Домой Регистрация
Приветствуем вас, Гость



Форма входа

Население


Вступайте в нашу группу Вконтакте! :)




ПОИСК


Опросник
Используете ли вы афоризмы и цитаты в своей речи?
Проголосовало 514 человек


Национал социализм что это такое


Главные отличия фашизма от национал-социализм

Слово фашизм у нас прочно ассоциируется с гитлеровской Германией. Однако глава Третьего рейха Адольф Гитлер исповедовал не фашизм, а национал-социализм. При совпадении многих положений между двумя идеологиями есть существенные различия и даже противоречия.

Тонкая грань

Сегодня любые движения, имеющие крайне радикальный характер, декларирующие националистические лозунги, принято называть проявлением фашизма. Слово фашист, по сути, превратилось в штамп, потеряв свой исходный смысл. Это не удивительно, так как две наиболее опасные тоталитарные идеологии XX столетия — фашизм и национал-социализм — долгое время находились в тесном соприкосновении, оказывая друг на друга заметное влияние.

Действительно между ними много общего — шовинизм, тоталитаризм, вождизм, отсутствие демократии и плюрализма мнений, опора на однопартийную систему и карательные органы. Национал-социализм нередко называют одной из форм проявления фашизма. Германские нацисты охотно адаптировали на своей почве некоторые элементы фашизма, в частности, нацистское приветствие является калькой, так называемого римского салюта.

При повсеместном смешении понятий и принципов, которыми руководствовались нацизм и фашизм между ними не так легко выявить различия. Но прежде чем это сделать, нужно остановиться на происхождении двух идеологий.

Фашизм

Слово фашизм имеет итальянские корни: «fascio» на русском звучит как «союз». Это слово, к примеру, стояло в названии политической партии Бенито Муссолини — Fascio di combattimento (Союз борьбы). «Fascio» в свою очередь восходит к латинскому слову «fascis», что переводится как «пучок» или «связка».

Фасции — пучки вязовых или березовых прутьев, перетянутых красным шнуром или связанных ремнями — являлись своеобразным атрибутом власти древнеримских царей или магистров в эпоху Республики. Первоначально они символизировали право властей добиваться своих решений применением силы. По некоторым версиям, фасции действительно были инструментом телесных наказаний, а вместе с топором — смертной казни.

Идеологические корни фашизма берут начало в 1880-х годах в таком явлении как Fin de siècle (с фр. —«конец века»), характеризующимся метаниями между эйфорией в ожидании перемен и эсхатологическим страхом перед будущим. Интеллектуальную основу фашизма во многом подготовили труды Чарльза Дарвина (биология), Рихарда Вагнера (эстетика), Артюра де Гобино (социология), Гюстава Лебона (психология) и Фридриха Ницше (философия).

На рубеже столетий появляется ряд работ, в которых исповедуется доктрина превосходства организованного меньшинства над дезорганизованным большинством, легитимность политического насилия, радикализируются понятия национализма и патриотизма. Это приводит к появлению политических режимов, стремящихся к усилению регулирующей роли государства, насильственным методам подавления инакомыслия, неприятию принципов экономического и политического либерализма.

Во многих странах, таких как Италия, Франция, Бельгия, Венгрия, Румыния, Япония, Аргентина в полный голос о себе заявляют фашистские движения. Они исповедуют сходные принципы: авторитаризм, социальный дарвинизм, элитаризм, одновременно отстаиваяантисоциалистические и антикапиталистические позиции.

В наиболее чистом виде доктрина фашизма как власти корпоративного государства была выражена итальянским лидером Бенито Муссолини, который под этим словом понимал не только систему государственного управления, но и идеологию. В 1924 году Национальная фашистская партия Италии (Partito Nazionale Fascista) получила парламентское большинство, а с 1928-го — стала единственной легальной партией страны.

Национал-социализм

Это движение известное под термином «нацизм» стало официальной политической идеологией в Третьем рейхе. Его часто рассматривают как разновидность фашизма с элементами псевдонаучного расизма и антисемитизма, что выразилось в понятии «немецкий фашизм», по аналогии с итальянским или японским фашизмом.

Немецкий политолог Мануэль Саркисянц пишет, что нацизм — это не германское изобретение. Философия нацизма и теория диктатуры были сформулированы в средине XIX века шотландским историком и публицистом Томасом Карлейлем. «Как и Гитлер, Карлейль никогда не изменял своей ненависти, своему презрению к парламентской системе, — отмечает Саркисянц. — Как и Гитлер, Карлейль всегда верил в спасительную добродетель диктатуры».

Главной целью для германского национал-социализма было построение и утверждение на максимально обширном географическом пространстве «чистого государства», в котором главная роль отводилась бы представителям арийской расы, имеющей все необходимое для благополучного существования.

Национал-социалистическая немецкая рабочая партия (НСДАП) находилась у власти в Германии с 1933 по 1945 год. Гитлер часто подчеркивал значение итальянского фашизма, который повлиял на формирование нацистской идеологии. Особое место он отводил Маршу на Рим (шествие итальянских фашистов в 1922 году, способствовавшее возвышению Муссолини), который стал вдохновляющим примером для германских радикалов.

В основу идеологии германского нацизма лег принцип объединения доктрин итальянского фашизма вокруг национал-социалистических идей, где абсолютное государство Муссолини преобразовывалось бы в общество с евгеническим учением о расе.

Такие близкие, но разные

Согласно Муссолини основное положения фашистской доктрины — это учение о государстве, его сущности, задачах и целях. Для идеологии фашизма государство является абсолютом — непререкаемым авторитетом и высшей инстанцией. Все индивиды или социальные группы не мыслимы без государства.

Более четко эта идея обозначена в лозунге, который Муссолини провозгласил в своей речи в Палате Депутатов 26 мая 1927 года: «Всё в государстве, ничего против государства и ничего вне государства».

Отношение к государству национал-социалистов было принципиально иным. Для идеологов Третьего рейха государство — это «только средство для сохранения народа». В отдаленной перспективе национал-социализм не ставил цель поддерживать структуру государства, а стремился реорганизовать его в общественные институты.

Государство в национал-социализме рассматривалось как промежуточный этап, в построении идеального, чистого в расовом отношении общества. Здесь можно усмотреть некоторую аналогию с идеями Маркса и Ленина, которые считали государство переходной формой на пути строительства бесклассового общества.

Второй камень преткновения между двумя системами — национальный и расовый вопрос. Для фашистов был крайне важен в этом отношении корпоративный подход в решении национальных проблем. Муссолини заявлял, что «раса — это чувство, а не реальность; 95% чувства». Более того, Муссолини старался по возможности избегать этого слова, заменяя его понятием нация. Именно итальянская нация была для дуче предметом гордости и стимулом для её дальнейшего возвеличивания.

Гитлер называл понятие «нация» «устаревшим и пустым», несмотря на присутствие этого слова в названии его партии. Национальный вопрос германские лидеры решали через расовый подход, в буквальном смысле путем механической очистки расы и поддержанием расовой чистоты через отсеивание инородных элементов. Расовый вопрос — краеугольный камень нацизма.

Фашистской идеологии в ее изначальном смысле были чужды расизм и антисемитизм. Хотя Муссолини и признавал, что стал расистом еще в 1921 году, но при этом подчеркивал, что здесь нет никакой имитации германского расизма. «Необходимо, чтобы итальянцы уважали свою расу», — так декларировал Муссолини свою «расистскую» позицию.

Более того, Муссолини не раз осуждал евгенические учения национал-социализма о чистоте расы. В марте 1932 года в беседе с немецким писателем Эмилем Людвигом он заметил, что «к настоящему времени в мире не осталось совершенно чистых рас. Даже евреи не избежали смешения».

«Антисемитизма в Италии не существует», — заявлял дуче. И это были не только слова. В то время как в Германии набирали силу антисемитские кампании в Италии многие важные посты в университетах, банках или армии продолжали занимать евреи. Только с середины 1930-х годов Муссолини заявил о белом превосходстве в африканских колониях Италии и перешел на антисемитскую риторику ради союза с Германией.

Важно отметить, что нацизм не является обязательной составляющей фашизма. Так, фашистские режимы Салазара в Португалии, Франко в Испании или Пиночета в Чили были лишены основополагающей для нацизма теории расового превосходства.

Национал-социализм - это... Что такое Национал-социализм?

Национа́л-социали́зм (нем. Nationalsozialismus, сокращённо нацизм) — форма общественного устройства, соединяющая социализм с ярко выраженным национализмом (расизмом), а также название идеологии, обосновывающей такого рода социальный порядок[1]. Типичным примером проведения подобной идеологии в жизнь является Третий рейх, где национал-социализм был официальной идеологией[1][2], сочетавшей в себе различные элементы социализма[3], национализма, расизма, фашизма, и антисемитизма[4]. Национал-социализм представляет собой одну из основных разновидностей тоталитаризма[5][1][Прим. 1].

