Домой Регистрация
Приветствуем вас, Гость



Форма входа

Население


Вступайте в нашу группу Вконтакте! :)




ПОИСК


Опросник
Используете ли вы афоризмы и цитаты в своей речи?
Проголосовало 514 человек


Свальный грех что это такое


Свальный грех и «растащиха»: как правильно провести ночь на Ивана Купала • Сибдепо

Разумеется, мы предлагаем вашему вниманию не все известные купальские обряды, а только те, что можно без проблем провести в нашем цивилизованном XXI веке. Так что с порога отметаем человеческие жертвоприношения (по некоторым данным, предки-язычники топили красавиц в омуте по случаю праздника). Поиски целебных трав — это скучно, а что касается цветка папоротника — ещё и бессмысленно. А пускать венки по воде — надоевшая «попса». Впрочем, если очень хочется, можно добавить веночек-другой в нашу купальскую программу. Мы составили её так, чтобы она заняла целый вечер, а то и всю ночь. Обряды можно менять местами, чередовать и пропускать — Купала не обидится. В любом случае, такой отдых на берегу/даче/турбазе будет гораздо интереснее привычной рыбалки либо шашлыков с пивом.

Прыжки через костёр

Развлечение в меру опасное, доступное и не требующее особой подготовки. Этот обряд был широко распространён в те далёкие времена, когда на русской земле ещё не было ОМОНа. Но и сейчас, когда представителей власти поблизости нет, многие вспоминают про «очищение огнём». Правда, россияне XXI века скачут над костром просто потому, что это весело, этакий «экстрим-лайт». А вот у предков были причины посерьёзнее: они верили, что чем выше огонь, через который нужно проскочить, тем выше уродятся хлеба. А некоторые даже прогоняли через пламя домашнюю скотину – чтобы была плодовитее. У прыжков через костёр имеется и романтическая функция: хватаете за руку свою девушку – и летите через пламя вместе. Сумели приземлиться, не размыкая рук – ваша любовь становится крепкой, как булатный богатырский меч.

Но не забывайте о простых правилах безопасности. Земля вокруг костра должна быть твёрдой и утоптанной. А на прыгунах не должно быть никаких легковоспламеняющихся тканей. Картины, на которых древнерусские красавицы пролетают над огнём в сарафанах – это не аргумент. Даже голышом будет безопаснее. Но оптимальный вариант — джинсы и плотная обувь.

Расправа над ведьмой

Такую забаву в наше время затеять сложно. В первую очередь, потому что будут проблемы с инвентарём. Вам необходимо деревянное колесо. Как заявила преподаватель кафедры музееведения КемГУКИ Полина Глушкова, в день Ивана Купала в такие колёса превращаются ведьмы (не спрашивайте, зачем они это делают, просто поверьте опыту предков). А с ведьмами нужно бороться огнём. Колесо обкладывают соломой, поджигают, а затем катают по всей округе с помощью длинной палки или багра. А когда запылает уже вовсю, подкатываете колесо к обрыву и отправляете вниз. Если докатилось до воды – ведьма побеждена. Если не докатилось… Докатите, традиция позволяет. Затем можно приступать к водным процедурам.

Правила безопасности всё те же: приложите максимум усилий, чтобы не сгореть вместе с ведьмой. Да, и обрыв нужно выбирать очень тщательно, чтобы горящая ведьма не вкатилась к кому-нибудь во двор.

Изгнание Марины

За Уралом её называли Марена или Морана, но сибиряки почему-то окрестили Мариной. Речь идёт о злой русалке, которая стережёт вас под водой и не даёт начаться купальному сезону.

«Русалку на Купалу изгоняли: сооружали чучело из соломы, называли Мариной, а потом шли чучело топить. Это должно было выпроводить русалку вон из воды. Брали с собой литовки и ножи, и пока шли к реке, стучали ножами по лезвиям литовок, а также пели, плясали, громко кричали – пугали нечисть. А как Марину топили, разрешалось купаться», — разъясняет суть действа Полина Глушкова.

Есть и более фееричный вариант изгнания Марины: поставить её на плот, поджечь и отправить вниз по течению. Будет  очень красиво. А потом все участники бросаются в воду – купаться. Теперь из водоёмов можно не вылезать до самого Ильина дня (2 августа). Минус этого обряда в том, что он самый трудоёмкий: сделать соломенную куклу сложнее, чем кажется. Но зато он и самый приятный, потому что заканчивается массовым купанием в воде. Можно нырять в тёплую июльскую воду и любоваться на пляшущие по поверхности воды огненные блики. А догорающая Марина в это время уплывает всё дальше и дальше по течению, чтобы под утро перепугать какого-нибудь рыбака.

«Растащиха»

А вот это уже экстремальный вариант Купальской ночи. Смысл «растащихи» — в мелких, но обидных пакостях. Не надо забывать, что Купала – это ещё и «чёртова ночь». Молодые парни с удовольствием изображали чертей: дожидались темноты, ходили по деревне и беспредельничали. Ломали заборы, разбирали поленницы, уносили ворота за околицу либо подпирали их жердью и затаскивали сани и телеги на крыши сараев. Но запомните: серьёзного ущерба пакостники не наносили и уж тем более никого не били.

Вам, конечно, виднее, но в XXI веке затевать «растащиху» очень рискованно, так как все её пункты попадают под статью «хулиганство». А в полиции народные традиции совсем не уважают – им подавай закон и порядок. Но если уж сильно хочется соблюсти обрядовость, можно самим заранее подготовить объекты для разрушения.

«Свальный грех»

Вот к этому мы вас точно не призываем. Но всё равно ознакомьтесь. По словам Полины Глушковой, ряд исследователей русской культуры подтверждают, что на Иван Купала в некоторых поселениях практиковали этот варварский обычай. Всё начиналось после прыжков через костёр. Те, кто не расцепил руки, уединялись и «творили любовь».

