в Европе, полностью обеспечивался тыловыми подразделениями с другого материка. Совместная и четко отлаженная работа военной промышленности, транспорта (авиационные, морские и сухопутные перевозки) и тыловых служб дала после окончания войны толчок к применению военного логистического опыта в мирной экономике.

В наше время понятие «военной логистики» в некоторых странах по-прежнему сохраняется, но в русском языке термин «логистика» сейчас ассоциируется, прежде всего, с бизнесом.

Бизнес-логистика

По экономическому пониманию, логистика — наука об управлении материальными, финансовыми и информационными потоками на предприятии с целью их оптимизации и уменьшения издержек производства.

Логистические системы очень разнообразны по охвату деятельности предприятия (и по пониманию современного российского менеджмента). Для некоторых логистика это просто умение работать с базами данных, для некоторых — снабженческая или складская деятельность. Но по своему назначению (а главное её назначение — уменьшение затрат при условии выполнения плановых заданий, а следовательно увеличение эффективности производственной деятельности) логистические системы должны охватывать практически все (кроме бухгалтерских, кадровых и т. п.) направления деятельности.

Понятие логистики включает в себя множество поддисциплин: закупочная, транспортная, складская, производственная, информационная логистика и другие.

Компании могут развивать собственные логистические подразделения, а могут привлекать транспортно-логистические организации для решения вопросов поставок, складирования и снабжения. В зависимости от уровня привлечения независимых компаний для решения бизнес-задач в логистике различают разные уровни: 1PL — от англ. «first-party logistics» — подход, при котором организация решает логистические вопросы самостоятельно; 3PL от англ. «third-party logistics» — подход, при котором полный комплекс логистических услуг от доставки и адресного хранения до управления заказами и отслеживания движения товаров передается на сторону транспортно-логистической организации. В функции такого 3PL-провайдера входит организация и управление перевозками, учет и управление запасами, подготовка импортно-экспортной и фрахтовой документации, складское хранение, обработка груза, доставка конечному потребителю.

Закупочная логистика

Основная статья: Закупочная логистика

Основной целью закупочной логистики является удовлетворение производства материалами с максимальной экономической эффективностью, качеством и кратчайшими сроками. Закупочкая логистика проходит по поиску и выбору альтернативных поставщиков-изготовителей. Основными способами закупочной логистики являются традиционный и оперативный способы. Традиционный способ осуществляется путем поставки необходимого количества товаров единовременно, а оперативный по мере необходимости в товаре. Важной частью закупочной логистики является планирование поставок на основании управления запасами.

Сбытовая логистика

Целью сбытовой логистики (логистики распределения) является обеспечение доставки товаров в нужное место в нужное время с определенными затратами. С понятием сбытовой логистики тесно связано понятие канал распределения — совокупность различных организаций, которые осуществляют доставку товара до потребителя.

Транспортная логистика

Основная статья: Транспортная логистика

Основной задачей транспортной логистики является осуществление деятельности по планированию, организации доставки материальных ресурсов от первичного источника сырья до конечного потребителя. Транспортная логистика — это система по организации доставки, а именно по перемещению каких-либо материальных предметов, веществ и пр. из одной точки в другую по оптимальному маршруту. Оптимальным считается маршрут, по которому возможно доставить логистический объект, в кратчайшие сроки (или предусмотренные сроки) с минимальными затратами, а также с минимальным вредом для объекта доставки. Вредом для объекта доставки считается негативное воздействие на логистический объект как со стороны внешних факторов (условия перевозки), так и со стороны временного фактора при доставке объектов, подпадающих под данную категорию.

Участники рынка транспортной логистики

Логистика запасов

Политика управления запасами состоит из решений — что закупать или производить, когда и в каких объемах. Она также включает в себя решения о размещении запасов на производственных предприятиях и в распределительных центрах.

Второй элемент политики управления запасами касается стратегии. Можно управлять запасами каждого распределительного склада по раздельности, а можно централизированно (требует большей координации и информационного обеспечения)

Складская логистика

Основной задачей складской логистики является оптимизация бизнес процессов приемки, обработки, хранения и отгрузки товаров на складах. Складская логистика определяет правила организации складского хозяйства, процедуры работы с товаром и соответствующие им процессы управления ресурсами (человеческими, техническими, информационными). Для информационно-технической поддержки таких процессов используются специализированные системы управления складом

Экологическая логистика

Основная статья: Экологическая логистика

Экологическая логистика обеспечивает движение материала при любых производственных процессах вплоть до его превращения в товарный продукт и отходы с последующим проведением отходов до утилизации или безопасное хранение в окружающей среде.[1] [2] Экологическая логистика также обеспечивает сбор и сортировку отходов, образующихся при потреблении товарных продуктов, их транспортировку, утилизацию или безопасное хранение в окружающей среде. Она позволяет радикально очищать большие территории, загрязненные несанкционированным мусором.[3]

Бережливая логистика

Основная статья: Бережливое производство

Синтез логистики и Лин концепции позволил создать вытягивающую систему, объединяющую все фирмы и предприятия, задействованные в потоке создания ценности, в которой происходит частичное пополнение запасов небольшими партиями. Приципы Лин технологии распространяются на сферы материально-технического снабжения, управления складами, запасами и транспортом в рамках предприятий, а затем и на управление внешними по отношению к заводам потоками.[4] Лин логистика использует принцип совокупной логистической стоимости, Total Logistics Cost, TLC, что позволяет:

Другие сферы применения

В последнее время наметилась тенденция применения принципов логистики не только в экономике и финансах [5], но также в социальной области (социальная логистика): политика (политическая логистика[6]), муниципалитетах (муниципальная логистика), педагогика (педагогическая или образовательная логистика), психология (педагогическая психологизированная логистика), медицина (медицинская логистика) и демография демографическая логистика); виртуальная логистика, городская логистика и др.

Задачи, решаемые логистикой

и другое.

Обучение логистов

Подготовка логистов осуществляется по комплексной программе. Собственно логистическое обучение включает темы:

Первое учебное заведение в России по подготовке военных логистов («Московское учебное заведение для колонновожатых» [7]) было открыто в Москве в 1816 году.

См. также

Ссылки

Литература

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Военная логистика (часть 1).

В этой статье будут рассмотрены основы логистики. Основные определения логистики, а также ее принципы. Это – первая статья в серии множества статей, которые будут посвящены логистике (как системе всестороненнего обеспечения подразделений). Большинство статей не будет идти подряд, так как знания логистики в обязательном порядке должны дополняться общими познаниями в тактике, технике и оператике.

Основные термины логистики

Логистика – это планирование снабжения для выполнения движения армейских сил. С логистикой связаны все аспекты подготовки и ведения военных операций, связанные с приобретением, хранением, движением, распределением, обслуживанием, и расположением материальной части. Для обоснования деятельности логистика использует, как военное искусство, так и науку. Опыт применяется тогда, когда нужно принять риск, располагая по приоритетам несметное число потребностей, и балансируя ограниченным количеством ресурса, все это требуют военного искусства (основанного на опыте), в то время, как математика логистических возможностей объединяет военную науку. 

Примеры логистики, ее необходимости и влияния на операции можно встретить у древних: Войско, лишившееся обоза, обречено на гибель. Войско, лишившееся провианта, обречено на гибель. Войско, лишившееся запасов, обречено на гибель. Потому одна горсть зерна, захваченная у противника, равна двадцати горстям собственного продовольствия, одна мера ботвы и соломы, захваченная у противника, равна двадцати мерам собственного фуража.

Оперативный охват – это расстояние и продолжительность, через которые подразделения могут успешно использовать военные возможности снабжения. Глубина логистики – это расширение операций во времени и пространстве, или целям (включая глубокие и близкие операции безопасности) с достижением категорических результатов.

