Домой Регистрация
Приветствуем вас, Гость



Форма входа

Население


Вступайте в нашу группу Вконтакте! :)




ПОИСК


Опросник
Используете ли вы афоризмы и цитаты в своей речи?
Проголосовало 514 человек


Монофизитство что это такое


МОНОФИЗИ́ТСТВО

Авторы: Протоиерей В. Асмус

МОНОФИЗИ́ТСТВО (от мо­но... и греч. φύσις – при­ро­да), тра­диц. на­зва­ние бо­го­слов­ско­го уче­ния о еди­ной при­ро­де Иису­са Хри­ста, воз­ник­ше­го в 4–5 вв. в Ви­зан­тии в эпо­ху хри­сто­ло­гич. спо­ров. Тер­мин «М.» бо­лее по­зд­не­го про­ис­хож­де­ния (кон. 7 в.); ут­вер­див­шись в сре­де сто­рон­ни­ков уче­ния о двух при­ро­дах (Бо­же­ст­вен­ной и че­ло­ве­че­ской) во Хри­сте – пра­во­слав­ных, этот тер­мин по­ле­ми­че­ски ис­ка­зил уче­ние о еди­ной при­ро­де Хри­ста.

Ро­до­на­чаль­ни­ком уче­ния о еди­ной приро­де Иисуса Хри­ста яв­ля­ет­ся Апол­ли­на­рий Лао­ди­кий­ский (ум. 390) (см. Апол­ли­на­ри­ан­ст­во), ко­то­рый, от­ри­цая пол­но­ту че­ло­ве­че­ской при­ро­ды во Хри­сте, учил, что во Хри­сте Бог и че­ло­век (без ду­ха, ума) со­ста­ви­ли еди­ную при­ро­ду. Апол­ли­на­рий был осу­ж­дён II Все­лен­ским со­бо­ром (381) (см. Все­лен­ские со­бо­ры). Од­на­ко впо­след­ст­вии его со­чи­не­ния рас­про­стра­ня­лись под име­на­ми са­мых ав­то­ри­тет­ных пра­во­слав­ных епи­ско­пов, в т. ч. фор­му­ла «…еди­ная при­ро­да Бо­га Сло­ва во­пло­щён­ная…» («…μία φύσις τοῦ Θεοῦ Λόγου σεσαρϰωμένη…»), став­шая ве­ро­ис­по­вед­ной ос­но­вой М. К этой фор­му­ле при­бе­гал свт. Ки­рилл Алек­сан­д­рий­ский, по­ле­ми­зи­руя с Не­сто­ри­ем (см. Не­сто­ри­ан­ст­во), раз­де­ляв­шим Хри­ста на два ли­ца, од­на­ко свя­ти­тель при­зна­вал, что мож­но го­во­рить о двух при­ро­дах Хри­ста по­сле во­пло­ще­ния. Ки­рилл осу­ж­дал Апол­ли­на­рия и при­зна­вал пол­но­ту че­ло­ве­че­ской при­ро­ды во Хри­сте. III Все­лен­ский со­бор (431) осу­дил Не­сто­рия и при­знал бо­го­сло­вие Ки­рил­ла пра­во­слав­ным, од­на­ко не дал сво­его ве­ро­оп­ре­де­ле­ния, и при не­оп­ре­де­лён­но­сти тер­ми­но­ло­гии Ки­рил­ла воз­ни­ка­ла воз­мож­ность разл. ин­тер­пре­та­ций. Так, кон­стан­ти­но­поль­ский ар­хим. Ев­ти­хий не при­зна­вал, что Хри­стос как че­ло­век еди­но­су­щен др. лю­дям. В 448 в Кон­стан­ти­но­по­ле ме­ст­ный со­бор от­лу­чил Ев­ти­хия. Ар­хи­еп. Алек­сан­д­рий­ский Дио­скор (444–451) под­дер­жал Ев­ти­хия в тре­бо­ва­нии со­звать Все­лен­ский со­бор и пред­се­да­тель­ст­во­вал на со­бо­ре в Эфе­се в 449, по­лу­чив­шем впо­след­ст­вии назв. «раз­бой­ничь­е­го», где Ев­ти­хий был реа­би­ли­ти­ро­ван.