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена. Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники. Эта отметка установлена 12 мая 2011.

24 февраля 1920 года Гитлер, «крестный отец» национал-социализма, организовал в пивном зале Хофбройхаус (Hofbräuhaus) первое из многих больших публичных мероприятий нацистской партии. В ходе своего выступления он провозгласил составленные им, Дрекслером и Федером двадцать пять пунктов, которые стали программой нацистской партии. «Двадцать пять пунктов» сочетали пангерманизм, требования отмены Версальского договора, антисемитизм, требования социалистических преобразований и сильной центральной власти[6].

Идеология германского нацизма построена на социальном дарвинизме[источник не указан 1017 дней]. При правлении Гитлера нацисты создали сильное централизованное государство под руководством вождя (фюрера) и провозгласили своей главной задачей создание «расово-чистого государства» и завоевание «жизненного пространства» (нем. Lebensraum)[источник не указан 1017 дней].

Политика нацизма базировалась на её одобрении населением, что привело Гитлера к власти путём политических интриг, после того, как НСДАП получила 36,8 процента всех голосов на выборах[7]. Весьма многочисленные вначале сторонники коммунизма были либо изолированы, либо сменили свою ориентацию на поддержку нацизма «де факто»[источник не указан 1012 дней].

Как показали выборы в Райхстаг 5 марта 1933 года, представители Национал-социалистической немецкой рабочей партии (нем. NSDAP) совместно немецкой националистической народной партией (нем. DNVP), которая самораспустилась 27 июня 1933 г.[8], получили большинство (52 %)голосов.[9]. При этом повсеместно сторонники Гитлера получали больше голосов, чем любая иная партия. Максимальный процент голосов, поданных за коммунистов был подан в Берлине, где голоса за них и за сторонников Гитлера поделились поровну. Только за НСДАП по Германии проголосовало 43,9 % населения.[10]

В немецкой исторической литературе эпоха Третьего рейха называется временем «восхищения и террора» (Faszination und Gewalt) [11] Для объединения нации в то время весьма эффективно использовался лозунг: «Один народ, одно государство, один вождь» (Ein Volk, Ein Reich, Ein Führer)

Для противостояния внешнему врагу в лице международного капитала (в первую очередь — Франции) и «Коминтерна», в довоенной Германии была организована служба информации населения, находившаяся под постоянным жёстким партийным контролем. С этой целью 13 марта 1933 г. было создано Министерство народного образования и пропаганды во главе с талантливым пропагандистом Геббельсом.[12]

Существовала строгая цензура, а вредные с идеологической точки зрения книги публично уничтожались.7 мая 1933 года был опубликован список печатных произведений «антинемецкого» содержания. Их предлагалось изъять из продажи и библиотек. В начале мая состоялись публичные сожжения подобной литературы.[13]

В результате за короткое по историческим меркам время создалось единство воли фюрера, партии и народа, в последние годы войны сменившееся страхом перед расплатой за агрессию, до конца поддерживавших военные усилия народа и его армии[источник не указан 1017 дней].

Сравнительно немногочисленные диссидентски настроенные лица преследовались, практиковались их убийства (в том числе «при попытке к бегству»), поощрялось доносительство[источник не указан 1017 дней]. Этому способствовала эффективная работа всех видов весьма сложно организованной и разветвлённой системы государственной безопасности[источник не указан 1017 дней]. Последовательно проводилась «ариизация» культуры, которая привела к уничтожению и/или изгнанию евреев, инакомыслящих и т. д., захвату еврейских предприятий. Беспощадной «ариизации», приведшей к преследованию и гибели бывших владельцев-евреев, обязано своим возникновением известное гамбургское музыкальное издательство Musikverlage Hans Sikorski, специализирующееся ныне на русской/советской музыке.[14] Антикапиталистические пункты программы, большей частью сформулированные намеренно расплывчатым образом, в ходе подготовки к войне всё больше отступали на задний план[источник не указан 1017 дней].[15]

Крайне антимодернистские установки обнаруживаются и у НСДАП, у Железной гвардии[источник не указан 1017 дней]. Но и эти движения не отказывались применять специфически современные орудия и методы в пропаганде, политике, военном деле и экономике[источник не указан 1017 дней].

Национал-социалисты считают, что события в новой и новейшей истории свидетельствуют о моральном, физическом и духовном регрессе белой расы, и её скором вырождении и вымирании[источник не указан 1017 дней]. Нацизм, по их мнению, является единственной политикой в мире, которая способна остановить этот процесс[источник не указан 1017 дней]. Расизм, и различные формы ксенофобии (такие как преследование проявлений половых извращений) приветствуются, как необходимые для спасения меры[источник не указан 1017 дней]. Преступления против человечности представляются как неизбежная плата за выживание арийцев, которые считаются избранными людьми и высшей расой[источник не указан 1017 дней].

Противники нацизма считают эту идеологию высокомерной и бесчеловечной, ссылаясь на огромное количество жертв режима во время Второй мировой войны[источник не указан 1017 дней]. Нацизм сейчас законодательно запрещён во многих странах мира[источник не указан 1017 дней].

Саул Фридлендер в статье «От антисемитизма к уничтожению: историография нацистской политики по отношению к евреям и попытка интерпретации» пишет, что особый характер нацизма определяется важностью антисемитизма и уничтожения евреев для идеологии режима. Некоторые исследователи в поисках объяснения нацизма выводят его из немецкой истории, из «особого пути» Германии; другие считают немецкий нацизм формой фашизма; третьи видят в нацизме одно из проявлений тоталитаризма. Всем этим теориям, по мнению Фридлендера, не удается убедительно объяснить нацистский антисемитизм и нацистский геноцид евреев.

Национал-социализм как идеология Третьего рейха

В более расширенном и глубоком виде идеи национал-социализма были изложены в программной книге Адольфа Гитлера «Моя борьба»[16].

«Им всё ставилось на службу одной цели создания Единой Европы под властью Германии» (Траудль Юнге,[17]).

Программные установки национал-социализма в программе НСДАП

Основные идеи Гитлера нашли отражение в опубликованной в 1920 году программе НСДАП (программа «25 пунктов»), стержень которой составляли следующие требования[источник не указан 1017 дней]:

Программные установки Гитлера

Цель политики НСДАП (нем. Das Ziel der Gesamtpolitik)

Выступая перед представителями верховного командования вермахта 3 февраля 1933 года Гитлер высказался следующим образом: …важнейшей предпосылкой для достижения цели является возрождение политической мощи (нем. pol. Macht), на что должны быть мобилизованы все ресурсы, которыми располагает государство.

1.Внутри государства: Полный отказ от прежней внутренней политики. Нетерпимость к любым попыткам отвлечь от выполнения этой задачи (в том числе отказ от пацифизма). Кто не подчиняется этому, должен быть принуждён подчиниться. Искоренение марксизма в корне. Убеждение молодёжи и народа в целом в том, что нас может спасти только борьба, и что возврата к прошлому нет. (Проведение политики расширения нацизма с целью привлечь миллионы к национал-социализму). Воспитание юношества в военном духе любыми средствами. Введение смертной казни в отношении всех предателей народа и государства. Строгое авторитарное управление страной. Устранение любых метастаз демократии.

2. Во вне государства: Противостояние диктату Версаля. Завоевание равных прав на основании Женевских соглашений, что будет бесполезно в случае, если народом не овладеет воля к вооружённой борьбе. Забота о союзниках.

3.В хозяйстве: Забота о сельском населении. Простое увеличение экспорта бесполезно, поскольку покупательная способность в масштабах мировой экономики ограничена и имеет место перепроизводство продукции сельского хозяйства. Единственный выход из создавшейся ситуации с безработицей лежит в политике освоения новых территорий. Однако это — длительный процесс и быстрых результатов в ближайшее время ждать не приходится, ибо жизненного пространства у немецкого народа слишком мало.

4.Возрождение вермахта. Это — важнейшая предпосылка для успешного достижения цели. Введение всеобщей воинской обязанности. При этом органы государственной власти должны бдительно следить, чтобы армия не была поражена пацифизмом, коммунизмом или большевизмом или, по крайней мере, эти идеи никак не влияли бы на исполнение воинского долга [19]

Морально-психологическая атмосфера в обществе

Стереотипы поведения лояльного бюргера в Третьем рейхе включали в свой состав черты, свойственные жителям Германии, наследуемые ими от своих предшественников в прошедшие годы, а также вновь приобретённые в годы нацизма. К числу первых из них относятся немецкая аккуратность и педантичность в выполнении любой работы, трудолюбие, а также дисциплинированность, проявляющая себя в беспрекословном подчинении вновь появившемуся авторитету, которое они проявляют с таким же рвением, как к авторитету ушедшему.[20]

Весьма распространённой чертой был и бытовой антисемитизм.[21]

В массах существовала и застарелая антипатия к Франции, которая в годы раздробленности Германии нередко пользовалась этим и осуществляла агрессию, зачастую сопровождаемую оскорбительными для национального самолюбия действиями (войны Людовика XIV и Наполеона).