Пример описания оперативного охвата можно встретить в источниках, начиная с XVI века, например, у Рейнгольда Гейденштейна:

... Великие Луки находятся как бы в предсердии московского княжества, представляя пункт удобный для нападения на другие области, на какие только угодно будет потом направиться. Помещенный там отряд войска будет находиться в равном расстоянии от неприятеля и весьма легко будет его удерживать, захочет ли он идти на Литву по смоленской дороге или на Ливонию по псковской, так как отсюда открыта одинаково дорога к Смоленску и к Пскову. Поэтому-то и великий князь обыкновенно стягивает сюда свои войска, потому что при одинаковой близости окрестных владений, он отсюда может самым удобным образом напасть на ту область, которая покажется ему всего более подходящею ...

{banner_fullstory-up}

Принципы армейской логистики

Армейская логистика базируется на выполнении восьми принципов. Логистические принципы – это фундамент, который обеспечивает армию оперативным охватом, свободой действий и выносливостью необходим, чтобы поддерживать решающее действие. В то время как с одной стороны эти принципы независимы друг от друга, они в тоже время и взаимозависимы. Например, для интеграции и непрерывности поддержки, чтобы они произошли, командиры и сотрудники должны предвидеть операционные потребности, чтобы быть отзывчивыми к подаче заявок и распределению ресурсов.

Первый принцип логистики – это интеграция

Интеграция комбинирует все элементы жизнеобеспечения в пределах операций, гарантирующих единоначалие и общее усилие. Силы Армии интегрируют логистику с совместными и многонациональными операциями, чтобы максимизировать дополнительные и укрепляющие эффекты обслуживания каждой составляющей из национальных ресурсов.

Интеграция – это сокращение ненужной бюрократической волокиты и организация деятельности между поставщиком (работником склада) и потребителем (представителем секции или отделения) напрямую. В 15.30 каждый день подаются заявки (в рамках сети) на следующий день, в 17.30 происходит доставка и соответствующее распределение. По этому принципу работают не только военные логистики, но и вообще любая логистическая компания, например, DHL.

Второй принцип логистики – это ожидание

Ожидание – это способность предвидеть операционные потребности и начатые действия, которые удовлетворяют ответу, не ожидая приказа операций или фрагментарного приказа. Ожидание формируется профессиональным суждением основанным на личном опыте, знаниях, разведке и интуицией.

Классический пример ожидания, в рамках современного термина логистики – это действия Яна Замойского в войне с московитами 1580 года:

... Он имел свое войско наготове, при том снабженное решительно всем необходимым для похода. Предвидя трудности, могущие встретиться при походе на местности, Замойский взял с собою значительное число плотников и других мастеров, пригодных на войне, и значительное число полевых орудий. Кроме того заготовил значительное количество пороху, провианта и фуража.  Все это он заранее распорядился из Книшинского староства свезти в одно место и теперь отправил вперед вниз по реке Неману в Ковно, оттуда вверх по реке Вилии в Михалишки, из Михалишек же по сухому пути в Поставу, оттуда в Дисну и на конец, по реке Двине в Витебск ...

{banner_fullstory-up}

Третий принцип логистики – это скорость отклика

Скорость отклика – это способность реагировать на изменяющиеся потребности и отвечать для удовлетворения потребностей и обслуживания снабжения. Скорость отклика оказывает полное снабжение в выбранном месте и в нужное время.

Тут можно привести пример из современности. Снайперское оружие. Казалось бы, причем тут логистика и скорость отклика. У каждого ствола винтовки для деликатной и особо точной работы, ограниченный ресурс в использовании, как правило, от 5 000 до 10 000 выстрелов. Далее ствол требует замены. Так вот, на западе скорость отклика логистики при замене ствола снайперской винтовки составляет максимум 3 часа, тогда, как у восточного пространства ствол на так называемой «снайперской винтовке» Драгунова не будет заменен, и после одного года, от подачи заявки. А все от того, что на восточном пространстве вся военная деятельность происходит не благодаря принципам, а вопреки им.

Четвертый принцип логистики – это простота

Простота касается процессов и процедур, необходимых чтобы минимизировать комплексность жизнеобеспечения. Ясность задач, стандартизированных и совместных процедур, а также ясно определенные зависимости команды способствует простоте.

Например, по принципу простоты сконцентрирован тысячелетний опыт человечества в снабжении на войне: Если воины стоят, опираясь на оружие, это значит, что они голодают. Если водоносы, зачерпнув воду, пьют сами, это значит, что они страдают от жажды. Если кувшины не ставят вверх дном и не идут обратно в лагерь, это значит, что они – разбойники, готовые на крайность. Если коней закалывают на мясо, это значит, что у войска нет зерна. Ничего сложного – все предельно ясно и понятно.

Пятый принцип логистики – это экономика

Экономика достигается через производительное управление, подготовку, установление приоритетов и распределение ресурсов.  Например, в ХХ веке в Испании, в ходе проходившей гражданской войны, Франко не создавал из пленных концентрационных лагерей. Им лично была разработана следующая методика. Всех пленных, которые соглашались на условия амнистии Франко, делили на группы по 5-ть человек. Каждая такая группа отвечала за расчистку от завалов и последствий войны на определенной территории.

В дальнейшем им разрешали становиться фермерами на этой территории, с предоставлением статуса гражданства. И представите-ли по закупкам Испанской армии, сотрудничали с этими фермерами в том числе. Одним выстрелом Франко убил сразу несколько зайцев: снял социальную напряженность в обществе, решил вопрос с бывшими врагами, решил вопросы трудоустройства амнистированных, накормил само гражданское общество и действовал в рамках международного гуманитарного права по обычаям ведения войны.

А самое главное, что в ходе войн 40-х годов ХХ века, армия Испании по продовольствию была самой обеспеченной в мире. Рацион солдат на передовой (по количеству, качеству и полноте блюд) превосходил меню самых дорогих ресторанов Барселоны, Парижа, Лондона, Берлина и Нью-Йорка.

Шестой принцип логистики – это выживаемость

Выживаемость – это все аспекты защиты персонала, оружия, и припасов с одновременным обманом врага. Выживаемость состоит из качества или возможности войск избежать или противостоять враждебным действиям.

Классический пример выживаемости, в рамках современного термина логистики – это действия Яна Замойского в 1580 году:

... Он избежал затруднения связанного с движением обозов и их защиты тем, что весь обоз разделил на три ряда. В каком порядке и куда двигались отдельные полки или отряды, в таком порядке и туда же он приказал двигаться и обозным рядам, смотря по принадлежности каждого из них. Для защиты каждого ряда телег с фронта и с тыла назначался надлежащий отряд пехоты, а для того, чтобы тем ревностнее сохранялся такой порядок и чтобы повозки во время выступления обозов не перепутывались, постоянно отряжались по двое попеременно наблюдать за этим.  Испытав придуманное им средство еще сначала при движении к Витебску, Замойский рекомендовал его начальникам этих рядов. Самый последний ряд, таким образом, двигавшихся обозов замыкали отборнейшие роты пехотинцев и на самом конце несколько эскадронов всадников ...

Седьмой принцип логистики – это непрерывность

Непрерывность – это постоянное условие жизнеобеспечения через все уровни войны. Непрерывность достигается через совместную взаимозависимость, совместные логистические организации, стратегические и тактические системы распределения и интегрированные информационные системы.

Классический пример непрерывности логистики – это действия того же Яна Замойского в 1580 году:

... На полях, где шло коалиционное войско, уже поспел хлеб, а главным образом в изобилии находилось сено. Но Замойский, зная, что за ним пойдет по той же дороге и Баторий с остальным войском, разделил всю землю, по которой шел, на определенные доли, из которых с одной он позволил войску, бывшему с ним, сжать хлеб, остальные приказал оставить не тронутыми для шедшего позади их основного войска. Это приказание было с точностью исполнено солдатами. Как результат – провианта и фуража было достаточно на всю военную компанию ...