IV Все­лен­ский (Хал­ки­дон­ский) со­бор (451) при­нял ве­ро­оп­ре­де­ле­ние о Хри­сте в еди­ном Ли­це, в еди­ной ипо­ста­си и в двух при­ро­дах и осу­дил Ев­ти­хия. Гл. ав­то­ри­те­том для от­цов со­бо­ра был Ки­рилл Алек­сан­д­рий­ский, при этом его тер­ми­но­ло­гия бы­ла уточ­не­на. Од­на­ко да­ле­ко не все го­то­вы бы­ли при­нять этот со­бор. Про­тив­ни­ки со­бо­ра по­счи­та­ли не­до­пус­ти­мым го­во­рить о двух при­ро­дах во Хри­сте: по их мне­нию, две при­ро­ды не­из­беж­но вво­дят и две ипо­ста­си, что яв­ля­ет­ся воз­ро­ж­де­ни­ем не­сто­ри­ан­ст­ва. Они при­дер­жи­ва­лись ут­вер­жде­ния, что Хри­стос, хо­тя ро­ж­дён из двух при­род, пре­бы­ва­ет не в двух при­ро­дах, по­сколь­ку в ак­те Во­пло­ще­ния из двух ста­ло од­но. В Егип­те, Си­рии и За­кав­ка­зье на­чалось про­ти­во­дей­ст­вие Хал­ки­до­ну, ко­то­рое не уда­ва­лось ос­та­но­вить адм. ме­ра­ми: в борь­бу сто­рон­ни­ков и про­тив­ни­ков Хал­ки­до­на всё бо­лее втя­ги­ва­лись ши­ро­кие мас­сы, пред­во­ди­тель­ст­вуе­мые мо­на­ше­ст­вом.

Сто­ле­тие, по­сле­до­вав­шее за Хал­ки­дон­ским со­бо­ром, от­ме­че­но рас­цве­том М. При этом оно раз­де­ли­лось на 2 де­сят­ка те­че­ний, из ко­то­рых од­ни име­ли ве­ро­учи­тель­ные от­тен­ки, дру­гие – воз­ник­ли в си­лу лич­ных ам­би­ций во­ж­дей. Са­мым влия­тель­ным бо­го­сло­вом М. стал Се­вир Ан­ти­охий­ский. От­ри­цая слия­ние Бо­же­ст­ва и че­ло­ве­че­ст­ва во Хри­сте (как и от­цы Хал­ки­дон­ско­го со­бо­ра), при­зна­вая двой­ное еди­но­су­щие Хри­ста: От­цу по Бо­же­ст­ву и лю­дям по че­ло­ве­че­ст­ву, – но при этом ото­жде­ст­в­ляя по­ня­тия «ипо­стась», «ли­цо» и «при­ро­да», он учил о еди­ной слож­ной при­ро­де Хри­ста, но не двой­ной (по­это­му встре­чаю­щее­ся в совр. лит-ре име­но­ва­ние М. ди­п­ло­фи­зит­ст­вом не­вер­но). Край­нее уче­ние М. о со­вер­шен­ном не­тле­нии Те­ла Хри­сто­ва с мо­мен­та Во­пло­ще­ния как ар­гу­мент в поль­зу един­ст­ва при­ро­ды Хри­ста соз­дал Юли­ан Га­ли­кар­нас­ский. Ио­анн Фи­ло­пон, ис­хо­дя из ло­ги­ки М. (ото­жде­ст­в­ле­ние при­ро­ды и ипо­ста­си), раз­ра­ба­ты­вал уче­ние трое­бо­жия.

Ни­кто из ви­зант. им­пе­ра­то­ров не встал од­но­знач­но на сто­ро­ну М. По­пыт­ку при­ми­ре­ния мо­но­фи­зи­тов с хал­ки­до­ни­та­ми на ос­но­ве дог­ма­тич. ми­ни­му­ма пред­при­нял имп. Зи­нон: в из­дан­ном им Эно­ти­ко­не (482) пред­пи­сы­ва­лось дер­жать­ся пер­вых трёх Все­лен­ских со­бо­ров, при­зна­вать Хри­ста «еди­но­сущ­ным От­цу по Бо­же­ст­ву и нам по че­ло­ве­че­ст­ву», ана­фе­мат­ст­во­вать Не­сто­рия и Ев­ти­хия, не при­ни­мать «раз­де­ляю­щих или сли­ваю­щих» две при­ро­ды во Хри­сте (хал­ки­дон­ская тер­ми­но­ло­гия) и при этом ана­фе­мат­ст­во­вать всех ду­маю­щих ина­че. Од­на­ко Эно­ти­кон не удов­ле­тво­рил мн. пред­ста­ви­те­лей обе­их сто­рон и вы­звал бо­лее чем 30-лет­ний раз­рыв хри­сти­ан­ско­го Вос­то­ка с Рим. цер­ко­вью. При­ми­ре­ние с Ри­мом це­ной обя­за­тель­ст­ва борь­бы с М. бы­ло дос­тиг­ну­то встав­шим на сто­ро­ну Хал­ки­до­на имп. Юс­ти­ниа­ном I. В 536 в Кон­стан­ти­но­по­ле со­сто­ял­ся со­бор, осу­див­ший Се­ви­ра Ан­ти­охий­ско­го. V Все­лен­ский со­бор (553) при­нял дог­ма­тич. оп­ре­де­ле­ния, тон­ко учи­ты­вав­шие все опа­се­ния про­тив­ни­ков Хал­ки­до­на и гар­мо­ни­зи­ро­вав­шие его ве­ро­оп­ре­де­ле­ние с фор­му­ла­ми Ки­рил­ла Алек­сан­д­рий­ско­го.