Это не была оргия в прямом смысле слова. Пары действительно старались уйти подальше от посторонних глаз. Но вся соль в том, что обряд можно было повторять сколько угодно раз, с разными партнёрами. Родители праздничный блуд не осуждали, а беременность считалась за благо. Даже в том случае, если определить отца не было никакой возможности. Всё просто: отец по умолчанию — Купала. А значит — знатная невеста, и жениться на такой — почёт!  Признайтесь, вам стало интересно? Всё таки есть какое-то особое очарование у этих старинных обычаев… Ответственно заявляем: этот обряд студенты КемГУКИ не реконструировали!

Свальный грех

Свальный грех (промискуитет) - блуд, распутство, оргии.

В современном мире всё чаще встречаются «семьи», количество членов которых явно превышает знакомую с детства формулу М+Ж. И речь вовсе не любовных треугольниках, где сомневающийся партнер мечется между супружеской спальней и новыми эмоциями. И даже не о шведских семьях. С недавнего времени всё большую известность приобретают секты, в которых участников призывают ради внутренней свободы и гармонии участвовать в оргиях. Семья - слово не совсем верное для данной ситуации, но довольно точно описывающее отношение самих сектантов. Их сборы, соответственно, мало напоминают клуб по интересам. Хотя бы потому, что у всех действующих лиц уже не получается оттуда выйти... Никогда. Ощущение вседозволенности и свободы, постоянный полет эротической фантазии, периодически поступающее «свежее мясо» крепко затягивают и вернуться к прежней жизни уже не получается. Откуда же это пошло?

Свальный грех на Руси – обряд?

Некоторые находят оправдание в том, что свальный грех на Руси был чем-то естественным и, более того, необходимым в качестве обряда. Но давайте разберемся, достоверна ли эта информация.

Множество источников утверждают, что на Руси люди держали дома деревянный гой (предмет в виде фаллоса). Он являл собой олицетворение детородного органа Ярилы – бога Солнца. Мало того, на Ярилин праздник и в день Ивана Купала гой был обязательным атрибутом определенных обрядов. Так, например, в одном из них парень, изображавший Ярилу, инсценировал оплодотворение Земли. Для этого он выезжал в поле на белом коне, по пояс голый, с черепом в одной руке и деревянным гоем в другой. В земле выкапывали руками ямку, наполняли ее водой и пивом и просили Ярилу оплодотворить («отомкнуть») Землю. Ряженый трижды опускал гой в ямку, после чего ее закапывали.

Один только этот пример говорит о том, что на Руси люди не только не стеснялись своего естества, но и почитали процесс оплодотворения, считая его священным.

В день Ивана Купала девушки присматривали себе суженых. Выбрав понравившегося парня, девушка хлопала его по плечу и убегала. После того, как юноша догонял ее, молодые шли за руки к костру и вместе прыгали через него. Если руки не разжимались, значит пара состоялась. В эту же ночь пары расходились, купались в озере и «творили любовь». Считалось, что дети, зачатые в ночь Ивана Купала, будут наделены здоровьем. Мать могла даже отругать девушку, если та осталась без пары в этот праздник.

Но из всего вышесказанного очевидно, что свальный грех в ночь Ивана Купала - скорее миф, нежели реальный факт. Несмотря на видимую свободу нравов, эти пары чаще всего жили долго и, конечно, как получится, но вместе. То есть, выражение «творить любовь» стоит воспринимать в буквальном смысле, не отождествляя его с банальным совокуплением. Если девушка по какой-то причине оставалась одна с ребенком, то она была намного предпочтительней свободных подруг, потому что была плодовитой и имела больше шансов родить здоровое потомство.

Этот праздник и по сей день считается одним из самых сексуальных, но, тем не менее, распространенное убеждение в том, что свальный грех на Руси вообще существовал, так и не доказан ни одним достоверным источником.

Свальный грех в наше время

В наши дни свальный секс вызывает разные эмоции. И если для кого-то это единовременное любопытство, то есть и те, для которых это становится образом жизни. В сектах, так славно вещающих о внутренней свободе и гармонии, есть как своя правда, так и изрядная доля лжи. Вполне возможно, что свальный секс действительно дает определенную гармонию: человека не преследуют навязчивые желания, которые не имеют выхода и в результате могут выплеснуться в совершенно неожиданной форме, происходит избавление от ревности, чувства собственничества и любовной зависимости. Но, в то же время, происходит подмена, в которой одна зависимость переходит в другую. К тому же, неизвестно, чем обернутся подобные вакханалии.

В любви людям свойственно томление, мечта, тайна. А какая может быть тайна, если в жизни уже всё настолько доступно и перепробовано? В лучшем случае, вас может перестать интересовать половой акт в целом. В худшем, появятся новые фантазии, которые уже могут повлечь за собой такие расстройства психики, как маниакальность и, соответственно, повлияют на жизнь совершенно не причастных к вам людей.

Свою судьбу каждый строит сам. Но стоит задуматься, а нужно ли, чтобы всё в этом мире было доступно? И не потому ли мечта так вдохновляет на подвиги, что она в какой-то мере недостижима?

Статьи по теме:

Свадебные обряды древней Руси частично дошли до наших времен, а некоторые из них видоизменились. Мы расскажем о самых известных древнерусских обрядах, часть которых не утратила своей актуальности и сегодня.

Славянские обряды всегда богаты на эмоции, потому что сопровождаются различными представлениями и магическими действами. Мы расскажем о тех ритуалах, которые дошли до наших времен.

Русский народ издревле славился своими яркими, наполненными эмоциями обрядами, которые дошли и к нам. Мы расскажем о самых популярных из них и о природе их возникновения.

Практически каждая свадьба сопровождается обрядами, которые пришли к нам еще с незапамятных времен. В этой статье мы расскажем о самых популярных, ярких и интересных обрядах и на сегодняшних свадьбах.

«Свальный грех»: какие русские секты это практиковали

В наше время количество сект, практикующих сексуальные оргии, стремится к бесконечности. А как с этим обстояло дело в России? Давайте обратимся к истории.