К вновь приобретённым чертам относится оставшийся в памяти дожившего до лет нацизма поколения позор капитуляции в 1918 году и, особенно, грабительские условия Версальского договора, усугубившиеся общемировым кризисом 20-х годов. На этом фоне успехи администрации Гитлера, сумевшего существенно уменьшить безработицу и реализовать некоторые социальные проекты, успехи в достижении которых отмечались не только в границах Райха, но и за границей.[22] Одновременно с этим были запрещены профсоюзы и заменены другими корпоративными структурами, ликвидирована свобода слова и практически отменена система представительства масс в органах власти.

Значительная часть интеллигенции либо бежала за границу, либо оказалась в концентрационных лагерях, что ощутимо понизило культурный уровень населения[23]

Общая атмосфера в государстве характеризуется смесью экзальтированного восхищения Гитлером и жестокими репрессиями со стороны партийных структур.[24] Посол Франции Андре Франсуа-Понсе (André François-Poncet) описывал обстановку в дни проведения партийных съездов в Нюрнберге[24]

То, что можно было увидеть, невозможно описать словами. Город полностью был погружён в атмосферу общего энтузиазма. Сотни тысяч мужчин и женщин были охвачены романтическим возбуждением, находились в состоянии мистического экстаза, своеобразной всеобщей манией рабов. В течение семи дней Нюрнберг был городом, в котором царили чувства отрешенного от действительности ощущения счастья и радости.

С такими настроениями немецкий обыватель подошёл к началу войны и эти настроения достигли апогея к лету 1940 г. Затем, по мере получения тщательно скрываемых пропагандой плохих известий, настроение стало меняться, что стало особенно заметно после катастрофы под Сталинградом. Некоторые начали серьёзно задумываться о пагубности проводимой политики. В то время появилась издевательское перефразирование слов национального гимна Хорст Вессель: «Выше нос, глаза закройте крепче» (нем. «Die Nase hoch, die Augen fest gaschlossen»). А также ироничное: «Наслаждайтесь войной, мир будет ужасен» (нем. «Geniest den Krieg, der Friede wird fürchterlich»)[25] После вступления Красной Армии на немецкую территорию настроения в немецком обществе, в особенности на территориях, оккупированных советскими войсками, заметно изменились, поскольку

Проповеди ненависти Ильи Эренбурга, уже принёсшие свои плоды на Востоке, план Моргентау, то есть план предполагаемой территориальной «кастрации» Германии, и требование безоговорочной капитуляции …придали сопротивлению очень острый и ожесточённый характер … Подавляющее большинство немцев не видело для себя иного выхода, кроме борьбы. Даже явные противники нацистского режима становились теперь отчаянными защитниками своей родины[26].

Национал-социализм и религия

Основная статья: Фашизм и религия

Основная статья: Неонацизм

В современной России в разное время существовали разные политические и общественные организации, претендовавших на роль национал-социалистических, такие как Славянский Союз (СС),Зырянский Союз (ЗС),Национал-социалистическое общество (НСО) и Русское Национальное Единство (РНЕ). Также действуют небольшие автономные группировки национал-социалистов и НС-скинхедов.

Оценки

Отношение к нацизму в сильной степени зависело от политической конъюнктуры. Так во времена до Мюнхена на Западе была достаточно широко распространена положительная оценка происходящих в Германии событий. Существует мнение, что в Швеции рассматривался вопрос о присуждении Гитлеру Нобелевской премии мира.

Отношение к нацизму, как конкурирующей в борьбе за симпатии рабочего класса идеологии, среди коммунистов было резко отрицательным. Хотя, как в цвете знамён, в форме правления, партийном строительстве, состоянии гражданских свобод так и в ряде лозунгов (например в риторике Хорста Весселя) наблюдалось полное совпадение.[27]

Однако время действия Пакта о ненападении (с 23 августа 1939 года по 22 июня 1941 года) было временем, когда «На смену вражды, всячески подогревавшейся со стороны некоторых европейских держав, пришло сближение и установление дружественных отношений между СССР и Германией».[28]

Что теоретически было обосновано в том же выступлении, как:

Идеологию гитлеризма, как и всякую другую идеологическую систему, можно признавать или отрицать, это — дело политических взглядов. Но любой человек поймет, что идеологию нельзя уничтожить силой, нельзя покончить с нею войной. Поэтому не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну, как война за «уничтожение гитлеризма» прикрываемая фальшивым флагом борьбы за «демократию».[29]

Но в дальнейшем, после нападения Германии, взгляды на национал-социализм вернулись к прежнему состоянию. Окончательная оценка была дана процессом в Нюрнберге.

В 2007 году социологическая служба «Forsa» по заказу журнала «Stern» провела опрос среди немцев, были ли у национал-социализма позитивные стороны, такие как строительство автобанов, ликвидация безработицы, низкая преступность или культ семьи. 25 % респондентов ответили на вопрос положительно[30].

Сравнение национал-социалистической и коммунистической модели

Сравнение, анализ и выводы о природе национал-социалистической и коммунистической модели общества были подвержены развитию на протяжении всего времени, прошедшего с появления на исторической сцене двух этих моделей. Если советская философия трактовала коммунизм и национал-социализм как крайние полюса двух-полярной системы развития человеческого общества в эпоху высшей стадии развития капитализма — имериализма, то на Западе, а затем и в философских школах стран бывшего СССР стала преобладать точка зрения, что национал-социализм, наряду с коммунизмом, представляет собой одну из основных разновидностей тоталитаризма XX века[1].

Согласно этой точки зрения история человечества развивается между двумя полюсами — индивидуалистическое общество (начиная от древних демократий, заканчивая современным капитализмом) и коллективистское общество. К последнему и относятся обе формы радикального коллективистского социализма — национал-социализм и коммунизм. Обе эти модели различаются лишь методами достижения обещанной цели — построение идеального общества — интернациональный социализм (коммунизм), обещает создать «рай на земле» для всего человечества, а национальный социализм (национал-социализм) — только для избранной расы за счёт всех остальных[1].

См. также

Примечания

  1. ↑ Как указывают некоторые источники: «наряду с коммунизмом» (А.А. Ивин «Философия: Энциклопедический словарь»)

  1. ↑ 1 2 3 4 5 Философия: Энциклопедический словарь / Под ред. А. А. Ивина. — Москва: Гардарики, 2004. — 1074 с. — ISBN 5–8297–0050–6
  2. ↑  • National Socialism Encyclopædia Britannica.  • National Socialism Microsoft Encarta Online Encyclopedia 2007. Archived 2009-11-01.  • Walter John Raymond. Dictionary of Politics. (1992). ISBN 1-55618-008-X p. 327.  • National Socialism The Columbia Encyclopedia, Sixth Edition. 2001-07.  • Fritzsche, Peter. 1998. Germans into Nazis. Cambridge, Mass.: Harvard University Press.  • Kele, Max H. (1972). Nazis and Workers: National Socialist Appeals to German Labor, 1919—1933. Chapel Hill: The University of North Carolina Press.  • Payne, Stanley G. 1995. A History of Fascism, 1914-45. Madison, WI: University of Wisconsin Press.

     • Eatwell, Roger. 1996. «On Defining the ‘Fascist Minimum,’ the Centrality of Ideology», Journal of Political Ideologies 1(3):303-19