Цер­ков­ная по­ли­ти­ка имп. Юс­ти­ниа­на сде­ла­ла хал­ки­дон­ское ве­ро­ис­по­ве­да­ние офиц. ве­ро­учи­тель­ной док­три­ной. Для не­при­ми­ри­мых про­тив­ни­ков Хал­ки­до­на, ос­та­вав­ших­ся, как пра­ви­ло, в нац. ок­раи­нах им­пе­рии, хал­ки­дон­ское ве­ро­оп­ре­де­ле­ние ста­ло ото­жде­ст­в­лять­ся с греч. пра­во­сла­ви­ем, что по­бу­ж­да­ло их к ре­ши­тель­но­му от­ме­же­ва­нию от им­пер­ской церк­ви. Так, в Егип­те об­ра­зо­ва­лась от­де­лив­шая­ся от Алек­сан­д­рий­ско­го пат­ри­ар­ха­та не­хал­ки­дон­ская ие­рар­хия, к ко­то­рой при­сое­ди­ни­лись ко­рен­ные егип­тя­не – коп­ты (см. Копт­ская цер­ковь). Ие­рар­хич. струк­ту­ра, па­рал­лель­ная офиц. Церк­ви, бы­ла соз­да­на в Си­рии при­няв­шим в 542 епи­скоп­ское по­свя­ще­ние Иа­ко­вом Ба­ра­де­ем. По его име­ни пра­во­слав­ные ста­ли на­зы­вать сир. мо­но­фи­зи­тов яко­ви­та­ми. Си­ро-яко­вит­ская цер­ковь (см. в ст. Си­рий­ские церк­ви) при­об­ре­ла в Си­рии нац. ха­рак­тер, по­сколь­ку сир. гре­ки в боль­шин­ст­ве скло­ни­лись к Хал­ки­до­ну. Ещё в 505/506, осу­див на I Двин­ском со­бо­ре Хал­ки­дон на­ря­ду с не­сто­ри­ан­ст­вом, к М. примк­ну­ла Арм. цер­ковь (см. Ар­мян­ская апо­столь­ская цер­ковь). II Двин­ский со­бор (554/555) Арм. церк­ви окон­ча­тель­но от­верг хал­ки­дон­ские оп­ре­де­ле­ния. При этом в 726 со­бор в Ман­ци­кер­те осу­дил Се­ви­ра Ан­ти­охий­ско­го, изо­ли­ро­вав этим Арм. цер­ковь от др. не­хал­ки­дон­ских церк­вей. На­чав­шее­ся в 7 в. араб. за­вое­ва­ние ли­ша­ло Ви­зан­тию воз­мож­но­сти про­дол­жать унио­наль­ную при­ми­ри­тель­ную по­ли­ти­ку в нац. ок­раи­нах. Хал­ки­дон­ское ис­по­ве­да­ние бы­ло для всех ве­рой ви­зант. им­пе­ра­то­ра, и ес­ли за­вое­ва­те­ли про­во­ди­ли по от­но­ше­нию к хри­стиа­нам ве­ро­тер­пи­мую по­ли­ти­ку, это от­но­си­лось пре­ж­де все­го к не­хал­ки­дон­ским церк­вам.

Ком­про­мис­сом для врем. при­ми­ре­ния пра­во­слав­ной и не­хал­ки­дон­ских церк­вей яви­лось в сер. 7 в. мо­но­фе­лит­ст­во.

В Но­вей­шее вре­мя под влия­ни­ем эку­ме­нич. дви­же­ния мо­но­фи­зит­ские церк­ви осоз­на­ли не­об­хо­ди­мость вза­им­но­го еди­не­ния. В янв. 1965 по ини­циа­ти­ве эфи­оп. имп. Хай­ле Се­лас­сие I в Ад­дис-Абе­бе со­сто­ял­ся со­бор всех церк­вей этой тра­ди­ции, объ­я­вив­ший об их пол­ном ве­роис­по­вед­ном един­ст­ве. На­ча­лись пе­рего­во­ры пред­ста­ви­те­лей этих церк­вей с пред­ста­ви­те­ля­ми пра­во­слав­ных церк­вей, при­вед­шие в 1989 и 1990 к под­пи­са­нию двух Со­вме­ст­ных за­яв­ле­ний о пол­ном со­гла­сии в хри­сто­ло­гич. дог­ме. Од­на­ко не все пра­во­слав­ные церк­ви одоб­ри­ли это со­гла­ше­ние, и оно до сих пор ос­та­ёт­ся без­ре­зуль­тат­ным.

К нач. 21 в. М. ис­по­ве­до­ва­ли Копт­ская цер­ковь, Эфи­оп­ская цер­ковь, Арм. апо­столь­ская цер­ковь, Си­ро-яко­вит­ская цер­ковь, Ма­лан­кар­ская сир. цер­ковь в Ин­дии, Эрит­рей­ская цер­ковь.