Восьмой принцип логистики – это импровизация

Импровизация – это способность адаптировать операции жизнеобеспечения к неожиданным ситуациям или обстоятельствам, затрагивающим миссию. То есть каждая военная операция по-своему уникальна. Она опирается на принципы, но методы ее проведения разные. А вот познавательный пример (и традиция) импровизации в снабжении войска у московитов от Сигизмунда фон Герберштейна:

... Есть у него в мешке и соль, и притом, если он богат, смешанная с перцем. Кроме того, каждый носит с собою топор, огниво, котлы, или медный горшок, чтобы, если он случайно попадет туда, где не найдет ни плодов, ни чесноку, ни луку или дичи, иметь возможность развести там огонь. Наполнить горшок водою, бросить в него полную ложку проса, прибавить соли и варить. Довольствуясь такой пищей, живут и господин, и рабы. Затем если господин будет чересчур голоден, то он истребляет все это, и таким образом рабы имеют иногда отличный случай поститься целых два или три дня. Если же господин хочет пиршествовать роскошнее, то он прибавляет маленькую частицу свиного мяса. Я говорю это не о знатных, а о людях среднего достатка. Вожди войска и другие военные начальники время от времени приглашают к себе других победнее, и, получив хороший обед, эти последние воздерживаются иногда, потом от пищи два или три дня ...

sgs-mil.org

Логистика в военной отрасли

Замечание 1

До середины XX века термин логистика в его современном понимании практически не использовался. Вместе с тем широкое распространение учение о логистике приобрело в военной сфере.

Именно в данной области зародились ключевые принципы логистической науки, которые актуальны по сей день.

Как военная дисциплина логистика упоминается еще в начале X века нашей эры. Император Византии Лев VI Мудрый, царствовавший в 886 – 912 г.г., определял логистику как искусство управления перемещениями армии и ее снабжением.

В его военно-теоретическом труде «Тактика Льва» названы основополагающие дисциплины военной науки:

Вместе с ними Лев VI Мудрый раскрывает сущность нескольких вспомогательных дисциплин: гоплитика (наука о вооружении), архитектоника (строительство защитных сооружений), военная медицина и логистика - наука снабжении войска, его структуре, нормах времени движения и постоя.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Логистика Антуана Анри Жомини

Основоположником науки логистики считают А.А. Жомини. Барон Антуан-Анри Жомини (1779 – 1869) – французский и русский военный теоретик швейцарского происхождения, французский бригадный генерал, российский генерал от инфантерии. С 1798 г. был на военной службе в швейцарской армии, с 1804 по 1812 г.г. в французской и с 1813 г. в русской армиях.

Жомини подразделял систему управления войсками на три ключевых аспекта: стратегию, тактику и логистику. Последнюю он определял как «планирование, управление, материальное, техническое и продовольственное обеспечение войск, а также определение места их дислокации, строительство дорог, укреплений». Таким образом, в своих трудах Жомини утверждал, что перевозки − не единственная сфера использования логистики, в ее ведении более широкий круг вопросов, включая планирование, управление и снабжение, а также строительство коммуникаций.

Существенным фактом является то, что Жомини не только дал максимально приближенную к ее современному значению трактовку понятия логистики, но и определил ее место в иерархии управления войсками.

Его труды оказали значительное влияние на развитие военно-теоретической мысли и принципы ведения войны и вплоть до начала XX века.

Современная военная логистика

В настоящее время наряду с гражданской сферой логистика продолжает использоваться и на военном поприще. Сегодня под логистикой в военной сфере понимают совокупность материально-технических ресурсов, необходимых для доставки боеприпасов и людей к месту боя, а также комплекс мероприятий по подготовке и осуществлению этого процесса.

В русском языке как синоним военной логистики используется термин «тыловое обеспечение», которое включает организацию и осуществление комплекса мероприятий тыла, направленных на поддержание в боеспособном состоянии вооруженных сил, обеспечение их всеми видами материально-техническими ресурсов, необходимых для выполнения поставленных перед ними задач.

Наибольшее развитие современная военная логистика получила в годы второй мировой войны в сфере материально-технического обеспечения армии США. Американский военный контингент, который вел боевые действия на Европейском континенте, благодаря использованию логистики своевременно и в полном объеме обеспечивался тыловыми подразделениями с другого материка. Согласованное взаимодействие фронтовых и тыловых снабженческих баз, военной промышленности и транспорта позволило эффективно снабжать армию оружием и продовольствием.

Замечание 2

К середине XX века успехи логистики в военной сфере создали предпосылки ее развития в хозяйственной практике западных стран. Именно военной логистике принадлежит ведущая роль в становлении и развитии современной экономической концепции логистики.

spravochnick.ru

Популярно о военной логистике

Здравствуйте! Сегодня я хотел поговорить о военной логистике. Не о логистике, как науке, то, что преподается в Академии Генерального штаба и так далее, а на предельно обывательском, простом уровне. Понятно, что военные, то, о чем я сейчас буду говорить, – прекрасно знают. Здесь речь идет именно о ликбезе, то есть о предельно простых, обывательских представлениях о войне: что такое логистика и что такое штабная работа в вооруженных силах?В древнейшие времена необходимости в штабах, в штабных специалистах не было, то есть полководцы могли сами решать практически все задачи, которые стоят перед армией в области снабжения, в области переброски сил и так далее. Когда армия требует для своего снабжения только продовольствия и фураж (а иногда даже и фураж не требовался, потому что не во всех армиях было достаточное количество конницы), и армия насчитывает всего несколько тысяч человек, идет по одной дороге и разверстывается на одном поле для сражения – больших логистических проблем обычно нет. Есть обоз, который таскают с собой, есть реквизиция продовольствия у местного населения, то есть принудительный отъем, и обычно этого более-менее хватало. Хотя даже в древние времена умелым маневрированием, перерезания коммуникаций удавалось обескровить, либо даже полностью уничтожить армию противника. В дальнейшем с ростом численности войск, с увеличением количества предметов снабжения, которые требуется войскам, логистические проблемы серьезно возрастали. И, собственно говоря, к концу XIX – начала ХХ века они уже были настолько велики, что без специально организованной серьезной штабной службы вести боевые действия не могла ни одна армия.Сами штабы, как постоянные структуры, они получили распространение во время наполеоновских войн, то есть когда уже не просто какой-то офицер, выделенный командующим, занимается необходимой работой, а именно существует такое понятие как штаб, штабные офицеры. В чем же, собственно говоря, проблема обеспечения логистики в военных условиях. Первый этап достаточно объемный, масштабный, но не слишком сложный. Нужно, когда планируется перемещение войск или когда они даже находятся на одном месте, обеспечить снабжение всем необходимым каждого подразделения; при перемещении подразделения обеспечить его транспортом; рассчитать пути прохода; рассчитать, чтобы перемещающиеся подразделения не заблокировали подвоз подразделения к другим подразделениям, либо их перемещение; обеспечить всем необходимым боевую деятельность данного подразделения.Опять же проблема шла не в том, что нужно обеспечить, допустим, продовольствием и снабжением какой-то конкретный полк, а о том, что их нужно обеспечить все одновременно. И это делается постоянно, это делается непрерывно. Но когда начинаются серьезные боевые действия, картина резко меняется и усложняется. В какую сторону? Представим себе – идет наступление армии. Допустим, даже сравнительно небольшой – 200-300 тысяч человек – и вот каждая дивизия двигается вперед. Нужно рассчитать по каким путям она будет двигаться, на какие рубежи она выйдет, к каким рубежам нужно доставлять снабжение, потому что дивизия несет потери, она расходует боеприпасы, она расходует продовольствие.Пока фронт наступает линейно вперед (в общем-то, самый простой способ наступления) – больших проблем это не вызывает. Но как только начинает осуществляться какой-то маневр, например, фланговый маневр от фланговых противников, то часть войск начинает выполнять маневр, который называется «захождение плечом», то есть войска начинают поворачиваться у какого-то центра и чем дальше от этого центра, то есть дальше выдвинут фланг, тем большее расстояние проходят войска.Учитывая, что дороги обычно таким способом не прокладываются, то есть такими хитрыми кругами в каждом нужном месте, то соответственно идет переключение линии снабжения с одной дороги на другую. Идет доставка боеприпасов с разной скоростью разным частям, но это пока нет противодействия противнику. Теперь мы добавляем противодействие противнику. И вот какая-то дивизия умудряется прорваться дальше, чем нужно, быстрее. Какую-то сумели затормозить, какая-то израсходовала больше боеприпасов, какая-то меньше. И сразу приходится буквально «по ходу пьесы», то есть по ходу сражения перераспределять перебрасываемые предметы снабжения, менять конечные точки маршрутов, которые могут оказаться и ближе, и дальше, и вообще в другом месте.Кроме этого приходится сразу перераспределять силы подразделений, изменять графики их движения. Для чего? Чтобы не было разрывов во фронте, то есть чтобы противник, воспользовавшись этими разрывами, не получил возможности громить вашу армию по частям; для того, чтобы войска могли взаимодействовать друг с другом. Это у нас идет еще достаточно такое медленное, со скоростью наступления пехоты, движение, которое называется «охват фланга», и которое развивается достаточно успешно.Еще больше задача усложняется, когда противник умудряется перехватить инициативу, и начать отбрасывать ваши войска. В этом случае снабжение становится еще сложнее, потери оказываются непредсказуемыми, а фронт нужно как-то стабилизировать на любом участке. При этом любая переброска сил вдоль фронта тоже приводит к тому, что приходится перебрасывать предметы снабжения, приходится перенацеливать основные транспортные силы на того, чтобы обеспечивать войска уже на одном направлении и на другом.