Язычники

По некоторым источникам, в языческие времена наши предки проводили обряды, носящие сексуальный характер. Так, древние славяне хранили дома деревянный гой (фаллос), символизировавший детородный орган бога Солнца Ярилы. Но самое интересное происходило на праздник Ивана Купалы. Девушка и парень, взявшись за руки, прыгали через костер… После этого пара шла купаться на озеро и прямо в воде «творила любовь». Либо молодые отправлялись в лес искать цветок папоротника… На самом деле это был только предлог, чтобы предаться плотским утехам. Кстати, существовало поверье, что дети, зачатые в ночь на Ивана Купалу, вырастут крепкими и здоровыми.

Некоторые исследователи считают, что у язычников имели место и групповые половые связи. Похоже, что именно из языческих времен пришел обряд под названием «гаски». Его описание дает итальянский путешественник Рокколини. Молодежь собирается в одном из домов на посиделки. После песен и плясок задувают лучину и предаются любовным утехам вслепую, с тем, кто подвернулся под руку…

Возможно, подобные ритуалы являются отголосками культа плодородия, характерного для славянских верований. Так или иначе, язычество на Руси долго являлось религией, «параллельной» православию, а секты языческого толка существуют и по сей день.

Капитоновцы

Их считают первой русской старообрядческой сектой. Капитоновцы признавали своим основателем инока Капитона Даниловского — одного из так называемых «лесных старцев», предсказывавшего скорый приход Антихриста и боровшегося с церковными реформами патриарха Никона.

Секта возникла в 30-е годы XVII века сначала на территории Вологодского, Костромского, Ярославского и Владимирского уездов. К 70-м годам столетия она уже охватывала всю Центральную Россию.

После того как старец Капитон в 1666 году погиб при неизвестных обстоятельствах, учение капитоновцев стало разветвляться и трансформироваться, сливаться с другими раскольническими учениями.

Митрополит Димитрий Ростовский утверждал, что раскольники соблазняли и губили «жен, дев и отрочат»: завлекали их «на пустые места», «оскверняху их блудом» и так «сугубою смертию погубляху прельщенных, душу и тело убивающе: душу грехом, тело же огнем». «Извет» (донос) от 1672 года рассказывает, что капитоновцы собирались в избах большими группами по 10-40 человек и служили обедню. «А по вечерам, как огонь погасят, творят блуд. А про тот блуд разговаривают: хто де блуд и сотворит и в том греха нет».

Хлысты

Секта хлыстов возникла в середине XVII столетия в среде православного крестьянства. Члены секты называли себя «людьми божьими» или «христововерами». Появившееся несколько позднее название «хлысты» произошло, по одной из версий, от практикуемого в секте обряда самобичевания, по другой это было видоизмененное «христы».

Основателем секты считается крестьянин Костромской губернии Данила Филиппович (Филиппов). По преданию, в 1645 году в его плоть вселился сам господь Саваоф, дав людям 12 новых заповедей.

Общины хлыстов назывались «кораблями». Во главе каждого «корабля» стоял «кормщик», которого называли также «Христом». При нем состояла и «кормщица», которую звали «Богородицей», «матушкой» или «пророчицей».

Хлысты верили: Бог может воплощаться в человеке бесчисленное количество раз. Воплотиться он может только в тех людях, которые ведут аскетический образ жизни. Поэтому хлыстами проповедовалось пищевое и половое воздержание.

Свои богослужения («радения») хлысты проводили по ночам. Во время радений они занимались самобичеванием, например, хлестали себя по телу жгутами и прутьями, а также кружились на одном месте, что доводило их до состояния экстаза.

Хлысты отвергали церковный брак и семейные отношения, зато у них был термин «духовное сожительство», который трактовался очень широко. Плотское возбуждение, которое охватывало сектантов в процессе радений, трактовали как «сошествие духа Святого». Поэтому неудивительно, что «радения» часто переходили в настоящие оргии.

Если в результате этих оргий на свет появлялись дети, то считалось, что они рождены «от Бога», а мать такого ребенка объявляли «богородицей». Считалось, что такой ребенок станет «христом» и «пророком».

В организации секты хлыстовского толка в свое время обвинялся Григорий Распутин. Он говорил своим «прихожанам», что, лишь познав грех, верующий может очиститься от него. По свидетельствам, мужчины и женщины – «братья и сестры» — вместе мылись в бане, а потом совокуплялись тут же на скамьях, восхваляя Бога за даруемые телесные утехи… Видимо, тогда и возникло прозвище «Распутин», которое затем стало фамилией «старца».

Федосеевцы

Эта секта старообрядческого толка была организована в 90-х годах XVII века новгородским беспоповцем Феодосием Васильевым. Федосеевцы проповедовали строгий аскетизм и соблюдение обета безбрачия, но при этом утверждали, что «… разврат, несомненно, лучше брака вне церкви, не согрешишь – не покаешься, не покаешься – не спасешься». Если же в результате совокупления у кого-то из адептов секты рождался ребенок, его изгоняли из общины.

Раскол, разврат и свальный грех. В чём обвиняли духовных «диссидентов» в России

Неза­ви­си­мые от офици­аль­ной церкви рели­ги­оз­ные движе­ния в Россий­ской импе­рии могли стано­виться объек­том для слухов и пропа­ганды, их обви­няли во многих грехах, в том числе «блуд­ного», сексу­аль­ного харак­тера. Как возникла проблема узако­ни­ва­ния брач­ных отно­ше­ний в среде расколь­ни­ков и оправ­даны ли каверз­ные наветы на их мораль­ный облик, прояс­няет обсто­я­тель­ная статья Евге­ния Белич­кова, нашего специ­а­ли­ста по рели­ги­оз­ному вопросу в доре­во­лю­ци­он­ной России.

В каче­стве иллю­стра­ций мы подо­брали уникаль­ные снимки Максима Дмит­ри­ева, доре­во­лю­ци­он­ного фото­графа, запе­чат­лев­шего на рубеже XIX–XX веков старо­об­ряд­че­ские и едино­вер­че­ские общины Ниже­го­род­ской губер­нии.