МОНОФИЗИТСТВО

МОНОФИЗИТСТВО (от мо­но... и греч. φύσις - при­ро­да) - традиционное на­зва­ние бо­го­слов­ско­го уче­ния о еди­ной при­ро­де Иису­са Хри­ста, воз­ник­ше­го в IV-V веках в Ви­зан­тии в эпо­ху хри­сто­ло­гических спо­ров.

Тер­мин «монофизитство» бо­лее по­зд­не­го про­ис­хож­де­ния (конец VII века); ут­вер­див­шись в сре­де сто­рон­ни­ков уче­ния о двух при­ро­дах (Бо­же­ст­вен­ной и че­ло­ве­че­ской) во Хри­сте - пра­во­слав­ных, этот тер­мин по­ле­ми­че­ски ис­ка­зил уче­ние о еди­ной при­ро­де Хри­ста.

Ро­до­на­чаль­ни­ком уче­ния о еди­ной приро­де Иисуса Хри­ста яв­ля­ет­ся Апол­ли­на­рий Лао­ди­кий­ский (умер 390 год) (см. Апол­ли­на­ри­ан­ст­во), ко­то­рый, от­ри­цая пол­но­ту че­ло­ве­че­ской при­ро­ды во Хри­сте, учил, что во Хри­сте Бог и че­ло­век (без ду­ха, ума) со­ста­ви­ли еди­ную при­ро­ду. Апол­ли­на­рий был осу­ж­дён II Все­лен­ским со­бо­ром (381 года) (см. Все­лен­ские со­бо­ры). Од­на­ко впо­след­ст­вии его со­чи­не­ния рас­про­стра­ня­лись под име­на­ми са­мых ав­то­ри­тет­ных пра­во­слав­ных епи­ско­пов, в т. ч. фор­му­ла «…еди­ная при­ро­да Бо­га Сло­ва во­пло­щён­ная…» («…μία φύσις τοῦ Θεοῦ Λόγου σεσαρ- ϰωμένη…»), став­шая ве­ро­ис­по­вед­ной ос­но­вой монофизитства.  

К этой фор­му­ле при­бе­гал свт. Ки­рилл Алек­сан­д­рий­ский, по­ле­ми­зи­руя с Не­сто­ри­ем (см. Не­сто­ри­ан­ст­во), раз­де­ляв­шим Хри­ста на два ли­ца, од­на­ко свя­ти­тель при­зна­вал, что мож­но го­во­рить о двух при­ро­дах Хри­ста по­сле во­пло­ще­ния. Ки­рилл осу­ж­дал Апол­ли­на­рия и при­зна­вал пол­но­ту че­ло­ве­че­ской при­ро­ды во Хри­сте. III Все­лен­ский со­бор (431 год) осу­дил Не­сто­рия и при­знал бо­го­сло­вие Ки­рил­ла пра­во­слав­ным, од­на­ко не дал сво­его ве­ро­оп­ре­де­ле­ния, и при не­оп­ре­де­лён­но­сти тер­ми­но­ло­гии Ки­рил­ла воз­ни­ка­ла воз­мож­ность различных ин­тер­пре­та­ций. Так, кон­стан­ти­но­поль­ский ар­хим. Ев­ти­хий не при­зна­вал, что Хри­стос как че­ло­век еди­но­су­щен другим лю­дям. В 448 году в Кон­стан­ти­но­по­ле ме­ст­ный со­бор от­лу­чил Ев­ти­хия. Ар­хи­еп. Алек­сан­д­рий­ский Дио­скор (444-451 годы) под­дер­жал Ев­ти­хия в тре­бо­ва­нии со­звать Все­лен­ский со­бор и пред­се­да­тель­ст­во­вал на со­бо­ре в Эфе­се в 449 году, по­лу­чив­шем впо­след­ст­вии название «раз­бой­ничь­е­го», где Ев­ти­хий был реа­би­ли­ти­ро­ван.

IV Все­лен­ский (Хал­ки­дон­ский) со­бор (451 год) при­нял ве­ро­оп­ре­де­ле­ние о Хри­сте в еди­ном Ли­це, в еди­ной ипо­ста­си и в двух при­ро­дах и осу­дил Ев­ти­хия. Главным ав­то­ри­те­том для от­цов со­бо­ра был Ки­рилл Алек­сан­д­рий­ский, при этом его тер­ми­но­ло­гия бы­ла уточ­не­на. Од­на­ко да­ле­ко не все го­то­вы бы­ли при­нять этот со­бор. Про­тив­ни­ки со­бо­ра по­счи­та­ли не­до­пус­ти­мым го­во­рить о двух при­ро­дах во Хри­сте: по их мне­нию, две при­ро­ды не­из­беж­но вво­дят и две ипо­ста­си, что яв­ля­ет­ся воз­ро­ж­де­ни­ем не­сто­ри­ан­ст­ва. Они при­дер­жи­ва­лись ут­вер­жде­ния, что Хри­стос, хо­тя ро­ж­дён из двух при­род, пре­бы­ва­ет не в двух при­ро­дах, по­сколь­ку в ак­те Во­пло­ще­ния из двух ста­ло од­но. В Егип­те, Си­рии и За­кав­ка­зье на­чалось про­ти­во­дей­ст­вие Хал­ки­до­ну, ко­то­рое не уда­ва­лось ос­та­но­вить административными ме­ра­ми: в борь­бу сто­рон­ни­ков и про­тив­ни­ков Хал­ки­до­на всё бо­лее втя­ги­ва­лись ши­ро­кие мас­сы, пред­во­ди­тель­ст­вуе­мые мо­на­ше­ст­вом.