     • Eatwell, Roger. 1997. Fascism: A History. New York: Allen Lane.
  3. ↑ [Отто Штрассер «Гитлер и я»]
  4. ↑ Neocleous, Mark. Fascism. Minneapolis, Minnesota, USA: University of Minnesota Press, 1997 p. 23.
  5. ↑ Bracher K. D. Totalitarism.  (англ.)
  6. ↑ Heiden, K. A history of national socialism. P. 20.
  7. ↑ Нюрнбергский процесс. Том 2. Допрос подсудимого Папена
  8. ↑ Heinz Bergschicker. Deutsche Chronik 1933—1945 . Ein Zeitbild Faschistischen Diktatur. 3.Auflage. Berlin :Verlag der Nation, 1981. Стр.24
  9. ↑ Gerhart Binder.Epoche der Entscheidungen/ Eine geschichte des 20.Jahrhunderts mit Dokumenten in text und Bild. Sechste Auflage 40.-48.Tausend. Seewald Verlag Stuttgart-Degerloch. 1960.Стр.206
  10. ↑ Heinz Bergschicker. Deutsche Chronik 1933—1945 . Ein Zeitbild Faschistischen Diktatur. 3.Auflage. Berlin :Verlag der Nation, 1981. Стр.49
  11. ↑  (нем.) Fascination und Gewalt / Das Reichsparteitagsgelände in Nürnberg. Herausgeber: Museen der Stadt Nürnberg, 1996.
  12. ↑ Heinz Bergschicker. Deutsche Chronik 1933—1945 . Ein Zeitbild Faschistischen Diktatur. 3.Auflage. Berlin :Verlag der Nation, 1981. Стр.82
  13. ↑ Heinz Bergschicker. Deutsche Chronik 1933—1945 . Ein Zeitbild Faschistischen Diktatur. 3.Auflage. Berlin :Verlag der Nation, 1981. Стр.58-59
  14. ↑ Fetthauer, Sophie. Musikverlage im «Dritten Reich» und im Exil. Hamburg 2004; 3.4. «Ariesirung» durch die Cautio Treuhand und Hans C. Sikorski.
  15. ↑ Они были относительно сильно выражены у венгерских «Скрещенных стрел», у румынской «Железной гвардии», во французской ФНП Жака Дорио и у австрийских национал-социалистов до аншлюса. Напротив, они относительно слабо проявлялись у норвежского «Национального единения», бельгийских рексистов, у некоторых частей остальных французских нацистских партий и у голландской НСС[источник не указан 1017 дней].
  16. ↑ Hitler A. Mein Kampf. München, 1933
  17. ↑ www.russ.ru Неизвестный Гитлер
  18. ↑ Фрай Н. Государство фюрера. Национал-социалисты у власти: Германия, 1933—1945. — М.: РОССПЭН, 2009. — С.32-41.
  19. ↑ / Heinz Bergschicker. Ausführungen Hitlers vor den Befelshabern von Heer und Marine Deutsche Chronik 1933—1945 . Ein Zeitbild Faschistischen Diktatur. 3.Auflage. Berlin :Verlag der Nation, 1981 на стр.52/
  20. ↑ Gerhart Binder. Epoche der Entscheidungen/ Eine Geschichte des 20. Jahrhunderts. Sechste Auflage. Stuttgart-Degerloch: Seewald Verlag. 1960.
  21. ↑ Nachum T.Gidal Die Juden in Deutschland von der Römerzeit bis zur Weimarer Republik.- Gütersloch: Bertelsmann Lexicon Verlag GmbH,1988. ISBN 3-89508-540-5
  22. ↑ Martin Kitchen . The Cambridge Illustrated History of Germany:-Cambridge University Press 1996 ISBN 0-521-45341-0
  23. ↑ Heinz Bergschicker. Deutsche Chronik 1933—1945 . Ein Zeitbild Faschistischen Diktatur. 3.Auflage. Berlin :Verlag der Nation, 1981
  24. ↑ 1 2 Fascination und Gewalt/Das Richsparteigelände in Nürnberg- Copyright museen der stadt Nürnberg. 1996
  25. ↑ Heinrich Graf von Einsiedel. Der Überfall. 1. Auflage — Hamburg: Hoffmann und Campe, 1984. ISBN 3-455-08677-2
  26. ↑ Вальтер Люде-Нейрат. Конец на немецкой земле. В кн.:Итоги Второй мировой войны. Сб.статей под ред.ген.-м. И. Н. Соболева. Изд.-во иностранной литературы. М.1957
  27. ↑ Gerhart Binder. Epoche der Entscheidungen/ Eine Geschichte des 20. Jahrhunderts. Sechste Auflage. Stuttgart-Degerloch: Seewald Verlag. 1960. С. 161
  28. ↑ Молотов В. М. Доклад о внешней политике Правительства // Внеочередная пятая сессия Верховного Совета СССР 31 октября - 2 ноября 1939 г. Стенографический отчет. — Издание Верховного Совета СССР, 1939. — С. 7-24.
  29. ↑ Там же
  30. ↑ Вопрос в оригинале: нем. «Hatte der Nationalsozialismus auch seine guten Seiten (Bau der Autobahnen, Beseitigung der Arbeitslosigkeit, niedrige Kriminalität, Förderung der Familie)?» См. Schmitz S. Hatte die NS-Zeit gute Seiten? // Stern. 2007-10-19. Seite 36 [1] (нем.)

ЧТО ТАКОЕ НАЦИОНАЛ-СОЦИАЛИЗМ.

Сначала вот несколько определений. Патриотизм — нравственный и политический принцип, социальное чувство, содержанием которого является любовь к отечеству и готовность подчинить его интересам свои частные интересы. Национал-социализм (нем. Nationalsozialismus, сокращённо нацизм) — форма общественного устройства, соединяющая социализм с ярко выраженным национализмом (расизмом), а также название идеологии, обосновывающей такого рода социальный порядок. Нацизм это не симпатия к Гитлеру или ненависть к евреям это любовь к родине в данном случае к России . Которая в данный момент погибает от алкоголизма,коррупции,наркотиков,мигрантов(позже я объясню почему), от рук Медвепута который позволяет этому всему сходить с рук.Именно любовь к русскому народу называют фашизмом( что в корне не правильно и вообще не имеет отношения к национал-социализму) и меня это пугает . Если я скажу людям -да я нацист и я горжусь своими корнями. То первый аргумент который мне предъявят -как же так деды воевали а ты нацист Прежде всего это война на ней всегда есть жертвы мы же ненавидим Евросоюз(а ведь именно этого хотел Наполеон ) эти доводы бессмысленны. Второй аргумент это они устроили геноцид евреев,русских, поляков и др.. Да где-то палку пере гнули ,но ведь цифры преувеличены и при всем этом забывают про чистки Сталина против своего же советского народа . Да Нацизм пропагандирует расизм да это нелюбовь к другим расам но с другой стороны это любовь к своей расе( вы ведь любите свою мать больше чем какую-нибудь соседку) . Вам самим надоело эти красные макасы,кто не снами тот под нами, ведь они творят беспредел и им это сходит с рук.Я не хочу их смерти пусть они уедут к себе ведь у них свои страны они у себя не восстанавливают и нам не дают.Как я уже сказал я не хочу ничьей смерти но видит бог если надо будет отстоять родину я буду убивать и умру если надо. Это очень интересная тема если к этому посту проявят внимание я расскажу больше ведь вокруг говорят неправду. Похожие посты не найдены. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам:

Нацизм - это... Что такое Нацизм?

Национа́л-социали́зм (нем. Nationalsozialismus, сокращённо нацизм) — официальная политическая идеология Третьего рейха.

Идеология

Идеология нацизма построена на социальном дарвинизме. При правлении Гитлера нацисты создали сильное централизованное государство под руководством вождя (фюрера) и провозгласили своей главной задачей создание «расово-чистого государства» и завоевание «жизненно-важного пространства» (нем. Lebensraum).

Антикапиталистические пункты программы, большей частью сформулированные намеренно расплывчатым образом, в ходе развития НСДАП всё больше отступали на задний план. Они были относительно сильно выражены у венгерских «Скрещенных стрел», у румынской «Железной гвардии», во французской ФНП Жака Дорио и у австрийских национал-социалистов до аншлюса. Напротив, они относительно слабо проявлялись у норвежского «Национального единения», бельгийских рексистов, у некоторых частей остальных французских нацистских партий и у голландской НСС.

Крайне антимодернистские установки обнаруживаются и у НСДАП, у «Железной гвардии» и усташей. Но и эти движения не отказывались применять специфически современные орудия и методы в пропаганде, политике, военном деле и экономике.

Сторонники нацизма считают, что события в новой и новейшей истории свидетельствуют о моральном, физическом и духовном регрессе белой расы, и её скором вырождении и вымирании. Нацизм, по их мнению, является единственной политической идеологией в мире, которая способна остановить этот процесс. Расизм, и различные формы ксенофобии (такие как преследование проявлений нетрадиционной сексуальной ориентации) приветствуются, как необходимые для спасения меры. Преступления против человечности представляются как неизбежная плата за выживание арийцев, которые считаются избранными людьми и высшей расой.

Противники нацизма считают эту идеологию высокомерной и бесчеловечной, ссылаясь на огромное количество жертв режима во время Второй мировой войны. Нацизм сейчас законодательно запрещён во многих странах мира.

Словом «нацизм» (но не «национал-социализм») нередко называют (по аналогии с расизмом и сексизмом) крайний национализм с призывами к вражде, дискриминации либо насильственным действиям по национальному признаку. Это слово приобрело такой смысл в связи с тем, что нацистская Германия была первым государством, поставившим своей государственной целью «расовую гигиену». Поскольку идеи многих современных ультранационалистических движений мало чем отличаются от идей НСДАП, то их называют нацистами или неонацистами.

Нацистская идеология Третьего рейха

В более расширенном и глубоком виде, идеи нацизма были изложены в программной книге Адольфа Гитлера «Моя борьба».[1]

Программные установки нацизма в программе НСДАП

Основные идеи Гитлера нашли отражение в опубликованной в 1920 году программе НСДАП (25 пунктов), стержень которой составляли следующие требования:

Национал-социализм и религия

Бляха армии Вермахта. Надпись: «Gott mit uns» — «С нами Бог»

Нацизм и католичество

В Германии Католическая церковь, по крайней мере до 1933 года, резко критиковала НСДАП по поводу религиозных представлений, высказанных некоторыми ее представителями, особенно Альфредом Розенбергом, но ради спасения католиков заключила «конкордат между курией и третьим рейхом» 20 июля 1933 года.