Кроме того, нужно учитывать возможность маневра резервами, то есть когда войска наступают, когда за ними двигаются их тылы, когда они обеспечивают снабжение наступающей части, то дороги обычно забиты, заполнены, и если нужно бросить в бой резервы, то нужно каким-то путем расчищать для них дорогу, то есть тоже обеспечить их своевременное наступление. Кстати, логистические проблемы являются чаще всего причиной того, что вроде бы очевидные решения (для «альтернативщиков», или просто для обывателей, прочитавших одну книжку по истории) оказываются неприемлемыми, типа: надо было бросить сюда еще 20-30 дивизий, и мы бы здесь прорвались, развили бы успех, все было бы здорово. Зачастую на эти направления бросить эти 20-30 дивизий просто невозможно. Почему? Нет путей снабжения, нет возможности обеспечить их за счет местных ресурсов.

То же самое касается любителей рассуждать о перманентной мобилизации. Типа того, что «мы постоянно наращиваем численность войск». Допустим, некоторые считают, что перманентная мобилизация могла помочь немцам в 41-42-м году выиграть войну. Вообще не люблю этих сторонников разыгрывать войну ради победы немцев, но в данном случае, в чем еще проблема есть? Немецкий штаб планировал, что будет достаточно низкий уровень потерь, планировал на основе опыта боевых действий в Западной Европе. Потери оказались гораздо большие – сил не хватило.Но, допустим, немцы устраивают перманентную мобилизацию, то есть постоянно формируют все новые и новые части и бросают их на фронт, а потери оказались такие, как запланировано. Куда девать лишние войска и что такое лишние войска? Это означает, что маршевые батальоны формируются, направляются в соответствующие корпуса и дивизии, а там потери, которые ожидались, не понесены. Образуется лишний личный состав. Для него не хватает транспорта, для него не хватает продовольствия, – он там, просто говоря, не нужен, он мог пойти на формирование других частей. Но он шел именно в качестве пополнений (одно расчетное пополнение) именно тех частей, для которых эти потери были запланированы, а потери были не понесены.Именно поэтому нужно учитывать, что все штабы работают в условиях прогнозирования тех событий, которые произойдут, то есть прогнозировать потери, расход боеприпасов и так далее. Им приходится срочно все перекраивать, когда прогнозы не сбываются. И что осуждать работу, допустим, штабных офицеров, читая о произошедших событиях спустя десятилетия после них, – очень легко. Хотя бы потому, что мы задним путем знаем, какие были понесены потери, какую операцию удалось провести, а какая провалилась. Задним умом обычно все крепки. По этому поводу даже есть такая хорошая поговорка «Чтобы я был таким умным всегда, как моя теща потом».Сами же штабные офицеры вынуждены планировать все не только в условиях, когда неизвестно чем это закончится и как пойдет операция, но и в условиях отсутствия полных и подробных данных о силах противника. О противнике мы знаем что? Мы знаем линию соприкосновения с войсками противника и те данные, которые предоставила нам разведка. Больше о противнике мы ничего не знаем – мы можем только предполагать. Мы не знаем, какие планы у противника, что он хочет сделать. Опять же, если разведка их не вскрыла. Мы не знаем, что из того, что нам предоставила разведка, является истиной, а что является дезинформацией. Мы не знаем, какие именно силы у противника, на каком направлении – мы можем это только предполагать и рассчитывать.Соответственно, мы не можем четко определить: какое будет противодействие противника нашим войскам на том или ином участке, то есть с каким темпом будет наступать противник, либо как он будет тормозить наше наступление. Поэтому в большинстве случаев планы операций, именно в штабном их исполнении, практически никогда не срабатывают. Есть как бы подробно расписанный план: что, как, до какого рубежа проходят наступающие войска, но этот план является рабочей основой для дальнейших действий. Как только начинается сама операция, противник своим противодействием неизбежно вносит изменения в нашу операцию и нам приходится постоянно пересматривать планы, менять по ходу дела: срочно перебрасывать силы на другие направления; срочно разгружать одни пути для того, чтобы перебрасывать по ним войска и, допустим, снабжение по другим путям; перераспределять транспортные ресурсы и главное – постоянно сталкиваться с тем, что из-за противодействия противника нам где-то чего-то не хватает.При этом штабная деятельность очень хорошо видна на оперативном уровне и неплохо видна на стратегическом уровне, но ее практически не видно на тактическом уровне. Отсюда, кстати, и возникло такое презрительное отношение к штабным офицерам и вообще к штабистам со стороны офицеров в строевых войсках, которые находятся непосредственно на линии фронта. Отсюда пошло такое понятие, например, как «штабная крыса». При этом, как я уже сказал, со времен наполеоновских войн армия без штаба просто не боеспособна. При этом, чем эффективней работал штаб, чем более высок уровень планирования, тем более сложные маневры может осуществлять армия.Собственно говоря, во время Второй мировой войны именно этим было вызвано то, что в начале этой войны серьезные маневры умудрялась осуществлять только немецкая армия. Допустим, ни французы и ни англичане к глубоким охватывающим маневрам были не способны. Да и, собственно говоря, нашим войскам тоже пришлось этому учиться в ходе войны. В дальнейшем эти блестящие операции нашей армии конца войны – против немцев в 44-45-м году, блестящее наступление в Манчжурии – это в значительной мере заслуга наших крайне эффективно работающих штабов.

Вот, собственно говоря, о роли логистики штаба на уровне ликвидации безграмотности.

Автор: Борис Юлин Первоисточник: http://dentv.ru

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

topwar.ru

Военная логистика

Как можно было в средние века прокормить 30-тысячное войско, почему русские и татары предпочитали воевать зимой, и сколько армия проходила за день?

lev_usyskin беседует с доктором исторических наук, профессором Белгородского государственного университета Виталием Пенским.

— Виталий, насколько я знаю, вы довольно много занимаетесь сейчас историей военной логистики. Причем не только касаясь «родной» для вас эпохи — XVI–XVII веков, но и за ее границами. Связано ли это с какими-то инвариантами военной логистики — параметрами, не менявшимися вплоть до перехода войск на двигатели внутреннего сгорания? Мне, скажем, кажется, что есть, например, какая-то магическая цифра — 30 км. Вот на это расстояние без боя может продвинуться сколько-нибудь серьезная армия — что во времена Дмитрия Донского, что во времена Первой мировой войны. Или это не так?