Сто­ле­тие, по­сле­до­вав­шее за Хал­ки­дон­ским со­бо­ром, от­ме­че­но рас­цве­том монофизитства. При этом оно раз­де­ли­лось на 2 де­сят­ка те­че­ний, из ко­то­рых од­ни име­ли ве­ро­учи­тель­ные от­тен­ки, дру­гие - воз­ник­ли в си­лу лич­ных ам­би­ций во­ж­дей. Са­мым влия­тель­ным бо­го­сло­вом монофизитства стал Се­вир Ан­ти­охий­ский. От­ри­цая слия­ние Бо­же­ст­ва и че­ло­ве­че­ст­ва во Хри­сте (как и от­цы Хал­ки­дон­ско­го со­бо­ра), при­зна­вая двой­ное еди­но­су­щие Хри­ста: От­цу по Бо­же­ст­ву и лю­дям по че­ло­ве­че­ст­ву, - но при этом ото­жде­ст­в­ляя по­ня­тия «ипо­стась», «ли­цо» и «при­ро­да», он учил о еди­ной слож­ной при­ро­де Хри­ста, но не двой­ной (по­это­му встре­чаю­щее­ся в современной литературе име­но­ва­ние монофизитства ди­п­ло­фи­зит­ст­вом не­вер­но). Край­нее уче­ние монофизитства о со­вер­шен­ном не­тле­нии Те­ла Хри­сто­ва с мо­мен­та Во­пло­ще­ния как ар­гу­мент в поль­зу един­ст­ва при­ро­ды Хри­ста соз­дал Юли­ан Га­ли­кар­нас­ский. Ио­анн Фи­ло­пон, ис­хо­дя из ло­ги­ки монофизиства (ото­жде­ст­в­ле­ние при­ро­ды и ипо­ста­си), раз­ра­ба­ты­вал уче­ние трое­бо­жия.

Ни­кто из ви­зантийских  им­пе­ра­то­ров не встал од­но­знач­но на сто­ро­ну монофизитства. По­пыт­ку при­ми­ре­ния мо­но­фи­зи­тов с хал­ки­до­ни­та­ми на ос­но­ве дог­ма­тического ми­ни­му­ма пред­при­нял император Зи­нон: в из­дан­ном им Эно­ти­ко­не (482 год) пред­пи­сы­ва­лось дер­жать­ся пер­вых трёх Все­лен­ских со­бо­ров, при­зна­вать Хри­ста «еди­но­сущ­ным От­цу по Бо­же­ст­ву и нам по че­ло­ве­че­ст­ву», ана­фе­мат­ст­во­вать Не­сто­рия и Ев­ти­хия, не при­ни­мать «раз­де­ляю­щих или сли­ваю­щих» две при­ро­ды во Хри­сте (хал­ки­дон­ская тер­ми­но­ло­гия) и при этом ана­фе­мат­ст­во­вать всех ду­маю­щих ина­че. Од­на­ко Эно­ти­кон не удов­ле­тво­рил многих пред­ста­ви­те­лей обе­их сто­рон и вы­звал бо­лее чем 30-лет­ний раз­рыв хри­сти­ан­ско­го Вос­то­ка с Рим. цер­ко­вью. При­ми­ре­ние с Ри­мом це­ной обя­за­тель­ст­ва борь­бы с монофизитством бы­ло дос­тиг­ну­то встав­шим на сто­ро­ну Хал­ки­до­на имп. Юс­ти­ниа­ном I. В 536 году в Кон­стан­ти­но­по­ле со­сто­ял­ся со­бор, осу­див­ший Се­ви­ра Ан­ти­охий­ско­го. V Все­лен­ский со­бор (553 год) при­нял дог­ма­тические оп­ре­де­ле­ния, тон­ко учи­ты­вав­шие все опа­се­ния про­тив­ни­ков Хал­ки­до­на и гар­мо­ни­зи­ро­вав­шие его ве­ро­оп­ре­де­ле­ние с фор­му­ла­ми Ки­рил­ла Алек­сан­д­рий­ско­го.