На первых порах, национал-социалисты терпимо относились к росту католических обществ в 1933 и 1934 годах и даже содействовали возрастанию числа верующих и открытию католических церковных школ. Но с 1935 года НСДАП все более активно стремилась ограничить влияние католических юношеских обществ, а затем стала распускать их и включать в состав «гитлерюгенда». В ходе принятого ими курса на ослабление религиозных убеждений, национал-социалисты усиливали свою кампанию против религиозных школ и против католической печати, до тех пор, пока в 1941 году не перестали выходить еще остававшиеся епископальные бюллетени. Сверх того, была развёрнута пропагандистская кампания против членов католических орденов, которым ставились в вину нравственные пороки и нарушения валютного законодательства.

Католическая и протестантская церковь в Германии во время войны использовали принудительный труд военнопленных.[2] Согласно показаниям бывшего офицера разведки армии США Уильяма Гоуэна в федеральном суде Сан-Франциско, чиновники Ватикана укрывали от ареста и суда нацистских военных преступников и коллаборационистов. Они также помогали укрывать и легализовывать собственность, отобранную у жертв нацистов, в том числе евреев. Так была оказана помощь Клаусу Барби («лионский мясник»), Адольфу Эйхману, доктору Менгеле и Францу Стенгелю — начальнику лагеря смерти Треблинка.[3]

Движение усташей в Хорватии пользовалось широкой поддержкой Католической церкви. 28 апреля 1941 года архиепископ Степинац призвал в своей энциклике поддерживать режим усташей. Множество католических священников принимали участие в насильственных обращениях сербов в католицизм.[3]

Нацизм и протестантизм

Представители евангелической церкви, расколотой на 28 церквей отдельных земель, хотя и отвергали новоязыческие взгляды людей вроде Розенберга, в то же время более или менее открыто сочувствовали националистическим, антисоциалистическим, антикапиталистическим, а также антисемитским целям национал-социализма. На церковных выборах, организованных 23 июля и поддержанных всем аппаратом пропаганды НСДАП, основанное в 1932 году национал-социалистическое движение «Немецкие христиане» получили значительно больше 60 % поданных голосов. «Немецкие христиане» (которые часто сами себя называли «штурмовиками Иисуса Христа») имело теперь большинство голосов в церковном руководстве почти всех немецких общин. Это движение последовательно использовало свое большинство, чтобы унифицировать отдельные евангелические церкви не только в организационном, но и в идеологическом отношении.

Движение Лапуа преследовало с самого начала крайне антикоммунистические установки с националистической и религиозной окраской. Именно вследствие своих религиозных, националистических и особенно антикоммунистических целей Движение Лапуа поддерживалось финской (лютеранской) церковью.

Нацизм и православие

Гитлера поддержали некоторые высокопоставленные представители Русской Зарубежной Церкви[4] и Московского Патриархата. Это объясняется тем, что лидеры православных Церквей видели в нападении Германии и ее союзников на СССР возможность восстановить на оккупированных территориях церковную жизнь, почти уничтоженную или загнанную в подполье советской антирелигиозной политикой, а в перспективе — восстановить царский режим, финансово и политически поддерживавший православие.[5]

По многочисленным свидетельствам, при занятии соединениями Вермахта очередного населенного пункта СССР (а иногда и до прихода фашистских войск), в нём, по инициативе православных верующих, сразу же открывались церкви, которые не успела разрушить советская власть. К храмовому богослужению вернулись тысячи приходских и монашеских общин, в советское время ушедших в подполье.[6] Некогда закрытые храмы впервые за долгие годы были отреставрированы и переполнены молящимися. На оккупированных территориях оказалось больше действующих храмов, чем во всей остальной Советской России.[7]

Одновременно с этим, на контролируемых СССР территориях представители Русской Православной Церкви заявляли о духовной поддержке советского народа (обращение к верующим Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия 22 июня 1941 года (впервые напечатанном в 1943 году[5]), о поддержке блокадного Ленинграда[8][9][10]), ими был организован ряд акций в борьбе против фашистской армии (перечисление денежных средств в фонды обороны и Красного Креста, сбор одежды и продовольствия в приходах, сбор средств на постройку танковой колонны имени Дмитрия Донского,[11]), которые советским правительством были оценены как популистские. При этом часть этих акций были организованы по инициативе самого советского правительства.[5]

По мнению православных исследователей, в цели германского руководства укрепление православия не входило. Утверждается, что возрождение народной религиозности использовалось третьим Рейхом исключительно в пропагандистских целях противодействия советскому руководству. В подтверждение своей точки зрения православные исследователи приводят тезис о том, что Гитлер желал видеть Православную Церковь раздробленной, а ее епархии на оккупированных территориях — независимыми от влияния Московского Патриархата.[12] Также, в подтверждение этой точки зрения приводятся факты о том, что некоторые иерархи и простое священничество оказывали сопротивление предполагаемой политике Германии в отношении Православной Церкви.[12][13][14][15]

В некоторых случаях, германские оккупационные власти запрещали поместные церкви. Так, 27 сентября 1942 года была запрещена Православная Церковь Чешских земель и Словакии. Ее Предстоятель епископ Горазд и несколько священников были расстреляны, имущество Церкви конфисковано, храмы закрыты, духовенство подвергнуто арестам и заключениям, миряне отправлялись на принудительные работы в Германию. Причиной этому послужило то, что православные священники укрыли в кафедральном соборе святых Кирилла и Мефодия группу чешских агентов, заброшенных из Великобритании и расстрелявших генерала полиции обергруппенфюрера СС Рейнхарда Гейдриха.[16]

Нацизм и ислам

Адольф Гитлер активно сотрудничал с некоторыми мусульманскими религиозными лидерами. С 1941 по 1945 год в качестве почетного гостя нацистской Германии в Берлине жил муфтий Иерусалима Мохаммад Амин аль-Хусейни.[17]

Национал-социализм в современной России

В современной России в разное время существовали разные политические и общественные организации с идеологией национал-социализма, такие как Славянский Союз (СС), Национал-социалистическое общество (НСО) и Русское Национальное Единство (РНЕ). Также действуют небольшие автономные группировки национал-социалистов и НС-скинхедов.

См. также

Примечания

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

2. Нацизм и Национал-социализм: есть ли разница?

2. Нацизм и Национал-социализм: есть ли разница?

«…И вначале, и теперь мы должны признать, никто не знал, то ли национал-социализм это что-то хорошее, но имеющее плохие побочные эффекты. Или нечто зловещее, но имеющее какие-то хорошие стороны».

Иоханес Зан (Нацизм.Предостережение истории. фильм ВВС)

Исследуя движения правого националистического толка, следует с самого начала установить тезис об отделении феномена нацизма от национал-социализма[2]. Это очень важно как с исторической, так и с идеологической точки зрения. Именно с этой позиции начинается определение современного нашей эпохе содержания позитивной правой идеи вне рамок правой консервативной буржуазной Реакции. Слово «нацизм» считается сокращением от слова «национал-социализм». Произошло от сокращенного же обозначения сторонников НСДАП «наци» - так их называли противники: коммунисты и социал-демократы. Но простое ли это сокращение или же в нем заложен важный семантический подтекст, отражающий реальное изменение в содержании и практике идеологии национал-социализма? И действительно, термин «нацизм» не содержит в себе понятие «социализм». Политические противники Гитлера были в основном сторонниками социализма, и для них было важно размежевать идею социализма от одиозного курса вождя национал-социалистов. «Самым удачным оказалось появившееся в марксисткой прессе словечко «нацисты», которое с одной стороны было похоже на гитлеровский термин (Наци), но при этом носило пренебрежительный оттенок»[3]. Но не состоялся ли отказ от социализма и со стороны верхушки третьего рейха после прихода Гитлера к власти? Не случилась ли некая трансформация идеологии национал-социализма в нечто, что уже им не являлось по существу, а стало по форме и содержанию тем, чем стало – «нацизмом»?