Типы старо­об­ряд­цев. Шарпан­ский скит в Семё­нов­ском уезде

Вопрос о сексу­аль­ных «изли­ше­ствах» и деви­а­циях всегда был темой, остро будо­ра­жа­щей обще­ствен­ное созна­ние (как в период табу­и­за­ции секса, так и после сексу­аль­ной рево­лю­ции 60-х — 70-х годов ХХ века). Вопросы и дискурсы, связан­ные с сексу­аль­но­стью и сексом, как правило, несут в себе заряд опре­де­лён­ного внут­рен­него напря­же­ния. Это напря­же­ние возни­кает, по боль­шому счёту, по двум причи­нам.

Во-первых, такие вопросы имеют то или иное отно­ше­ние к прак­ти­кам вмеша­тель­ства в чью-то личную интим­ную жизнь. Во-вторых, сексу­аль­ность зани­мает особое место в нашей куль­туре и до сих пор несёт на себе печать неко­то­рой табу­и­ро­ван­но­сти. Послед­няя не только порож­дает опре­де­лён­ный пури­та­низм, но и вызы­вает в обще­стве синдром «слад­кого запрет­ного плода». Все эти обсто­я­тель­ства оказы­вают влия­ние на возмож­ность или невоз­мож­ность прого­ва­ри­ва­ния тем, так или иначе связан­ных с сексу­аль­ной жизнью. В резуль­тате как поста­новка, так и широ­кое осве­ще­ние подоб­ных непро­стых проблем зача­стую придают им отте­нок «скан­даль­но­сти», дела­ю­щей их, в свою очередь, ещё более острыми и напря­жён­ными.

В насто­я­щее время сексу­аль­ность призна­ется одной из важней­ших сфер жизни чело­века. Тем не менее, щепе­тиль­ное отно­ше­ние к сексу и к сопря­жён­ным с ним прак­ти­кам, стрем­ле­ние норми­ро­вать их в целях соблю­де­ния безопас­но­сти и повы­ше­ния ответ­ствен­но­сти — примета далеко не только новей­шего времени. Пожа­луй, во все времена к этой обла­сти отно­си­лись со всей серьёз­но­стью. В период идей­ного и поли­ти­че­ского доми­ни­ро­ва­ния христи­ан­ства в евро­пей­ской куль­туре (кото­рый прихо­дился, в основ­ном, на Сред­ние века и раннее Новое время) соци­ально-норми­ру­ю­щее отно­ше­ние к сексу и сексу­аль­но­сти регла­мен­ти­ро­ва­лось прежде всего библей­скими текстами, осуж­дав­шими как грехи блуд (сексу­аль­ные отно­ше­ния вне брака) и прелю­бо­де­я­ние (сексу­аль­ная связь чело­века, состо­я­щего в браке, с кем-то помимо собствен­ного закон­ного супруга или супруги).

Съезд старо­об­ряд­цев в Нижнем Новго­роде

На Руси, как и на Западе, эти грехи счита­лись одними из наибо­лее серьёз­ных и «скан­даль­ных». Правиль­ной (норма­тив­ной) сексу­аль­но­стью счита­лась (и до сих пор счита­ется в христи­ан­стве) только та, что имела место внутри супру­же­ских отно­ше­ний (брач­ное ложе, по апостолу Павлу, «нескверно»). Тем не менее, даже в этом случае на сексу­аль­ную жизнь супру­гов накла­ды­ва­лись опре­де­лён­ные норми­ру­ю­щие огра­ни­че­ния, связан­ные с требо­ва­ни­ями аске­ти­че­ской умерен­но­сти.

Подоб­ное отно­ше­ние к сфере сексу­аль­но­сти, созда­вая извест­ное напря­же­ние в отно­ше­ниях между полами, пере­шло из эпохи Сред­не­ве­ко­вья и в импер­скую Россию. Поэтому совер­шенно неуди­ви­тельно, что одним из самых часто повто­ря­ю­щихся обви­не­ний в адрес расколь­ни­ков и сектан­тов со стороны сино­даль­ных мисси­о­не­ров и учёных была попытка уличить этих «дисси­ден­тов» в поло­вом «разврате».

Нам стоит помнить о том, что сторон­ни­кам нико­ни­ан­ского право­сла­вия необ­хо­димо было предъ­явить обще­ству как можно больше мате­ри­а­лов, компро­ме­ти­ру­ю­щих пред­ста­ви­те­лей старо­об­ряд­че­ских согла­сий и сект. В рамках христи­ан­ского дискурса импер­ской России это озна­чало необ­хо­ди­мость поиска как можно боль­шего перечня «грехов», в кото­рые «впадали» «отпав­шие от Право­сла­вия». Именно пребы­ва­нием «во грехах», с рели­ги­оз­ной (нико­ни­ан­ской) точки зрения, члены «дисси­дент­ских» общин неми­ну­емо дискре­ди­ти­ро­вали себя и своё учение.

Чем больше «грехов» было обна­ру­жено, тем очевид­нее для всех, по мнению нико­ниан, должна была стать «гибель­ность» старо­об­ряд­че­ских и сектант­ских учений. Из этого, по замыслу сино­даль­ных авто­ров, логично следо­вало призна­ние невоз­мож­но­сти посмерт­ного спасе­ния нигде, кроме господ­ству­ю­щей церкви. В усло­виях посто­ян­ной борьбы за паству, кото­рая велась с духов­ной «оппо­зи­цией», заин­те­ре­со­ван­ность сино­даль­ных учёных и мисси­о­не­ров в форми­ро­ва­нии отри­ца­тель­ного образа своих оппо­нен­тов была очевид­ной. Это, в свою очередь, зача­стую вело к распро­стра­не­нию со стороны нико­ниан ложной, недо­сто­вер­ной инфор­ма­ции об учении и пред­ста­ви­те­лях согла­сий и сект. Особенно ярко конфликт нарра­тива и реаль­но­сти высту­пает в осве­ще­нии вопро­сов, каса­ю­щихся «дисси­дент­ской» сексу­аль­но­сти.