Цер­ков­ная по­ли­ти­ка императора Юс­ти­ниа­на сде­ла­ла хал­ки­дон­ское ве­ро­ис­по­ве­да­ние официальной ве­ро­учи­тель­ной док­три­ной. Для не­при­ми­ри­мых про­тив­ни­ков Хал­ки­до­на, ос­та­вав­ших­ся, как пра­ви­ло, в национальных ок­раи­нах им­пе­рии, хал­ки­дон­ское ве­ро­оп­ре­де­ле­ние ста­ло ото­жде­ст­в­лять­ся с греческим пра­во­сла­ви­ем, что по­бу­ж­да­ло их к ре­ши­тель­но­му от­ме­же­ва­нию от им­пер­ской церк­ви. Так, в Егип­те об­ра­зо­ва­лась от­де­лив­шая­ся от Алек­сан­д­рий­ско­го пат­ри­ар­ха­та не­хал­ки­дон­ская ие­рар­хия, к ко­то­рой при­сое­ди­ни­лись ко­рен­ные егип­тя­не - коп­ты (см. Копт­ская цер­ковь).

Ие­рар­хическая струк­ту­ра, па­рал­лель­ная официальной Церк­ви, бы­ла соз­да­на в Си­рии при­няв­шим в 542 году епи­скоп­ское по­свя­ще­ние Иа­ко­вом Ба­ра­де­ем. По его име­ни пра­во­слав­ные ста­ли на­зы­вать сирийских мо­но­фи­зи­тов яко­ви­та­ми. Си­ро-яко­вит­ская цер­ковь (см. в ст. Си­рий­ские церк­ви) при­об­ре­ла в Си­рии национальный ха­рак­тер, по­сколь­ку сирийские гре­ки в боль­шин­ст­ве скло­ни­лись к Хал­ки­до­ну. Ещё в 505/506 году, осу­див на I Двин­ском со­бо­ре Хал­ки­дон на­ря­ду с не­сто­ри­ан­ст­вом, к монофизитству примк­ну­ла Армянская цер­ковь (см. Ар­мян­ская апо­столь­ская цер­ковь). II Двин­ский со­бор (554/555 год) Армянской церк­ви окон­ча­тель­но от­верг хал­ки­дон­ские оп­ре­де­ле­ния. При этом в 726 году со­бор в Ман­ци­кер­те осу­дил Се­ви­ра Ан­ти­охий­ско­го, изо­ли­ро­вав этим Армянскую цер­ковь от древних не­хал­ки­дон­ских церк­вей. На­чав­шее­ся в VII веке  арабское за­вое­ва­ние ли­ша­ло Ви­зан­тию воз­мож­но­сти про­дол­жать унио­наль­ную при­ми­ри­тель­ную по­ли­ти­ку в национальных ок­раи­нах. Хал­ки­дон­ское ис­по­ве­да­ние бы­ло для всех ве­рой ви­зантийского им­пе­ра­то­ра, и ес­ли за­вое­ва­те­ли про­во­ди­ли по от­но­ше­нию к хри­стиа­нам ве­ро­тер­пи­мую по­ли­ти­ку, это от­но­си­лось пре­ж­де все­го к не­хал­ки­дон­ским церк­вам.

Ком­про­мис­сом для временного при­ми­ре­ния пра­во­слав­ной и не­хал­ки­дон­ских церк­вей яви­лось в середине VII века мо­но­фе­лит­ст­во.

В Но­вей­шее вре­мя под влия­ни­ем эку­ме­нического дви­же­ния мо­но­фи­зит­ские церк­ви осоз­на­ли не­об­хо­ди­мость вза­им­но­го еди­не­ния. В январе 1965 года по ини­циа­ти­ве эфи­опского императора Хай­ле Се­лас­сие I в Ад­дис-Абе­бе со­сто­ял­ся со­бор всех церк­вей этой тра­ди­ции, объ­я­вив­ший об их пол­ном ве­роис­по­вед­ном един­ст­ве. На­ча­лись пе­рего­во­ры пред­ста­ви­те­лей этих церк­вей с пред­ста­ви­те­ля­ми пра­во­слав­ных церк­вей, при­вед­шие в 1989 и 1990 годы к под­пи­са­нию двух Со­вме­ст­ных за­яв­ле­ний о пол­ном со­гла­сии в хри­сто­ло­гической дог­ме. Од­на­ко не все пра­во­слав­ные церк­ви одоб­ри­ли это со­гла­ше­ние, и оно до сих пор ос­та­ёт­ся без­ре­зуль­тат­ным.

К началу XXI века монофизитство ис­по­ве­до­ва­ли Копт­ская цер­ковь, Эфи­оп­ская цер­ковь, Армянская апо­столь­ская цер­ковь, Си­ро-яко­вит­ская цер­ковь, Ма­лан­кар­ская сирийская цер­ковь в Ин­дии, Эрит­рей­ская цер­ковь.

Исторические источники:

Аcta Conciliorum Oencumenicorum. В. [e. a.], 1914–1972. Vol. 1–4;

Дея­ния Все­лен­ских Со­бо­ров. 5-е изд. СПб., 1996. Т. 1–3.

© Большая Российская Энциклопедия (БРЭ)

Литература

Монофизитство - это... Что такое Монофизитство?

Монофизиты

Сторонники христианского учения, возникшего в Византии в V веке как реакция на несторианство, они утверждали, что у Христа одна природа, в которой божественное начало поглощает человеческое. Осуждены на Халкидонском соборе в 451 г.