Джордж Моссе рассматривает национал-социализм, пришедший к власти, еще до начала войны, поскольку она накладывает свой отпечаток на многие его идеи и действия, придавая им преувеличенное значение[4]. Подобный подход к проблеме помогает объективно разобраться в развитии и трансформациях идеологии национал-социализма. Безусловно, что национал-социализм и до войны был довольно радикальным. Но одно дело расовая гигиена, евгеника – далеко не только немецкое увлечение тех лет, антисемитизм – ограничение прав евреев и прочих инородцев, их выселение – весьма распространенная тогда во всем мире буржуазная теория, политическая борьба с коммунизмом, Аншлюс, что не слишком уж и осуждалось, а порой и одобрялось, ставилось даже в пример другим. Еще в середине тридцатых годов Уинстон Черчилль говорил, что народ, получивший в час трудных испытаний в дар такого человека как Гитлер, благословен Господом Богом[5]. И совсем другое дело – «лагеря смерти», реваншистский «блицкриг», «война на уничтожение», теория «недочеловеков», и как следствие многомиллионные жертвы мировой мясорубки. Подход Моссе приводит нас к гипотетическому выводу, что если бы Германия ограничилась только преобразованиями довоенной поры, которые не были направлены на германскую агрессию, то национал-социализм остался бы самим собой, а не деформировался бы в нацизм. Однако история не терпит сослагательного наклонения. Амбиции Гитлера и его  оппортунизм с империалистической буржуазией похоронили здравые идеи национал-социализма, на десятилетия выставили его на лобное место перманентной гражданской казни. Настало время подробнее вникнуть в эволюцию этого идеологического феномена.

Национал-социалистическому движению был присущ довольно жесткий внутренний фракционизм. «Национал-социализм, мы видим, бывает разный: левый и правый. Левый делает ударение на слове «социализм» и тянется к СССР; правый – гитлеровский, расистский – дружит с капиталистами. Левые и правые борются и сотрудничают. В броуновском движении перетекают друг к другу коммунисты, левые и правые нацисты, национал-большевики. К 1930 году радикальные движения в Германии оказываются разделенными на два лагеря: расово-националистический (правое крыло НСДАП и их союзники из правых партий) и социалистический (коммунисты, национал-большевики и левое крыло НСДАП)»[6]. Ситуация аналогична «партийной драме» в Советском Союзе, когда левацкий большевизм уступил в «дискуссии» жесткому реакционному сталинизму. Национал-социализм был извращен подобно тому, как ленинский большевизм (хотя предпосылки были) исказился в тоталитарном режиме Сталина. Поэтому будет вполне правильным и логичным обозначить нацизм как отдельный от предыдущего и последующего национал-социалистического движения политический феномен, отождествить его с гитлеризмом, также как это было сделано большинством исследователей со сталинизмом по отношению к коммунистическому движению на определенном этапе.

Ранний и оппозиционный курсу Гитлера национал-социализм содержит в себе много универсализма и социалистических идей, в то время как «немецкий нацизм был уникален»[7]; «нацизм – это специфически немецкий феномен»[8], как, например близкий ему по содержанию сионизм – «идеология, разветвленная система организаций и политическая практика крупной еврейской буржуазии»[9]. Эту идею подтверждают исследователи нацизма времен Второй мировой Майкл Сейерс и Альберт Канн. Они пишут: «Вначале фюрер был одержим идеей «германизации» Америки…нацификацией всех лиц германского происхождения, проживавших за пределами «третьей империи»[10].Причем по их словам вождь пренебрег советом создавать организации профашистского типа. Но и после того, как эта мера была пущена в дело с чисто прагматических позиций, ее эффект был значительно ниже чем от нацификации.

Многие политические движения в историческом процессе приобрели сильные индивидуалистические черты – уникальность персонального, топонимического, этнонимического характера: маккартизм, сталинизм, маоизм, итальянский фашизм. Вряд ли их опыт возможно повторить во всем его своеобразии – невозможно их оторвать от исторических событий. В то время как национал-социализм несет в себе более расширенное понимание, хотя и не настолько универсальное, как либерализм, социализм, консерватизм и т.д.

Сегодня «правые» исследователи убедительно доказали, что многие национал-социалисты, консервативные революционеры Германии, националисты, то есть те, кого относят к правому лагерю, были в прямой оппозиции нацистскому курсу, жестоко преследовались режимом. Еще до прихода гитлеризма к власти образовалась сильная оппозиция в стане национал-социалистов во главе с Отто Штрассером. «...Мы – социалисты, Гитлер же перешел на терминологию капиталистов…Если вы хотите сохранить капиталистический режим, - заявил Штрассер, - то вы не имеете права говорить о социализме...» Летом 1930 г. Отто Штрассер основал Боевой союз революционных национал-социалистов, который стал известен под названием «Черный фронт». Он издавал антигитлеровские листовки и памфлеты, печатал газеты, распространял компрометирующие материалы о Гитлере и других видных наци»[11]. И в правление Гитлера борьба правых с ним продолжилась. В Третьем Рейхе действительно опасные для Гитлера заговоры замышлялись немецкими правыми, от Канариса до Штауфенбергера[12].

Говоря о довоенном прошлом и о дне сегодняшнем, не следует забывать, что тогда была совершенно иная система мироустройства – империалистическая система передела мира или колониализм. «Уже первая мировая война с ее тотальной мобилизацией и высокоразвитой технологией уничтожения людей показала, на каком хрупком основании до сих пор базировалась европейская цивилизация. Не зря многими современниками эта война расценивалась как «мировая катастрофа». Все три движения, о которых мы говорим, - большевизм, итальянский фашизм, национал-социализм - обязаны своим возвышением именно этой войне»[13]. Основные исторические мотивации этого мироустройства и привели к великой драме в двух актах (Мировые войны). И далеко не со всем злом, можно отождествлять нацизм, национал-социализм и коммунизм той поры. По другую сторону были далеко не поборники мира, а мощные агрессивные реакционные империалистические державы: у каждой был свой план Передела мира, своя экспансионистская политика. «…самые «либеральные» европейские общества были нелиберальны, поскольку верили в законность империализма, то есть в право одной нации господствовать над другими нациями, не считаясь с тем, желают ли эти нации, чтобы над ними господствовали. Оправдание империализму у каждой нации было своё…»[14]. И именно империалистические агрессивные методы как социальной политики внутри этих держав, так и геополитики послужили причиной становления мощных протестных оппозиционных идеологий коммунизма (большевизма), национал-социализма. Гитлеровский нацизм пришел к оппортунизму с империализмом той поры. Поэтому политика нацизма Гитлера (гитлеризма) была не какой-то особенной, а вполне типичной и обыденной для той эпохи. В этом плане нацизм оправдывал особую роль германского народа, также как монархия Великобритании, как президентская республика Франции (на самом деле на ту пору «олигархическая монархия») оправдывала колониальные захваты заморских земель. Подобную геополитическую тенденцию можно четко проследить у всех европейских держав и США (доктрина Монро), начиная с Великих географических открытий и заканчивая эпохой империализма 19-20-х вв. «Будем искренни и честны! Будем объективны! Разве империализм – специфическое свойство только германской политики и державы согласия не выступают под знаменем империализма? Разве «воля к мощи», «воля к расширению» не свойственна современной Англии? Вспомним англо-бурскую войну. Вспомним английскую политику в Египте, в Азии… Империализм невозможен без воинствующего миросозерцания, без постоянной заботы о внешнем могуществе»[15]. Нацизм был просто последним на тот момент реакционным имперским планом Новой истории в этом многовековом Переделе мира. Его отличительной чертой стал выход за рамки династизма и в данном аспекте внешняя политика нацизма сближается с политикой тогдашних США и Франции.

Во внутренней политике нацизма тоже нельзя найти чего-либо нового, нигде ранее не существовавшего в истории. Она была продолжением внешней, но на родной территории и отражала реакционную политику национального эгоцентризма, свойственную тогдашнему Западу, и Германскому национализму, в частности. Все те же древние «Divide et impera» - лучший метод управления разноплеменным государством – разжигание национальной розни между народностями; излюбленный метод империализма. На эту германскую политику также ложился тяжелый груз поражения в первом акте империалистического безумия. «Важный урок прошлого состоит, в частности, в том, что фашизм и национал-социализм были результатом краха либеральных систем... Политика меняет свой облик, когда наступает такая ситуация, как в Веймаре в 1932 г., и государство перестает быть субъектом, правомочным и способным осуществлять окончательные решения, обязательные для всех, как это было раньше в духе Гоббса. Такая ситуация продолжалась на протяжении почти всего ХХ века»[16]. Версальский унизительный мир на многие годы лишил немцев возможности говорить с внешним миром на равных, «а гитлеровское безумие нашего времени – это паутина мифа, в котором немецкое Эго пытается противостоять Версалю. Ни один человек не рассуждает здраво, когда его самолюбие жестоко задето, и те, кто умышленно унижают нацию, должны быть благодарны только сами себе, если она становится нацией безумных»[17]. Отсюда появилась необходимость изыскать внутренние резервы реабилитации и консолидации нации в борьбе за свое против чужого господства – дополнительного внутреннего врага. В Германии ими стали евреи, в Советской России – кулаки, подкулачники и т.д. Примеров схожих с политикой нацизма, хоть отбавляй: геноцид ирландцев в Великобритании, сегрегация и вытеснение с земли коренных народов в США, Австралии, ЮАР, геноцид армян в Турции. Из более ранних времен западной политики одна инквизиция чего только стоит. Все это происходило в период довоенного империализма и колониализма, и ничем не отличалось от политики нацизма. Тогда нынешние либеральные ценности были еще в стадии становления и не занимали видного места в политике западных держав. Классический либерализм реализовывался через социальную и национально-освободительную борьбу: революции 1848 гг., Парижская коммуна, борьба за независимость на Южном Американском континенте, против Турецкого ига в Юго-восточной Европе, позднее забастовочное движение, которое беспощадно расстреливали за вполне мирные требования. Подобное отношение к геополитическим и внутренним проблемам в немалой степени оправдывает позицию А. Гитлера в этих вопросах, если судить объективно без эмоций, не с позиций измученных горем войны победителей. Не успели отгреметь выстрелы Второй мировой, как Франция тут же вернулась с войной на Индо-Китайский полуостров, Великобритания втянулась в борьбу за Суэцкий канал, даже Бельгия и Голландия не чурались колониальных войн. Отголоски этой геополитики звучным эхом гремели в течение всего послевоенного, «либерального» мироустройства Новейшей истории.