Скит­ницы семё­нов­ских лесов

Вопрос о возмож­но­сти легаль­ного, с рели­ги­оз­ной точки зрения, союза мужчин и женщин встал перед старо­об­ряд­цами прак­ти­че­ски сразу же после начала Раскола, то есть уже в XVII веке. Как уже было сказано, для христи­а­нина един­ствен­ной прием­ле­мой формой такого союза явля­ется брак. Браки же в позд­не­сред­не­ве­ко­вой России могли оформ­лять на закон­ных осно­ва­ниях лишь священ­ники, совер­шая над жени­хом и неве­стой церков­ное Таин­ство венча­ния. Без венча­ния брак был невоз­мо­жен, но старо­об­рядцы отвергли закон­ность нико­ни­ан­ского священ­ства, в резуль­тате чего они оста­лись без кано­ни­че­ского инстру­мен­та­рия для заклю­че­ния брач­ных союзов.

Если поповцы (то есть старо­веры, призна­ю­щие возмож­ность священ­ства) всё же могли в опре­де­лён­ных случаях прибе­гать к услу­гам клири­ков, то беспо­повцы, цели­ком отверг­нув­шие возмож­ность священ­ни­че­ского служе­ния, оказа­лись вплот­ную постав­лены перед необ­хо­ди­мо­стью признать или отверг­нуть сам брак как тако­вой. Оба вари­анта реше­ния этой проблемы должны были быть весьма болез­нен­ными для право­слав­ного созна­ния. Отвер­же­ние брака неиз­бежно вело к факти­че­скому призна­нию допу­сти­мо­сти «блуд­ного сожи­тия», но его приня­тие порож­дало не мень­шие проти­во­ре­чия веро­учи­тель­ного и кано­ни­че­ского харак­тера.

Вопрос о блуде и «закон­но­сти» невен­чан­ных союзов пред­став­лял собой пред­мет посто­ян­ной и напря­жен­ной рефлек­сии для беспо­пов­цев. Как отме­чал иссле­до­ва­тель старо­об­ряд­че­ства А.И. Маль­цев, внутри двух влия­тель­ных беспо­пов­ских толков, помор­ского и федо­се­ев­ского, перво­на­чально побе­дила тенден­ция прин­ци­пи­аль­ного отвер­же­ния брака. Ради­калы конца XVII века требо­вали от своих привер­жен­цев «полного цело­муд­рия, призна­ния грехов­но­сти рожде­ния детей и пороч­но­сти всего мира». Правда, в даль­ней­шем отно­ше­ние многих беспо­пов­ских согла­сий к брач­ным союзам коррек­ти­ро­ва­лось в сторону более либе­раль­ного подхода к этому вопросу.

Группа старо­об­ряд­цев в деревне Кузне­цово Семё­нов­ского уезда

Вопрос о возмож­но­сти брака стоял настолько остро, что во второй трети XVIII века помо­рец Выша­тин отпра­вился в Пале­стину в поис­ках внени­ко­ни­ан­ской право­слав­ной хиро­то­нии (то есть руко­по­ло­же­ния в священ­ники). Если бы он достиг своей цели, то смог бы дать начало новой священ­ни­че­ской иерар­хии и тем самым решить проблему кано­нич­но­сти венча­ния. Весь русский нико­ни­ан­ский клир, по старо­об­ряд­че­ским пред­став­ле­ниям, нахо­дился вне истин­ной Церкви, а собствен­ного беспо­повцы иметь не могли. Дело в том, что, согласно христи­ан­ским пред­став­ле­ниям, закон­ный, кано­нич­ный священ­ник обяза­тельно должен быть руко­по­ло­жен другим священ­ни­ком истин­ной Церкви. Только так можно полу­чить дар благо­дати, пере­да­ю­щийся от клирика к клирику и веду­щий начало от самих апосто­лов (прин­цип апостоль­ского преем­ства). Но «правиль­ных» священ­ни­ков, согласно пред­став­ле­ниям беспо­пов­цев, в России не оста­лось.

Внезап­ная смерть не позво­лила Выша­тину завер­шить нача­тое. В итоге беспо­повцы вынуж­дены были пойти другим путём. Им пришлось посте­пенно смяг­чать своё отно­ше­ние к членам своих общин, желав­шим нахо­диться в брач­ном союзе или в каком-то его подо­бии.

Проблема брака, бывшая посто­ян­ным источ­ни­ком внут­рен­него напря­же­ния для беспо­пов­цев, не могла ускольз­нуть от внима­ния аполо­ге­тов нико­ни­ан­ской, господ­ству­ю­щей церкви. Опира­ясь на факт нали­чия невен­чан­ных союзов в беспо­пов­ской среде, обли­чи­тели неиз­бежно квали­фи­ци­ро­вали их как признаки распро­стра­не­ния «разврата» среди старо­об­ряд­цев. Для того, чтобы полу­чить подоб­ное обви­не­ние в свой адрес, беспо­пов­цам вовсе не обяза­тельно нужно было преда­ваться реаль­ным «сексу­аль­ным изли­ше­ствам». Любое невен­чан­ное сожи­тель­ство, с точки зрения христи­ан­ской веры, явля­ется блудом, каким бы морально стро­гим и умерен­ным оно бы ни было на прак­тике. В этом отно­ше­нии пози­ция сино­даль­ных авто­ров-обли­чи­те­лей (таких, напри­мер, как исто­рик П.С. Смир­нов) была кано­ни­че­ски безупречна.

Типы старо­об­ряд­цев Семё­нов­ского уезда

К примеру, С.С. Шашков, как и другие сино­даль­ные авторы, в своей книге «Исто­рия русской женщины» (второе изда­ние вышло в Санкт-Петер­бурге в 1879 году) выво­дит нрав­ствен­ное паде­ние духов­ной «оппо­зи­ции» из её же перво­на­чаль­ного стро­гого аске­тизма. Если, по мнению «дисси­ден­тов», истин­ных священ­ни­ков больше нет, то брак невоз­мо­жен, а любая попытка его имити­ро­вать будет являться преступ­ле­нием чело­ве­че­ской похоти. Согласно Шашкову, реак­цией реаль­ных людей на этот ради­каль­ный аске­тизм стало изме­не­ние отно­ше­ния к внебрач­ному «разврату» с минуса на плюс; он был объяв­лен «любо­вью Христо­вою». При этом, по утвер­жде­нию автора, зача­стую сам брак отри­цался: к примеру, согласно Шашкову, бегуны считали брак «состо­я­нием беспре­рыв­ного блуда», в то время как реаль­ный внебрач­ный блуд ими не осуж­дался и вообще не считался грехом.