— Собственно, тема эта интересна для меня давно. Я впервые с ней столкнулся году в 1980-м: в девятом номере журнала «Техники молодежи», посвященном Куликовской битве, была опубликована небольшая статья Д. Зенина, в которой, помимо прочего, были сделаны примерные расчеты относительно вероятных размеров обоза Дмитрия Донского, в результате чего автор пришел к выводу, что армия Донского была много меньше, чем указано в «Сказании о Мамаевом побоище». А второй подход был на первом курсе университета, когда я читал немецкого историка Ганса Дельбрюка, его «Историю военного искусства в рамках политической истории». И, анализируя ход греко-персидских войн, Дельбрюк критически подошел к известиям Геродота о численности армии персов. Приведенные «отцом истории» цифры были подвергнуты Дельбрюком сомнению, поскольку, приложив к предложенным цифрам нормативы организации обоза германской армии конца XIX века, он пришел к выводу, что данные «Истории» Геродота очень сильно завышены. И третий подход состоялся 15 лет назад, когда мне в руки попалась «Война в Средние века» французского историка Филиппа Контамина, где вопросам военной логистики в эпоху Средневековья уделялось серьезное внимание. Ну, а затем, работая с зарубежной военно-исторической литературой по теме своего диссертационного исследования, я регулярно сталкивался и с соответствующими цифрами, и с расчетами, касающимися проблем военной логистики позднего Средневековья — раннего Нового времени, и использовал подобного рода расчеты в ряде своих статей. Но вот обобщить свои наблюдения над этой проблемой я решил только сейчас — в общем-то, чисто случайно, в очередной раз встретив рассуждения о том, что стоит доверять данным литературных произведений относительно численности войска Дмитрия Донского на Куликовом поле, и, поскольку на том месте, где традиционно помещают сражение, войско, насчитывающее десятки тысяч ратников, разместить нельзя, значит, надо поискать подходящее для этого поле в другом месте.

Что же касается вашего вопроса про некие «стандартные» логистические параметры, то да, я бы сказал, что есть некие неписаные «нормы» дневного перехода и обоза. И связаны эти неписаные нормы в первую очередь с пределами физической выносливости людей и коней (в особенности последних). Действительно, если взять, к примеру, мой любимый XVI век, то в русских летописях и разрядных книгах можно найти сведения о том, что обычный дневной марш конного войска (а русское войско в те времена было по преимуществу конным, и даже пехота была либо ездящей, либо перевозилась на телегах или санях) составлял не более 25–30 км в сутки. Ускоренный марш был в полтора-два раза больше, а в отдельных случаях, двигаясь налегке и на пределе физической выносливости лошадей, войско могло в сутки проходить до 70–80 верст и даже больше. Но такой марш был очень тяжелым и неизменно приводил к очень скорому и массовому падежу лошадей. И, допустим, когда крымский хан быстрым ходом уходил к себе в Крым от «берега» (русской оборонительной позиции по Оке), спасаясь от погони со стороны русских «лехких» ратей, путь его отхода было легко найти по множеству брошенных арб и павших лошадей с верблюдами. Так что цена такого стремительного марша могла (и, как правило, становилась) очень высокой.

Вместе с тем надо сказать, что на протяженность дневного марша влияли разные факторы. Во-первых, характер местности: одно дело — равнина, другое — горы или лес. Второе, грубо говоря, это «втянутость» войск в походную жизнь, т.е. имеем ли мы дело с опытными воинами, которые уже привычны к походной жизни, или же в нашем распоряжении неопытные рекруты, новобранцы, ополченцы, которых только что собрали и повели вперед. Эти последние смогут пройти гораздо меньше и в силу своей неопытности, и из-за своей неумелости и неорганизованности. Но в принципе, да, можно сказать, что 25–30 верст — это нормальный дневной переход в доиндустриальную эпоху.

— Но такое впечатление, что и в индустриальную не скоро все изменилось…

— В принципе, можно сказать и так, пока пехота ходила по преимуществу пешком и конница совершала марши тоже своим ходом, цифры существенно не переменились. В соответствующих армейских уставах европейских армий конца XIX — начала ХХ века именно такие значения применительно к обычным дневным переходам продолжали фигурировать.

— Наверное, есть еще какие-то цифры подобного рода — связанные с питанием коня, питанием человека… — Да, конечно, такие цифры нетрудно найти. Известно, например, что русский мужик потреблял в год примерно 24 пуда зерна, т.е. чуть больше 1 кг хлеба в день — в перерасчете на калории примерно в среднем 2000–2500 ккал в день (подчеркну — в среднем, где-то больше, где-то меньше). И это физиологический минимум для человека, занимающегося тяжелым физическим трудом. И что любопытно: сравнивая эту неписаную норму с теми цифрами, которые встречаются в документах XVI века и в интендантских расчетах XVIII — начала ХХ века, нетрудно заметить, что существенно она не меняется: все тот же килограмм хлеба и небольшой приварок. То же касается и строевых коней: грубо говоря, для того чтобы конь мог нормально «работать», он должен был получать в день примерно килограмм пять или около того овса и полпуда (8 или несколько больше килограмм) сена (или соответствующий эквивалент в траве). Но главная проблема заключается в том, как именно эта неписаная или писаная норма будет обеспечиваться. Ведь для этого нужна определенная организация, соответствующие административные структуры, которые могли бы взять на себя сбор необходимого провианта и фуража, его доставку на склады или магазины, хранение, выдачу.

— Охрану…

— Естественно, иначе сразу все растащат. Пожалуй, один из самых ярких примеров неорганизованности и произошедшей вслед за этим трагедии — это неспособность французского командования установить и поддерживать порядок с выдачей провианта и фуража отступающим из Москвы войскам по прибытии их в Смоленск поздней осенью 1812 года. Ведь тогда богатые склады были попросту разграблены голодными солдатами, первыми достигшими Смоленска, а тем, кто шел за ними, достались лишь жалкие крохи, усугубив и без того жалкое их состояние.

Военачальники понимали опасность такого положения, равно как и проблемы, возникающие тогда, когда начинались перебои с продовольствием и фуражом. И мы видим, что, к примеру, Карл Великий приказывает местной администрации обеспечивать проходящие войска всем необходимым. И Эдуард III, король Англии, отправляясь на войну с французами, также уделяет большое внимание созданию запасов продовольствия в портах, откуда он намеревался отплыть на континент. Но потом, когда войска вступали на вражескую территорию, эта система переставала работать — ратники переходят на подножный корм. И тут начинается самое интересное. Почему? Потому, что нет никаких гарантий: сегодня у нас этот подножный корм есть, а завтра не будет. Те же крестьяне разбегутся, хлеб сожгут или закопают в укромных местах, скот угонят и спрячут — и все, войско оказывается в тяжелом положении. Например, именно так получилось в 1316 году, когда великий князь владимирский и тверской Михаил Ярославич отправился походом на непокорных новгородцев. По дороге туда его рать еще снабжалась более или менее нормально, а вот на обратном пути — уже нет. Можно предположить, что князь понадеялся на то, что новгородцы, смирившись, не только заплатят контрибуцию, но и снабдят его воинство провиантом и фуражом на обратный путь. Но победы не случилось, а отходить пришлось по уже опустошенной местности. В результате армию постигла катастрофа.

— А как тогда происходило снабжение?

— Скажем так, это динамичный, развивающийся и изменяющийся процесс. Говоря о снабжении, в первом приближении можно сказать, что в нем можно выделить три основных компонента: то, что ратники берут в поход с собой из своих домашних припасов (в грамотах о созыве войска и посохи — вспомогательных, рабочих контингентов нередко прямо указывается, что де нужно взять с собой провианта на несколько недель и или месяцев). Второй — то, что они смогут раздобыть по дороге. В грамотах XV–XVI веков есть любопытный термин, характеризующий способ, как добывали ратные прокорм себе и своим лошадям, — «силное имание», или, по-другому, «силно ставятся». Попросту говоря, речь идет об узаконенном обычаем праве ратных брать себе столько провианта и фуража, сколько они захотят (и, кстати, освобождение от этого обычая считалось хорошей льготой). И, наконец, воинские люди могли рассчитывать на централизованное обеспечение от княжеской администрации по пути на «фронт».