Нацизм, трансформируясь в крайнюю реакционную идеологию 20-30-х гг. опирался на мелкобуржуазное мировоззрение. Психологическую ситуацию той «переходной поры» от национал-социализма к гитлеровскому нацизму лучше всего описал Э. Фромм: «… определенные социально-экономические изменения (особенно упадок среднего класса и возрастание роли монополистического капитала) произвели глубокое психологическое воздействие. Это воздействие было усилено и приведено в систему политической идеологией, сыгравшей в этом отношении такую же роль, как и религиозные идеологии XVI века. Нацизм психологически возродил нижние слои среднего класса и в то же время способствовал разрушению их прежних социально-экономических позиций. Нацизм мобилизовал эмоциональную энергию этих слоев и превратил ее в мощную силу, борющуюся за экономические и политические цели германского империализма»[18]. Немалую роль в становлении нацизма сыграла буржуазная антикоммунистическая истерия.

По этим причинам нацисты не слишком досаждали капиталистической системе. Также можно отметить, что идеологические воззрения немецких либеральных философов и социологов, если они не были коммунистами или оппозицией, не подвергались тотальной проверке на лояльность, как это было в Советском Союзе. В годы правления Гитлера в концепцию нацизма часто вписывались либеральные принципы. «Государство – только средство… Пока в центре внимания было государство, народ был только объектом государственной деятельности. В нашем государстве народ стал субъектом»[19].Таков и один из основных тезисов «Либерального манифеста». «Интересно заметить, что в связи с этой вульгаризацией дарвинизма «социалист» Гитлер отстаивает либеральный принцип неограниченной конкуренции»[20].

Вообще при нынешних настойчивых попытках сравнивать и увязывать нацизм с большевизмом, много общего от советской тенденции сравнивать нацизм с капитализмом. Общим местом в отождествлении являлся культ личности. Но для эпохи мирового экономического кризиса стереотип харизматического лидера был вполне приемлем и в «западных демократиях». Рузвельт правил Соединенными Штатами столько же, сколько Гитлер Германией. И его «Новый курс» на «государство всеобщего благоденствия» был весьма жестким, авторитарным, через активное внедрение государственно-монополистических методов регулирования экономики. В чем-то сходной с культом личности можно считать эпоху «железной леди», когда она безжалостно расправлялась с профсоюзами угольщиков, громила аргентинцев у Фолклендских островов, открыто поддерживала диктатуру Пиночета и всяческий антикоммунизм. Если отвлечься от империалистической реакции Гитлера: милитаризма, реваншизма, расизма – от нацизма как такового, то национал-социалистическая структура общества была более плюралистичной, нежели советский строй. Партийно-государственная корпорация Германии в отличие от ВКП(б) допускала вполне мирное существование института Церкви, частных финансово-промышленных корпораций и вообще частной собственности и конкуренции, враги общества были четко определены. «Точности ради все же следует упомянуть довольно важные институты, сохранившие хотя бы формальную независимость, - церковь, бюрократия, отдельные экономические организации и армия»[21]. Большевизм в свою очередь исключал практически любую корпорацию, церковь, собственность, конкуренцию кроме государственной, врагом мог стать любой человек – атмосфера страха и террора была тотальной. Речь уже не идет о свободе мысли, слова и передвижений: «немецкая философия 30-40-х годов (по крайней мере, весьма заметная часть этой философии) оставалась философией и тогда, когда была существенно созвучна идеологии национал-социализма; лояльность и даже приверженность к этой идеологии не означала для большинства немецких философов утраты своего философского лица, понижения уровня своего философского творчества – всего того, что было неизбежно для русских философов в период господства коммунистической идеологии»[22]. Довоенную Германию таким образом нельзя назвать до конца тоталитарной.

Нацизм отошел от принципов национал-социализма, как сталинизм от ленинизма – в сторону консервативной контрреволюционной реакции. «Нацизм начал свой разрушительный путь. Небывалый белый террор против людей и социализма проходит под маской социализма. Для этого, его пропаганде пришлось возвести революционный фасад с отделкой Парижской Коммуны»[23]. Volks-элемент сменился расовой теорией превосходства, были преданы и надежды «консервативной революции» правых: « …идеи «революционных консерваторов», в том числе их мечта об органической народной общности, перерастающая в обожествление собственного народа, или стремление к слиянию мирской и религиозной сфер, ведущее к попыткам построить «царство Божие» на земле, были подхвачены нацизмом и по-своему воплощены в практике «тысячелетнего рейха»[24]. Социализм был фактически полностью отвергнут: было разгромлено профсоюзное движение. На всех заводах, фабриках и в учреждениях были ликвидированы рабочие советы, отменены право на забастовки и заключение коллективных договоров[25]. Естественно, что идея превосходства – массовый элитаризм[26], полностью нивелировала и социалистическую идею равенства. Наиболее существенной социальной мерой стало решение проблемы безработицы, но в милитаристском ключе. На первый план вышел элитаризм и имперские реваншистские амбиции. Германский национализм эксплуатировался в целях тотального конформизма и в интересах крупных банкиров и промышленников, как местных, так и зарубежных. Подъем немецкого духа гарантировал их инвестиции. Нацисты могли готовить свои авантюры, зная, что на их стороне – поддержка влиятельных экономических групп западного мира[27]. Война по-прежнему считалась лучшим методом наживы. «Для большинства немцев война, когда они о ней думали, сочеталась с соблазнительными перспективами, какие она им сулила, полную уверенность в незначительности неприятностей, каких они могли опасаться … Больше того, эта война доставила многим немцам материальные блага, более сытую жизнь»[28].

Чрезмерно оправдывать Гитлера и нацистскую верхушку нет смысла. Они совершили много ошибок, они привели свой народ к новому, еще более жестокому поражению и позору. Гитлер предал идеологию национал-социализма ради имперского реакционного культа личности в сговоре с милитаристами-консерваторами. Также как когда-то ради войны Наполеон предал идеи революции, также как его оппонент Сталин уничтожил ленинский НЭП. Нацизм высветил опасности, которые могут скрываться за фасадом консерватизма (а современный консерватизм очень уязвим в отношении экстремальных взглядов, хотя и отвергает их)[29]. И если бы Запад действительно тогда был бы либеральным, а либерализм был бы господствующим мировоззрением, то драмы Мировой войны можно было бы избежать. Буржуазный либерализм, под видом мира, разрядки, гуманной отдушины - «…дорогу, которую сорок пять лет назад избрала Западная Европа»[30] - пришел пожинать лавры на руины чужой смертоносной битвы – империализма, коммунизма, фашизма. «Вот, смотрите, что получилось – война и тирания» - стоя над схваткой, вещал и продолжает до сих пор заклинать социум буржуазный либерализм. Но, что могло бы получиться у большевизма и национал-социализма, если бы не постоянно действующая агрессивная реакционная политика империализма, направленная на войну и передел мира, актуальность которой не утрачена и поныне? Ирак, Сербия, Афганистан, Ливан: войны и передел мира под эгидой идей либерализма и демократии.

Вывод: нацизм – это злокачественное реакционное перерождение идеологии национал-социализма, обусловленное культом вождя, сговором с крупной буржуазией (оппортунизм), теорией расового превосходства. «Но дело, прежде всего в том, чтобы мы сами верно поняли, продумали и прочувствовали дух национал-социалистического движения. Несправедливое очернение и оклеветание его мешает верному пониманию, грешит против истины и вредит всему человечеству. Травля против него естественна, когда она идет от Коминтерна; и противоестественна, когда она идет из небольшевистских стран. Дух национал-социализма не сводится к «расизму». Он не сводится и к отрицанию. Он выдвигает положительные и творческие задачи»[31].