Очевидно, что Шашков довольно сильно сгущает краски. Как отме­чает совре­мен­ный иссле­до­ва­тель Алек­сандр Эткинд, беспо­повцы и сектанты-хлысты, отри­цая брак, действи­тельно «санк­ци­о­ни­ро­вали альтер­на­тив­ные струк­туры сожи­тель­ства: „духов­ный брак“, „посест­рие“, „сухая любовь“ и пр.», но на эти соци­аль­ные струк­туры «возла­га­лись, как правило, одни только несек­су­аль­ные функ­ции брака». Другими словами, такие союзы должны были прин­ци­пи­ально исклю­чать «плот­ское сноше­ние» между «супру­гами». При этом другие формы телес­ных взаи­мо­от­но­ше­ний (как, напри­мер, поце­луи) вполне могли допус­каться для такой пары.

Рели­ги­оз­ные «дисси­денты» подвер­га­лись обви­не­ниям и в более серьёз­ных деви­а­циях, в «ското­по­до­бии» их поло­вой жизни. Тот же Шашков утвер­ждал, что среди неко­то­рых беспо­пов­цев якобы «возникло право отцов­щины, по кото­рому отец поль­зу­ется невин­но­стью своей дочери». О подоб­ном пове­де­нии неко­то­рых отцов, описы­вая круп­ную общину хлыстов-«богомолов» в 1880-х годах, упоми­нал и народ­ник Виктор Дани­лов: «„Я поса­дил древо, я первый и поль­зу­юсь плодами“, — оправ­ды­вали они живот­ную похоть свою». Впро­чем, согласно Дани­лову, прак­тика сожи­тия с дочерьми встре­ча­лась не повсе­местно, а лишь у «отдель­ных лиц».

Оленев­ский скит. Устав­щицы

Одно из обви­не­ний против рели­ги­оз­ных дисси­ден­тов каса­лось так назы­ва­е­мого «сваль­ного греха» (то есть груп­по­вых оргий), кото­рый, согласно сино­даль­ным авто­рам, нередко прак­ти­ко­вался в общи­нах духов­ных «дисси­ден­тов». Извест­ный церков­ный автор второй поло­вины XIX — первой поло­вины ХХ века С.В. Булга­ков в своём «Спра­воч­нике по ересям, сектам и раско­лам» припи­сы­вает совер­ше­ние «сваль­ного греха» сразу несколь­ким сектант­ским толкам, среди кото­рых фигу­ри­ро­вали прыгуны, хлысты и шало­путы.

Вопрос о том, насколько досто­верны сведе­ния сино­даль­ных авто­ров о «сваль­ном грехе» в духовно-«диссидентской» среде, явля­ется дискус­си­он­ным. Учиты­вая очевид­ную заин­те­ре­со­ван­ность сино­даль­ных авто­ров в демо­ни­за­ции образа своих против­ни­ков, нам следует с боль­шой осто­рож­но­стью отно­ситься к их свиде­тель­ствам о поло­вых «мерзо­стях» в беспо­пов­ских общи­нах. К примеру, извест­ный специ­а­лист по русскому сектант­ству Алек­сандр Панченко считает имею­щу­юся у нас инфор­ма­цию об оргиях формой «чёрной легенды» (навета).

В част­но­сти, он акцен­ти­рует внима­ние на том, что одни из первых свиде­тельств о «сваль­ном грехе» среди хлыстов пред­став­ляют собой призна­ния подслед­ствен­ных, полу­чен­ные под пытками. Речь идёт о судеб­ных процес­сах против хлыстов первой поло­вины XVIII века, во время кото­рых, по мнению Панченко, след­ствен­ная комис­сия созна­тельно навя­зы­вала аресто­ван­ным версию обви­не­ния (см. его моно­гра­фию «Христов­щина и скоп­че­ство»). К этому выводу учёный пришел, анали­зи­руя прото­колы допро­сов.

Алек­сандр Эткинд, описы­вая экста­ти­че­ские молит­вен­ные собра­ния («раде­ния») хлыстов, также упоми­нает о том, что в импер­ской России было распро­стра­нено пред­став­ле­ние о риту­ально-груп­по­вых сексу­аль­ных прак­ти­ках, кото­рыми «раде­ния» завер­ша­лись. Эткинд осто­рожно заяв­ляет, что степень досто­вер­но­сти подоб­ной инфор­ма­ции ещё подле­жит проверке, но прин­ци­пи­ально не исклю­чает возмож­но­сти реаль­ного суще­ство­ва­ния орги­а­сти­че­ских прак­тик в сектант­ской среде: «Скорее всего, такого рода край­но­сти могли быть свой­ственны одним общи­нам и осуж­даться другими». Иссле­до­ва­тель более скло­нен согла­ситься с реаль­ным нали­чием «сваль­ного греха» в сектант­ских объеди­не­ниях: «Мы снова и снова встре­ча­емся с подоб­ными свиде­тель­ствами, причём даже в друже­ствен­ных источ­ни­ках».

Типы старо­об­ря­док-помо­рок

Кроме того, как отме­чает тот же Панченко, «неко­то­рые совре­мен­ные иссле­до­ва­тели пола­гают, что сваль­ный грех действи­тельно был более или менее посто­ян­ным компо­нен­том святоч­ных собра­ний крестьян­ской моло­дёжи». В част­но­сти, подоб­ную точку зрения на осно­ва­нии этно­гра­фи­че­ского мате­ри­ала отста­и­вает Юрий Семё­нов. В XIX веке её придер­жи­вался уже упоми­нав­шийся Шашков, считав­ший, что груп­по­вые орги­а­сти­че­ские прак­тики были распро­стра­нены как среди «расколь­ни­чьих общин», так и в «среде право­слав­ного просто­на­ро­дья» (при этом речь шла о совре­мен­ных автору тенден­циях).