Соотношение этих трех компонентов со временем изменяется: третий постепенно выходит на первый план, а второй отодвигается на обочину, поскольку «силное имание», возведенное в привычку, нередко приводило к серьезным эксцессам и недовольству местного населения (и ладно, если бы вражеского — война кормит войну, а вот когда грабежам подвергались свои — это совсем нехорошо и рассматривалось как вина самого князя и его администрации). Яркий пример такого рода эксцессов — поведение войска князя Дмитрия Шемяки и его союзников, выступивших зимой 1437 года к Белеву с целью выбить оттуда хана Улуг-Мухаммеда. По дороге ратники Шемяки «отличились», заслужив горькие упреки летописца в том, что они вели себя совершенно разнузданно, самым что ни на есть разбойничьим образом, безжалостно грабя, мучая и насилуя крестьян придорожных деревень. Чтобы заслужить такой упрек в то суровое и совсем невегетарианское время, надо было очень сильно постараться.

— Может, это инсинуации летописи, написанной при Василии Темном, враге Шемяки?

— Конечно, полностью исключить такого поворота нельзя, однако если бы такой случай был единственным! Вот, к примеру, другой подобный случай, имевший место спустя сто с небольшим лет. Зимой 1557 года по приказу Ивана Грозного князь Михаил Глинский с ратью пошел на ливонцев, и по дороге, проезжая через Новгородчину, воины князя безжалостно грабили поселян (это притом что местная администрация загодя приготовилась к маршу и создала запасы продовольствия и фуража для ратников). Ограбленные и униженные новгородцы били челом государю, и разгневанный Иван приказал учинить следствие, выявить виновных и наказать беспощадно, чтобы другим было неповадно. Это и было исполнено, причем под наказание попал и сам князь Глинский, не сумевший удержать своих людей от грабежей и насилия.

— А почему нельзя было эту обязанность переложить на местные власти?

— А если их нет? — Как нет? В своей стране?

— Да, вот в этом, собственно, и заключается проблема. На местах власть-то, конечно, имеется, но способна ли она, с одной стороны, удержать проезжающих ратников от грабежей и насилия, а с другой — настолько ли она дееспособна, что может организовать сбор провианта и фуража и последующую его раздачу ратным? Ведь совершенно ясно, что при более или менее организованном снабжении местному населению не в пример легче переносить тяготы войны: проходящие мимо войска получают довольствие от казны, а не берут столько, сколько захотят, тем более что и сами начальные люди их, ратников, не особо и контролируют (поскольку у самих рыльце в пушку). Для этого нужен и соответствующий организационный и административный опыт, и постоянный контакт с центральной властью, причем этот контакт должен быть в обе стороны, с обратной связью. И эта система постепенно отлаживается, шаг за шагом, и к середине XVI века она уже более или менее функционирует (хотя, конечно, пережитки старого отношения, как в случае с князем Глинским, еще остаются). И вот, к примеру, в той же Ливонии, анализируя донесения купцов, дипломатов и шпионов о том, что происходит по ту сторону границы, делают ввод: так, раз русские занялись созданием магазинов и свозят туда провиант и фураж — значит, быть войне.

— Скажите, а эти технологии сбора и доставки фуража и продовольствия ограничивали численность воинских контингентов?

— Естественно. Здесь работает простая арифметика. Выше мы уже приводили некоторые цифры относительно неписаных норм выдачи провианта и фуража. И если мы берем, к примеру, 10-тысячную рать времен Василия III или Ивана Грозного, то мы должны иметь в виду, что на 10 тыс. ратных у нас непременно будут еще и обслуживающие их слуги-кошевые-обозники, и коней будет не 10 тыс., а много больше: тот же сын боярский средней руки выступает в поход по меньшей мере одвуконь, а то и больше (в бой он идет на одном коне, едет на другом, а в поводу у него еще и третий конь, с вьюком). А еще у него есть послужилец и слуга, и каждый из них по меньшей мере с двумя конями. И не стоит забывать о том, что не может знатный человек идти в поход без шатра, без соответствующей посуды, повара, убранства и прочих удобств, позволяющих скрасить походный быт. И даже не очень знатный обязательно возьмет с собой несколько перемен платья. И с учетом всего этого объем обоза вырастает просто до гигантских размеров. — Можно привести пример таких расчетов — что такое обоз для 10 000 воинов?

— В принципе, посчитать нетрудно (хотя, конечно, эти расчеты будут носить очень приблизительный характер: это же не регулярная армия XVIII — начала ХХ века, где четко определены размеры обоза, носимого и возимого имущества и амуниции). Грубо говоря, 10-тысясное войско в день будет потреблять не меньше 10 тонн провианта (сухого, считая, по умолчанию, что наши ратники обойдутся ключевой водой, с чем они, конечно, будут категорически не согласны), а 30 тыс. коней, строевых, вьючных и обозных, потребуют еще тонн 350–400 фуража (сена и овса или их эквивалента). Вьючная лошадь могла взять на себя до 100 кг груза, одноконная повозка — максимум 250–300 кг. Отсюда можно рассчитать, сколько потребуется вьючных лошадей и повозок, чтобы увезти дневную норму выдачи провианта и фуража. И это не считая котлов, шатров и массы прочего имущества (а его количество будет все время расти, особенно с того момента, когда огнестрельное оружие станет не игрушкой и новинкой, а суровой реальностью).

— Кстати, а как этот походный хлеб выглядел? Это мука? То есть его пекли на привалах, а значит были еще какие-то походные пекарни?

— Нет, конечно, печеный хлеб долго не хранится, поэтому в дальний поход брали сухари.

И возвращаясь к обозу. Конечно, прямой, лобовой, если так можно сказать, подсчет даст нам верхнюю планку. На самом деле, разумеется, его размеры будут ниже. Насколько — в каждом конкретном случае они будут разными. Но вот опять же можно привести характерный пример. Принято считать, что татары очень мобильны и не связаны обозом. Но вот хан Менгли-Гирей, снаряжаясь в поход против своих исконных врагов Ахматовичей, ханов Большой Орды, повелевает своим воинам брать в поход по одной арбе на пятерых — а на 10 тыс. ратных это уже составит 2 тыс. телег!

Понятно, что такой обоз сковывал движение войска, поэтому в Средневековье и в раннее Новое время полагались больше на фуражировку на местности. В обозе возили шатры, доспехи, котлы и прочее имущество, ну и припасов на пару дней. А дальше — что удастся награбить. Так, например, Иван III, осадив Новгород, разрешил отправить «в зажитье» половину своих воинов, наказав им, чтобы через 10 дней они явились в расположение войска. Но такой способ хорош, если войско постоянно в движении и каждый день-другой-третий разбивает лагерь на новом месте. А если осада, да еще долгая? А если распутица? Как тогда быть? И вот в 1502 году сын Ивана III Дмитрий Жилка, осаждая Смоленск примерно 10-тысячной ратью, столкнулся с серьезной проблемой: за пару месяцев прилегающая местность была основательно разорена, далеко посылать отряды фуражиров стало опасно — литовцы, наконец, подтянули свои силы и стали нападать, и не без успеха, на отправившихся «в зажитье» ратников. Череда же дождей превратила дороги в море грязи. В итоге дисциплина в войске упала, дети боярские стали разбегаться, дезертировать, и осаду пришлось снимать.

— Так в итоге можно сказать, что этот принцип снабжения, даже при операциях на густонаселенной местности, не дает возможность действовать армиями свыше определенной численности?