Итак, начнем с чистого листа. Национал-социализм – это, прежде всего, правый, традиционалистский взгляд на социализм. Национал-социализм – наиболее левое крыло правых взглядов. Он за построение более социального государства, но без утраты национальной идентичности, за приоритет нации в жизни страны. Уже в 30-е гг. по этому поводу левый национал-социалист О. Штрассер, о котором мы упоминали выше, считал, что из марксизма следует вычесть идею «диктатуры пролетариата», «утопический коммунизм» и «пролетарский интернационализм». Вместо этого Германия должна построить особый немецкий социализм, основанный на солидарности всей нации, справедливости и народном единстве. «Немецкий социализм» считал необходимым сочетать личную ответственность, независимость и творческую свободу с чувством принадлежности единой общине, к трудовому рабоче-крестьянскому и производительному коллективу[32]

Джордж Моссе, определяющий национал-социализм в большей степени как культурную революцию, заметил очень важный антибуржуазный социальный аспект, идеал этой доктрины, дающий именно ей революционную перспективу социальной трансформации общества. В мире, созданном под воздействием индустриализации, личность была отчуждена не только от общества, но и от собственного природного разума[33]. Идея национал-социализма сочетать в себе традиционные устои общества и социальные преобразования стала попыткой положить конец отчуждению человека от современного общества. Подобную концепцию не содержал в себе большевистский социализм, полностью отдававший личность на попечение коллективизма и конформизма – в них он решал проблему отчуждения. Гитлер же затоптал этот росток надежд обывателей своими радикальными амбициями. Национал-социализм в нынешнем понимании – это уже не реакционный нацизм или корпоративный фашизм, где царят примат государства над нацией, имперские замашки Реакции над интересами всего общества, культ вождя над культом народа (демократии), аристократизм возвышенности над возвышенностью единства, истории и культуры всего общества, народа, личности. «Поэтому правы те, кто делает различие между доктриной национал-социализма и итальянским фашизмом, так как в фашистской доктрине, несмотря на то, что в Италии не существовало традиции аналогичной прусской (как мы уже видели), тем не менее признавался приоритет Государства перед «нацией» и «народом»[34].Это будет уже подлинный национал-социализм без «войны и тирании», национал-демократия, где своеобразие личности, народа, нации не будет умаляться ради уравниловки своеобразием меньшинств, корпораций, элит. «Национал» - лишь защита против тотальной универсализации народов в виде масс, толпы, быдла, за национальную культуру и своеобразие великих народов, великих культур. Малые культуры имеют равное право на существование с крупными, но не могут сравниваться с ними по значимости для целостности государства, страны, общества. Недопустимо нахальное морализаторское вторжение общественного в личную жизнь. В этой области принципом должна стать свобода, непосредственно связанная с ответственностью, и еще в большей степени, с приоритетом принципов «высшей морали» перед конформистскими принципами «мелкой морали»[35]. «Социализм» - означает консолидированное решение самых болезненных и жизненно важных проблем общества: нищета, безработица, преступность, коррупция власти. Все ответственны и сопричастны, и все – государство, корпорации, общество, индивид – на равных обязаны решать эти проблемы. На равных не означает равную долю участия в этом процессе: если у кого-то больше прав и финансов, его ответственность пропорционально с этим потенциалом возрастает, его доля должна увеличиться.

Типичным примером действующей общественно-политической модели национал-социализма является «шведская модель социализма». Кое-кто, однако, не преминул отметить, что многие элементы и институты шведского государства никак не вяжутся с социализмом: в Швеции существует монархия, развитый частный финансовый капитал. Одним словом делается вывод, что там не социализм, а развитый социал-капитализм[36]. В среде умеренности и аккуратности всеми силами пытаются абсолютно изжить идею о каком бы то ни было социализме. Естественно, что «шведская модель» имеет мало общего с советским социализмом. Но рассмотрим ее с точки зрения перспективного национал-социализма, о котором сказано выше. «Шведская модель» практически его олицетворяет. В Швеции, мононациональном государстве, где национальное большинство – шведы, было построено очень развитое социальное государство, политика которого полностью направлена на национальные интересы, и которое управляется исключительно шведами. Шведы отказались в своем национал-социализме от «войны» - Швеция уже более ста с лишним лет как объявила нейтралитет, и «тирании» - шведский национал-социализм не отрицает демократию – правящая там уже 80 лет партия социал-демократическая, которая ограничивает её рамками национальных интересов: для шведов демократия – это не «всекратия» или «равнократия», а именно «власть народа» Швеции. Шведское государство практически не вмешивается в частную жизнь и собственность – «шведский социализм работает на базе рыночной экономики: 95% наших предприятий – частные. Государственный сектор производства крайне незначителен – меньше, чем в Италии или во Франции. Но зато есть крупный сектор, которым распоряжается государство: социальное обеспечение, здравоохранение и образование. Все это требует больших затрат, потому и налоги, включая социальные отчисления, в Швеции достаточно высоки – примерно 60% валовой продукции»[37]. Буржуазные фарисеи припомнят, конечно же, что коммунисты уже пытались строить «социализм в отдельно взятой стране». Однако им можно возразить, что большевики не строили «социализм для отдельно взятой страны и народа», как это было сделано в Швеции, и чем как раз должен заниматься национал-социализм: этим он будет отличаться от советской модели. Ведь СССР был для коммунистов-интернационалистов лишь плацдармом «мировой революции».

Кстати, в какой-то мере национал-социалистическим можно считать и Китай (коммунизма там пока не построили). Ведь Китай является также мононациональным государством – 97% населения принадлежат к основной народности хань, идеология – «коммунистическая», в большей мере социалистическая, направленная на построение социально справедливого государства. Китай – довольно замкнутое общество с имперскими традициями, его политика на сегодняшний день целиком и полностью опирается на внутренние национальные интересы китайского народа.

Следующая глава

Чем национал-социализм отличается от фашизма

Согласно Муссолини основное положения фашистской доктрины – это учение о государстве, его сущности, задачах и целях. Для идеологии фашизма государство является абсолютом – непререкаемым авторитетом и высшей инстанцией. Все индивиды или социальные группы не мыслимы без государства.

Более четко эта идея обозначена в лозунге, который Муссолини провозгласил в своей речи в Палате Депутатов 26 мая 1927 года: «Всё в государстве, ничего против государства и ничего вне государства».

Отношение к государству национал-социалистов было принципиально иным. Для идеологов Третьего рейха государство – это «только средство для сохранения народа». В отдаленной перспективе национал-социализм не ставил цель поддерживать структуру государства, а стремился реорганизовать его в общественные институты.

Государство в национал-социализме рассматривалось как промежуточный этап, в построении идеального, чистого в расовом отношении общества. Здесь можно усмотреть некоторую аналогию с идеями Маркса и Ленина, которые считали государство переходной формой на пути строительства бесклассового общества.

Второй камень преткновения между двумя системами – национальный и расовый вопрос. Для фашистов был крайне важен в этом отношении корпоративный подход в решении национальных проблем. Муссолини заявлял, что «раса — это чувство, а не реальность; 95% чувства». Более того, Муссолини старался по возможности избегать этого слова, заменяя его понятием нация. Именно итальянская нация была для дуче предметом гордости и стимулом для её дальнейшего возвеличивания.

Гитлер называл понятие «нация» «устаревшим и пустым», несмотря на присутствие этого слова в названии его партии. Национальный вопрос германские лидеры решали через расовый подход, в буквальном смысле путем механической очистки расы и поддержанием расовой чистоты через отсеивание инородных элементов. Расовый вопрос – краеугольный камень нацизма.

Фашистской идеологии в ее изначальном смысле были чужды расизм и антисемитизм. Хотя Муссолини и признавал, что стал расистом еще в 1921 году, но при этом подчеркивал, что здесь нет никакой имитации германского расизма. «Необходимо, чтобы итальянцы уважали свою расу», – так декларировал Муссолини свою «расистскую» позицию.

Более того, Муссолини не раз осуждал евгенические учения национал-социализма о чистоте расы. В марте 1932 года в беседе с немецким писателем Эмилем Людвигом он заметил, что «к настоящему времени в мире не осталось совершенно чистых рас. Даже евреи не избежали смешения».

«Антисемитизма в Италии не существует», – заявлял дуче. И это были не только слова. В то время как в Германии набирали силу антисемитские кампании в Италии многие важные посты в университетах, банках или армии продолжали занимать евреи. Только с середины 1930-х годов Муссолини заявил о белом превосходстве в африканских колониях Италии и перешел на антисемитскую риторику ради союза с Германией.

Важно отметить, что нацизм не является обязательной составляющей фашизма. Так, фашистские режимы Салазара в Португалии, Франко в Испании или Пиночета в Чили были лишены основополагающей для нацизма теории расового превосходства.


Смотрите также




© 2012 - 2020 "Познавательный портал yznai-ka.ru!". Содержание, карта сайта.