Споры между церковными авторитетами в первые века после утверждения христианства в качестве государственной религии были плохо понятны массе верующих. Они только знали, что воюют епископ такого-то города с епископами таких-то мест, что император больше склоняется на сторону одного из них.

Но мощные еретические движения становились действительно мощными, когда их поддерживало население целых регионов. Правители регионов (мирские или духовные) стремились увеличить собственное влияние на весь христианский мир (в том числе, и на несведущих в тонкостях богословия).

Борьба за власть облекалась в форму религиозных диспутов. Так и получалось, что буква, значение слова, чистая философия становились причинами настоящих войн.

* * *

В споре с арианством (первая половина IV века н. э.) на Никейском соборе и в последовавшей за ним борьбе большинство теологов империи сумело утвердить тезис о том, что евангельский Христос не был «низшим божеством» и по своей природе был равен Отцу. Арианство[68] в дальнейшем распространялось лишь среди варварских народов.

Однако упомянутый тезис ставит вопрос: как могло произойти слияние двух субстанций? Сохранил ли при воплощении Христос свою божественную природу или же приобрел еще и другую, человеческую? Из нового конфликта по этому вопросу в христианстве в V веке возник глубокий разлад, который положил начало, с одной стороны, так называемой несторианской, а с другой — монофизитской (или монофиситской) церквям.

Массы верующих всегда понимали воплощение мифологически. Было ли тело Христа действительно реально, создано из плоти и крови или оно было только кажущимся — все это имело влияние на принятие ими догмы о спасении и искуплении. Искупитель и спаситель должен был страдать «по-настоящему», а не в аллегорическом или духовном смысле, а следовательно — без человеческой природы ему было не обойтись.

Один из осужденных на Константинопольском соборе 381 г. епископов — Апполинарий из Лаодикеи, пытался обойти эту трудную проблему, доказывая, что как у человека тело и душа нераздельны и образуют одну личность, так и в Христе следует видеть одну-единственную божественную индивидуальность. Это было учение, которое преобладало в александрийской церкви.

Отцы антиохийской школы (в Малой Азии) отрицали, что в Иисусе имело место полное слияние человеческого и божественного начал. Диодор из Тарса и Феодор из Мопсуестии пришли к утверждению о присутствии в Иисусе двух разных, завершенных в себе личностей. Но «личность» и «природа» для многих означало одно и то же.

Сирийский монах по имени Несторий, возвысившийся к 428 г. до высокого сана константинопольского епископа, сделал из этих споров вывод, что Мария не может быть почитаема как «матерь Божья», ибо она есть всего лишь «мать Христа», смертного, как и все другие. Только затем, по мнению Нестория[69], Христос приобрел Божественную природу и соединял в себе две различные и разделяемые природы.

Александрийский епископ счел момент подходящим, чтобы унизить константинопольское епископство. Несторий подвергся ожесточенным нападкам. Император Феодосий II созвал в 431 г. в Эфесе новый вселенский собор, третий по счету. Не дожидаясь прибытия антиохийской делегации и представителей Рима, Кирилл Александрийский спешно настоял на осуждении Нестория, который вынужден был в следующем году оставить епископские функции.

Александрийский епископ проводил четкую связь между несторианством и арианством. Он писал, что позиция Нестория лишь подчеркивает, что Христос не обладает единой с Богом-Отцом природой, а это очевидно противоречило Никейскому символу веры — «Един в трех лицах».

Один из преданных Кириллу людей, игумен большого монастыря в Константинополе Евтихий[70] (ок. 379–454) разработал новое истолкование христологической доктрины, радикально противоположное взглядам Нестория. В новой доктрине после союза Сына с Отцом в Иисусе могла существовать только одна природа, а не две, как считали сторонники опального сирийца.

* * *

Сторонники Евтихиевой теологии были прозваны по-гречески монофизитами[71], то есть «приверженцами одной природы». Сами монофизиты не признают такого термина, предпочитая называть себя православными или последователями «апостольской церкви».

Евтихий учил, что вначале раздельно существовали две природы Христа — Бога и человека, однако после соединения их при боговоплощении стала существовать лишь одна. В дальнейшем защитники монофизитства или вовсе отрицали наличие какого-либо человеческого элемента в природе Христа, или утверждали, что человеческая природа в Христе была полностью поглощена божественной природой, или полагали, что человеческая и божественная природа в Христе соединились в нечто отличное от каждой из них. Так или иначе, монофизиты подчеркивали божественное в Христе.

Впрочем, существует мнение, что основные противоречия между монофизитством и православием носили скорее не доктринальный, а культурный, этнический, а может быть, и политический характер: в монофизитстве объединились силы, недовольные усилением византийского влияния.

Из вселенских соборов монофизиты признают только три: Никейский (325), Константинопольский (381) и Эфесский (431). Культ в монофизитских церквах очень близок к культу, характерному для православия, отличаясь от него лишь в некоторых деталях.