— Безусловно. Как отмечал генерал-интендант 1-й русской Западной армии, а впоследствии, при Николае I, министр финансов Российской империи Е.Ф. Канкрин, армия может полагаться на принцип «Война кормит войну» только при условии, что она будет действовать в регионе, плотность населения в котором будет не меньше 35 чел. на км2. Между тем в западной части России в начале XVIII века (sic!) этот показатель составлял 6 человек, в Речи Посполитой — 8, в Пруссии — 15, в Северо-Западной Венгрии 16–18, в Силезии — 31 и лишь во Франции — 39. Получается, что армия в Восточной Европе сильно рискует, если решит положиться на самоснабжение на местности. И вот опять же примеры. Так, в ходе войны 1806–1807 годов русская армия в Восточной Пруссии оказалась в крайне тяжелом положении: снабжение не было налажено, голодающие войска начали мародерствовать, дисциплина упала, и с большим трудом ситуацию удалось стабилизировать. Или другой подобный случай: армия Наполеона в ходе кампании 1812 года в России также столкнулась с аналогичными проблемами, особенно в ходе отступления из Москвы. Чем все это закончилось — хорошо известно.

— А что, допустим, в случае Наполеона не было известно заранее, что в России не нафуражируешься?

— Было известно, конечно. И сказать, что Наполеон и его маршалы этого не понимали, нельзя. Были предприняты колоссальные по тем временам усилия для того, чтобы наладить более или менее регулярное снабжение войск. Но есть такое понятие — плечо подвоза. Чем оно длиннее, тем сложнее организовывать снабжение войск. И когда обозы отстали: допустим, передовая продовольственная база в Смоленске, основная — в Бресте, а войска — под Москвой, то, учитывая скорость движения обозов по нашим дорогам, то нетрудно прийти к выводу, что очень скоро нормальное снабжение прекращается.

Однако, скажете вы, это же XIX век, регулярная армия, а как обстояло дело в XVI веке? В общем и в целом, хотя армии тогда и насчитывали в лучшем случае десятки тысяч, проблемы все равно были те же. Давайте посмотрим, к примеру, на логистические проблемы, которые пришлось решать польскому королю Стефану Баторию во время войны с Иваном Грозным в 1579–1582 годах. Ведь, осаждая тот же Полоцк или Псков, польско-литовское войско очень скоро стало испытывать серьезнейший недостаток и провианта, и фуража. Местность вокруг Полоцка и Пскова была быстро опустошена, маркитанты не справлялись со снабжением, и в лагере осаждающих очень скоро начал царить подлинный голод (в особенности под стенами Пскова).

— Все-таки вы уходите от моего вопроса про ограничение численности войск. Вот можете вы сказать — пусть не для XVI века, а для более ранних периодов, — что, де, численность 30 000 человек — это однозначно сказка. Столько тогда не могли ни собрать, ни прокормить, ни доставить по назначению.

— В принципе, в 30 000 тыс. воинов для большого государства нет ничего невозможного. Тот же Филипп Контамин приводит расчеты историков, говорящие о том, что империя Карла Великого могла в ходе одной кампании выставить до 30 000 конных воинов. Примерно столько же имел и Батый, когда зимой 1237 года вторгся на Рязанщину. Но эти 30 000 ратников неизбежно будут наступать широким фронтом, двигаться по нескольким параллельным дорогам — как это сделали монголы после взятия Рязани. Аналогично действуют и русские, когда вторгаются в ходе Ливонской войны 1558–1561 годов в Ливонию: царские полки наступают широким фронтом, по нескольким дорогам, рассылая отряды фуражиров по обе стороны от дороги (правда, стоит отметить, что и численность ратей Ивана Грозного в Ливонии не превышала, как правило, 10–15 тыс. ратных людей). И за счет этого решалась проблема снабжения: наступающие войска опустошали местность на довольно широком фронте, постоянно перемещаясь при этом. — Теперь, если можно, вернемся к уже затронутому сюжету. Как выглядит Куликовская битва в свете всего сказанного?

— Дмитрий Донской строжайше запретил брать у рязанцев что-либо, не желая обострять отношения с Олегом Рязанским (и без того испорченные). Получается, войска должны были тянуть большую часть всего необходимого, а это уже накладывает ограничения на размеры войска (а исходные цифры мы уже приводили выше). А учитывая тот факт, что Донской должен был подвести свои полки к месту встречи с врагом свежими, неизможденными, то получается, что ни о каких насчитывающих многие десятки тысяч воинов, пеших и конных, полках речи и быть не может. Я бы оценил, исходя из логистических проблем, которые нужно было решать московскому князю, численность его войска по верхней планке в семь-восемь тысяч всадников максимум. Скорее же в реальности их было и того меньше.

— А не вызывает ли сомнений в связи с этим общепринятая локализация сражения?

— Нет, при таком раскладе не вызывает сомнений. Такая небольшая армия вполне помещается на том поле, где сражение традиционно локализуют отечественные археологи. А если говорить о стотысячных армиях, как написано в том же «Сказании о Мамаевом побоище», то такую рать в тогдашних условиях ни собрать, ни прокормить, ни доставить в целости и в относительном порядке к месту битвы физически невозможно. Такие огромные армии — атрибуты XVIII–XIX веков и более поздних времен.

— А там археологи что-то находят?

— Да, кое-что находят — единичные находки оружия и фрагментов доспехов. Но это, в общем-то, вполне объяснимо. Сами масштабы были сильно преувеличены позднейшими книжниками, равно как и размеры потерь с обеих сторон. И если полагать, что в той же «Задонщине» приведены списки погибших в сражении воинов, то выходит, что русские потеряли в битве 15–20% ратников (около 1 тыс.). И поскольку в массе своей это были профессиональные воины, военная элита, то, оставаясь некоторое время «на костях», однополчане постарались собрать всех погибших, их оружие и доспехи (стоившие по тем временам целое состояние). Так что если оружие и осталось на поле боя, то принадлежало оно, как правило, тем, кого не нашли, кто пал на периферии схватки и вдали от поля битвы, во время бегства. А это единичные находки, разбросанные на большом пространстве. А с учетом того, что вся территория столетиями перепахивалась (там интенсивный сельскохозяйственный оборот), найти там что-то — это даже нельзя назвать большой удачей, слишком слабые слова. — А как тогда хоронили павших — прямо на месте или везли домой?

— Судя по всему, зависело от конкретных условий и социального статуса погибших. К примеру, в 1361 году на острове Готланд произошла битва между датчанами и местным ополчением. Датчане победили и убитых неприятелей, не снимая с них доспехов, всех побросали в несколько братских могил. Почему? Есть мнение, что на это решение повлияла боязнь чумы, летняя жара и большое число погибших (больше тысячи). В результате раскопки на месте массовых захоронений погибших дали весьма интересный материал, позволяющий судить о доспехах, оружии и характере ранений погибших. В нашем же случае, согласно нарративным источникам, большую часть погибших (а это были все-таки не рядовые воины) доставили в родные места или в Москву, где они и были захоронены.

— То есть останки там если и могут быть найдены, то это будут татары?

— Я думаю, что, скорее всего, да.

— А там была слабозаселенная территория?

— Видимо, да. Археологические раскопки показывают, что в первой половине XIV века регион был негусто, но заселен. Однако с началом ордынской «замятни» местное оседлое земледельческое население рассеялось: частью, как видно, было уничтожено, частью разбежалось.

— Теперь плавно перехожу к вопросу об особенностях именно русской военной логистики Средних веков — раннего Нового времени. Мне дилетантски кажется, что была в допетровское время специальная культура перемещения войск по рекам. Даже когда Петр I шел воевать Азов — там была очень сложная схема: одна судовая рать идет тут, другая там, с выходом на берег, с волоками и так далее. Было ли здесь что-нибудь — какие-то особые технологии?