Если такая пози­ция отра­жает реаль­ное поло­же­ние вещей, то тогда можно гово­рить о том, что «разврат» мог быть не просто уникаль­ным фено­ме­ном, возмож­ным лишь в специ­фи­че­ских усло­виях быта общин «дисси­ден­тов». Напро­тив, это может озна­чать, что сексу­аль­ные деви­а­ции (по край­ней мере, счита­ю­щи­еся тако­выми в рамках норма­тивно-доктри­наль­ного рели­ги­оз­ного право­слав­ного миро­воз­зре­ния) в прин­ципе были харак­терны для крестьян­ской повсе­днев­но­сти импер­ского времени. Тем не менее, стоит отме­тить, что идея об извест­ной свободе крестьян­ских межпо­ло­вых отно­ше­ний до сих пор вызы­вает дискус­сии в науч­ном сооб­ще­стве и не прини­ма­ется многими солид­ными иссле­до­ва­те­лями.

Читайте также другую статью автора «Риту­аль­ное „изувер­ство“: крова­вый навет на старо­об­ряд­цев и сектан­тов».

Источ­ник фото­гра­фий — портал «Анти-Раскол».

Поделиться

Кошмарные обычаи на Древней Руси

Современному человеку обычаи древних славян могут показаться просто какой-то жуткой фантастикой. А ведь это было на самом деле. От этих древних обычаев здорово становится не по себе. А за некоторые сегодня можно было бы легко получить уголовный срок.

Мы собрали семь самых странных обрядов наших предков. Особенно доставалось женщинам и детям.

Снохачество

“Свекор”. В. Маковский

Этим нейтральным словом называли половую связь между свекром и снохой. Не то, чтобы это одобрялось, но считалось совсем небольшим грехом. Часто отцы женили своих сыновей в 12-13 лет на девушках 16-17 лет. А пока ребята догоняли в развитии своих молодых жен, батя отрабатывал за них супружескую повинность. Совсем беспроигрышным вариантом было отправить сына на заработки на полгода или еще лучше в армию лет на двадцать. Тогда сноха, оставаясь в семье мужа, практически не имела шансов отказать свекру. Если же сопротивлялась, то выполняла самую тяжелую и грязную работу и мирилась с постоянными придирками «старшака» (так называли главу семейства). Сейчас со старшаком разговаривали бы правоохранительные органы, а тогда жаловаться было некуда.

Свальный грех

“Цветение папоротника”. О. Гуренков

Сейчас такое можно увидеть только в специальных кинофильмах, преимущественно немецкого производства. А раньше этим занимались в русских деревнях на Ивана Купалу. Этот праздник совместил в себе языческие и христианские традиции. Так вот, после танцев у костра пары шли искать цветки папоротника в лесу. Чтобы вы понимали, папоротник не цветет, он размножается спорами. Это только повод для молодежи, чтобы уйти в лес и предаться плотским утехам. Причем такие связи ни к чему не обязывали ни парней, ни девушек.

Гаски

Б. Ольшанский “Терем царевны Зимы”

Этот обычай, который тоже можно назвать свальным грехом, описывает итальянский путешественник Рокколини. Вся молодежь деревни собиралась в большом доме. Пели и плясали при свете лучины. А когда лучина гасла, предавались любовным утехам вслепую с тем, кто оказался рядом. Затем лучину зажигали, и веселье с плясками продолжалось снова. И так до рассвета. В ту ночь, когда на «Гаски» попал Рокколини, лучина гасла и зажигалась раз пять. Участвовал ли сам путешественник в русском народном обряде, история умалчивает.

Перепекание

Этот обряд не имеет отношения к сексу, можете расслабиться. Недоношенного или слабого ребенка принято было «перепекать» в печи. Не в шашлык, конечно, а скорее в хлеб. Считалось, что если малыш не “сготовился” в утробе матери, то надо его перепечь самостоятельно. Сил, чтобы набрался, окреп. Младенца заворачивали в специальное ржаное тесто, приготовленное на воде. Оставляли только ноздри, чтобы дышать. Привязывали к хлебной лопате и, приговаривая секретные слова, отправляли в печь на какое-то время. Конечно, печь была не горячая, а теплая. Подавать к столу ребенка никто не собирался. Таким обрядом старались сжечь болезни. Помогало ли это, история умалчивает.

Пугание беременных

Л. Плахов. “Отдых на сенокосе”

К родам наши предки относились с особым трепетом. Считалось, что этот момент ребенок переходит из мира мертвых в мир живых. Сам процесс и так нелегкий для женщины, а бабки-повитухи старались сделать его совсем уж невыносимым. Специально обученная бабка пристраивалась между ног роженицы и уговаривала тазовые кости раздвинуться. Если это не помогало, то будущую маму начинали пугать, греметь кастрюлями, могли жахнуть около нее из ружья. Еще очень любили вызывать рвоту у роженицы. Считалось, что когда ее рвет, ребенок идет охотнее. Для этого в рот пихали ее же косу или засовывали пальцы.

Солонование

Этот дикий обряд применяли не только в некоторых районах Руси, но и во Франции, Армении и других странах. Считалось, что новорожденному малышу надо подпитаться силой от соли. Это, видимо, была альтернатива перепеканию. Ребенка обмазывали мелкой солью, включая уши и глаза. Наверное, чтобы хорошо слышал и видел после этого. Потом заворачивали в тряпки и держали так пару часов, не обращая внимания на нечеловеческие крики. Те, кто был побогаче буквально закапывали ребенка в соль. Описываются случаи, когда после такой оздоровительной процедуры с малыша слезала вся кожа. Но это ничего, зато потом здоровенький будет.