— Я не думаю, что были какие-то особые русские технологии. Это дело обычное: если можно сплавиться по реке, то это надо делать, тем более что река как коммуникационная магистраль не в пример удобнее, чем сухопутные шляхи, особенно если вниз по течению. Те же викинги — за счет чего они переигрывали англичан и франков? За счет умелого маневрирования по рекам и вдоль морского побережья.

И возвращаясь к вопросам снабжения. Еще раз хотелось бы подчеркнуть: система организации снабжения в Русском государстве постоянно изменялась, развивалась вслед за переменами в военном деле. По мере усиления центральной власти, формирования более или менее постоянно действующей центральной и местной администрации власть берет на себя вопросы, связанные с организацией снабжения войск во все возрастающей степени. И если, предположим, поместной конницы это касалось в меньшей степени — она должна была самообеспечиваться, то технические рода войск (прежде всего артиллерия), те же самые служилые люди по прибору (стрельцы и казаки) получали государево жалование, хлебное, денежное и иное, и в походах командование вынуждено было заниматься их снабжением централизованно, не полагаясь на самообеспечение. Опять же, снабжение артиллерии-наряда, ее доставка к месту сражения, обеспечение стрельцов и казаков свинцом, порохом и фитилем — все это требовало возрастающего внимания в решении возникающих логистических проблем. И из трех названных выше компонентов системы снабжения третий неизбежно будет выходить на первое место. — Что такое нарушение гарантированного снабжения, мы знаем по стрелецкому бунту 1698 года.

— В какой-то степени да. И, само собой, когда возрастает доля технических родов войск — скажем, артиллерии, — все эти заботы по снабжению ложатся на приказный аппарат. Отсюда тенденция роста зависимости снабжения войск от действий центральной власти. Поместная конница будет снабжаться сама по себе: «Приказываю явиться до первого снега на сборный пункт с полугодовым запасом продовольствия»… — Ага, то есть формула «людно, конно и оружно» неполна. «Людно, конно, оружно и хлебно».

— «Людно, конно, оружно, сбройно, припасно»! А вот что касается стрельцов, казаков, пушкарей — в том числе боеприпасов: порох, ядра и прочее, — это все уже решает казна. Она заготавливает подводы, рассылая указы властям, она обеспечивает провиант, гарантирует выдачу пороха, свинца и всего остального. — То есть конница самообеспечивается, а пехота — из казны?

— В известном смысле да. Но, судя по всему, на своей территории казна стремится и этот вопрос взять под свой контроль. В ряде случаев казна берет на себя и обеспечение конницы. В том же Полоцком походе 1563 года без этого не обошлось никак. И в Ливонии — до границы, на своей территории все снабжаются с казенных складов. Дальше, на вражеской территории — уже сами.

— То есть можно сказать, что управление территориями в Русском государстве выросло из этих задач. На местах же тоже не заинтересованы в том, чтобы войска сами брали, что им надо. И вот на этой взаимозаинтересованности и происходит взаимодействие земель и центральной власти.

— И это тоже сыграло свою роль. Война — все-таки дело государево прежде всего, и дело чрезвычайно важное, дело жизни и смерти. — Еще вопрос о специфике русской войны. То, что связано с зимой.

— Зимой удобней воевать. Единственное неудобство — холодно. А в остальном — реки замерзли и превратились в очень удобные коммуникационные линии. Крестьяне зимой сидят по избам и никуда не разбегутся, а если разбегутся — их легко найти по следам. И урожай собран в одном месте, и его уже никуда не спрячешь, не закопаешь. Так что зимой воевать было удобнее, чем летом. Для русских и татар зимние кампании были обычным делом — в отличие от Европы, где зимой в те времена, как правило, войска распускали по домам.

— Спасибо. Ну, и в заключение — вопрос общего плана. В какой степени традиционная историография учитывала эти логистические ограничения?

— Если честно, то мне кажется, никак не учитывала, что, в общем-то, довольно странно, принимая во внимание господство в советское время марксистской научной парадигмы с ее особенным вниманием к материальной стороне исторического процесса. Сказать, что проблема не решаема из-за отсутствия исходных данных — нет, это было бы ошибкой. Поскольку данные такие пусть и в небольшом количестве, но есть. Но, увы, у нас этим никто по существу не занимался. Возможно, потому, что у нас было и сохраняется слишком жесткое деление на военных и гражданских историков. Гражданских эти вопросы волнуют в очень малой степени, а военные предпочитают заниматься «историей битв и сражений», нежели разбираться в этих скучных вопросах давно минувших дней. В общем, хороших современных исследований по вопросам логистики в русском военном деле эпохи Средневековья — раннего Нового времени у нас пока, к сожалению, нет.

Оригинал интервью здесь.

war-only.com

Военная логистика

Автор: hanskluge от 2018-окт-15, посмотрело: 423

Долгосрочная цель по замене количества поставок качеством информации, если она будет достигнута, позволит руководителям и командирам эффективно перераспределять ресурсы. Скорость принятия решений в области логистики будет способствовать устойчивости работы …

Категория:Логистика

Автор: hanskluge от 2018-сен-16, посмотрело: 577

Изучите свою профессию. Это был тот самый совет, который мне давали, когда я собирался пойти на активную работу. На самом деле нужно каждый час подсчитывать, чтобы подготовиться к тому, чтобы получить эту огромную ответственность за то, чтобы стать лидером взвода, когда вам исполнилось 22 или 23 года. Используйте любую возможность, которую вы должны подготовить и узнать о своей профессии …

Категория:Логистика

Автор: hanskluge от 2018-сен-12, посмотрело: 326

Отношения между боевой готовностью и логистическими проблемами – это тема, заслуживающая внимания современных военных. Очевидно, что обширные уроки по управлению и закупкам из сил службы армии и общих правил Somervell’s требуют пересмотра сегодняшними стратегическими лидерами …

Категория:Логистика

Автор: hanskluge от 2018-сен-10, посмотрело: 463

Отношения начинаются с четкого и внимательного языка, реалистичных требований и оценки коммерческих требований, которые влияют на промышленный потенциал. Армия должна упорно работать на всех уровнях, чтобы эффективно взаимодействовать с партнерами по промышленности …

Категория:Логистика

Автор: hanskluge от 2018-сен-08, посмотрело: 308

Быстрота мышления, скорость адаптации, скорость восприятия и понимания изменений в рабочей среде, скорость сборки и, самое главное, − скорость принятия решений будут решающими задачами …

Категория:Логистика

Автор: hanskluge от 2018-авг-23, посмотрело: 415

Стратегия быстро превратилась в приложение к военной логистики, если оно не было так все время, и логистическая деятельность может иметь глубокое значение задолго до того, как «конфликтный континуум» приблизится к своему зениту в вооруженном конфликте. И когда вооруженный конфликт может закончиться, это будет в равной мере борьба за снабжение – защита цепочек поставок, и эффективность логистического процесса, – как победа на поле боя …

Категория:Логистика

Автор: hanskluge от 2018-авг-05, посмотрело: 429

Другими словами, три случая принятия решений требуют от специалистов военной логистики задействовать некоторые из многих противоречий, лежащих в основе их конкретного искусства …

Категория:Логистика

Автор: hanskluge от 2018-июл-12, посмотрело: 252

Как и боевые действия, политика приобретения вооружений – это живой, развивающийся документ. Это утверждение прямо контрастирует с утверждением известного профессора Гарварда J. Ronald Fox, что эффективная реформа приобретения – это Исключительная цель, загадка, ожидающая решения …

Категория:Логистика

Автор: hanskluge от 2018-июл-10, посмотрело: 328

Сосредоточение внимания на правильном сочетании опыта, экспертного мнения и разнообразия мышления, что улучшит управление способностями, что улучшит наши подразделения, повысит готовность и сделает нашу Армию сильнее …

Категория:Логистика

sgs-mil.org


Смотрите также




© 2012 - 2020 "Познавательный портал yznai-ka.ru!". Содержание, карта сайта.