Обряд мертвеца

В. Корольков. “Брачный обряд”

Этот страшный обряд – не что иное как свадьба. Те наряды невесты, которые мы сейчас считаем торжественными, наши предки называли погребальными. Белое одеяние, фата, которой прикрывали лицо мертвеца, чтобы он случайно не открыл глаза и не посмотрел на кого-то из живых. Весь обряд женитьбы воспринимался как новое рождение девушки. А для того, чтобы родиться, надо сначала умереть. На голову молодой надевали белый куколь (головной убор как у монашек). В нем обычно и хоронили. Оттуда же идет обычай оплакивать невесту, который до сих пор практикуется в некоторых деревнях в глубинке. Но сейчас плачут, что девчонка из дома уходит, а раньше рыдали по поводу ее “смерти”. Обряд выкупа тоже не просто так возник. Этим самым жених старается найти невесту в мире мертвых и вывести на белый свет. Подружки невесты в этом случае воспринимались как стражи загробного мира. Поэтому, если вас вдруг пригласят торговаться с женихом на заплеванной лестнице в подъезде, помните, откуда идет эта традиция и не соглашайтесь))

«Свальный грех»: какие русские секты практиковали это

В наше время количество сект, практикующих сексуальные оргии, стремится к бесконечности. А как с этим обстояло дело в России? Давайте обратимся к истории.

Язычники

По некоторым источникам, в языческие времена наши предки проводили обряды, носящие сексуальный характер. Так, древние славяне хранили дома деревянный гой (фаллос), символизировавший детородный орган бога Солнца Ярилы. Но самое интересное происходило на праздник Ивана Купалы. Девушка и парень, взявшись за руки, прыгали через костер… После этого пара шла купаться на озеро и прямо в воде «творила любовь». Либо молодые отправлялись в лес искать цветок папоротника… На самом деле это был только предлог, чтобы предаться плотским утехам. Кстати, существовало поверье, что дети, зачатые в ночь на Ивана Купалу, вырастут крепкими и здоровыми.

Некоторые исследователи считают, что у язычников имели место и групповые половые связи. Похоже, что именно из языческих времен пришел обряд под названием «гаски». Его описание дает итальянский путешественник Рокколини. Молодежь собирается в одном из домов на посиделки. После песен и плясок задувают лучину и предаются любовным утехам вслепую, с тем, кто подвернулся под руку…

Возможно, подобные ритуалы являются отголосками культа плодородия, характерного для славянских верований. Так или иначе, язычество на Руси долго являлось религией, «параллельной» православию, а секты языческого толка существуют и по сей день.

Капитоновцы

Их считают первой русской старообрядческой сектой. Капитоновцы признавали своим основателем инока Капитона Даниловского — одного из так называемых «лесных старцев», предсказывавшего скорый приход Антихриста и боровшегося с церковными реформами патриарха Никона.

Секта возникла в 30-е годы XVII века сначала на территории Вологодского, Костромского, Ярославского и Владимирского уездов. К 70-м годам столетия она уже охватывала всю Центральную Россию.

После того как старец Капитон в 1666 году погиб при неизвестных обстоятельствах, учение капитоновцев стало разветвляться и трансформироваться, сливаться с другими раскольническими учениями.

Митрополит Димитрий Ростовский утверждал, что раскольники соблазняли и губили «жен, дев и отрочат»: завлекали их «на пустые места», «оскверняху их блудом» и так «сугубою смертию погубляху прельщенных, душу и тело убивающе: душу грехом, тело же огнем». «Извет» (донос) от 1672 года рассказывает, что капитоновцы собирались в избах большими группами по 10-40 человек и служили обедню. «А по вечерам, как огонь погасят, творят блуд. А про тот блуд разговаривают: хто де блуд и сотворит и в том греха нет».

Хлысты

Секта хлыстов возникла в середине XVII столетия в среде православного крестьянства. Члены секты называли себя «людьми божьими» или «христововерами». Появившееся несколько позднее название «хлысты» произошло, по одной из версий, от практикуемого в секте обряда самобичевания, по другой это было видоизмененное «христы».

Основателем секты считается крестьянин Костромской губернии Данила Филиппович (Филиппов). По преданию, в 1645 году в его плоть вселился сам господь Саваоф, дав людям 12 новых заповедей.

Общины хлыстов назывались «кораблями». Во главе каждого «корабля» стоял «кормщик», которого называли также «Христом». При нем состояла и «кормщица», которую звали «Богородицей», «матушкой» или «пророчицей».

Хлысты верили: Бог может воплощаться в человеке бесчисленное количество раз. Воплотиться он может только в тех людях, которые ведут аскетический образ жизни. Поэтому хлыстами проповедовалось пищевое и половое воздержание.

Свои богослужения («радения») хлысты проводили по ночам. Во время радений они занимались самобичеванием, например, хлестали себя по телу жгутами и прутьями, а также кружились на одном месте, что доводило их до состояния экстаза.

Хлысты отвергали церковный брак и семейные отношения, зато у них был термин «духовное сожительство», который трактовался очень широко. Плотское возбуждение, которое охватывало сектантов в процессе радений, трактовали как «сошествие духа Святого». Поэтому неудивительно, что «радения» часто переходили в настоящие оргии.

Если в результате этих оргий на свет появлялись дети, то считалось, что они рождены «от Бога», а мать такого ребенка объявляли «богородицей». Считалось, что такой ребенок станет «христом» и «пророком».

В организации секты хлыстовского толка в свое время обвинялся Григорий Распутин. Он говорил своим «прихожанам», что, лишь познав грех, верующий может очиститься от него. По свидетельствам, мужчины и женщины – «братья и сестры» — вместе мылись в бане, а потом совокуплялись тут же на скамьях, восхваляя Бога за даруемые телесные утехи… Видимо, тогда и возникло прозвище «Распутин», которое затем стало фамилией «старца».

Федосеевцы

Эта секта старообрядческого толка была организована в 90-х годах XVII века новгородским беспоповцем Феодосием Васильевым. Федосеевцы проповедовали строгий аскетизм и соблюдение обета безбрачия, но при этом утверждали, что «… разврат, несомненно, лучше брака вне церкви, не согрешишь – не покаешься, не покаешься – не спасешься». Если же в результате совокупления у кого-то из адептов секты рождался ребенок, его изгоняли из общины.


Смотрите также




© 2012 - 2020 "Познавательный портал yznai-ka.ru!". Содержание, карта сайта.