В первые века существования нового течения среди его последователей было много монахов. То ли они пытались подражать Иисусу, в котором «человеческое начало было пассивно и поглощалось божественным», то ли бежали от преследований со стороны ортодоксов. А может быть, Евтихию удалось распространить учение прежде всего между, так сказать, коллегами — ведь он и сам руководил монастырем.

Однако хоть Кирилл и выиграл борьбу против Нестория и тот, в конце концов, был официально осужден, его сторонник Евтихий «качнул маятник в другую сторону». Положение еще больше запуталось.

Многие восточные патриархи были недовольны явным стремлением александрийцев и их соратников к возвышению в христианском мире. Пренебрежение мнением влиятельных лиц и агрессивная пропаганда антинесторианского течения была, вероятно, им также не по вкусу. Константинополь начинает активную борьбу за, если можно так сказать, эксклюзивность своей власти в христианском мире. Для этого необходимо было осудить возникшее монофизитство.

В 448 г. новый константинопольский епископ Флавиан добился осуждения Евтихия местным синодом. Однако преемник Кирилла, Диоскор Александрийский, пользовавшийся влиянием при дворе, сумел в 449 г. созвать другой всеобщий собор в Эфесе, где был один из крупнейших центров культа Марии (недаром именно там был осужден Несторий).

Применив нажим и нарушив соборную процедуру, Диоскор реабилитировал при помощи императорской гвардии Евтихия и низложил Флавиана. Римский епископ, с которым даже не посоветовались на этот счет, назвал соборное собрание «бандой разбойников». И, пожалуй, для этого были кое-какие основания — сторонники монофизитства проявили себя не с лучшей стороны, применив силу по отношению к нескольким довольно известным священникам. «Надвое рассеките признающих два естества!», «Режь пополам нераздельных, неслиянных!» — кричали на улицах города самые горячие головы под предводительством некоего монаха Варсумы.

Впрочем, свидетельства о разбое повторяют в основном соперники монофизитов. Они же утверждают, что агрессивно настроенные монофизиты убили патриарха Протерия, покушались на жизнь Иерусалимского патриарха Ювеналия.

Целый период отмечен напряженными противоречиями между римским и константинопольским, александрийским и антиохийским епископствами. А массами бедняков манипулировали во имя религиозных принципов, которых они даже не могли понять.

Со смертью Феодосия II в 450 г. благосклонная к Евтихию партия потерпела поражение. Сестра покойного самодержца Пульхерия и ее муж Марциан, провозглашенный императором Востока (450–457), принадлежали к партии противников монофизитства.

В Халкидонии в 451 г. состоялся IV Вселенский собор, на который съехались более 500 епископов, но только с Востока. На соборе было подтверждено осуждение как Нестория, так и Евтихия. Собор утвердил, что Господь Иисус Христос есть истинный Бог и истинный человек. Однако формула нового компромисса была не более чем игрой слов: «Две разные и нераздельные природы в одном лице». Несториане и монофизиты отвергли ее, и обе фракции организовали собственные церкви.

Одним из оплотов монофизитской церкви, конечно, остался Египет. В нее вошли, главным образом, местные жители из бедняков, говорящие на коптском языке, порвавшие с эллинизированными группами в больших северных городах. Примечательно, что из ненависти к константинопольским властям они называли своих противников мельхитами (от сирийского слова, перешедшего в коптский язык, которое означает «приверженцы царя», «имперцы»). На некоторое время престолы метрополитов Антиохии и Иерусалима, а не только Александрии, оказывались в руках епископов-монофизитов.

* * *

Преемник Марциана, император Лев I (457–474), попытался добиться примирения церкви с монофизитами, чтобы расположить к себе египетские провинции, которые еще были житницей Востока. Когда новый правитель Василиск (475–476) решил осудить решения Халкидонского собора, более 500 епископов поставили свои подписи под соответствующим документом. Но разногласия продолжались.

В борьбе активное участие принимал и Римский епископ, и находившиеся под его влиянием многие западные епископы. С одной стороны они выступали против монофизитов, с другой — опасались излишнего усиления константинопольской кафедры.

Религиозное примирение между Римом и Константинополем состоялось только при императоре Юстине I (518–527). Отделение же Египта от империи (вместе с церковным отделением) было уже неизбежно. В момент его оккупации арабами, спустя чуть больше сотни лет, монофизиты встретили захватчиков как освободителей.

Византийский император Юстиниан, мечтавший о возрождении и единстве Римской империи, в отношении к моно-физитам уже в начале своего правления вступил на путь примирения. Изгнанные при Юстине и в первые годы правления Юстиниана монофизитские епископы получили право вернуться из ссылки. Многие монофизиты были приглашены в столицу на религиозное примирительное совещание, на котором император, по словам очевидца, убеждал их «с кротостью Давида, терпением Моисея и снисходительностью апостольской».

Пятьсот поселенных в одном из столичных дворцов моно-физитских монахов, по выражению современника, превратили дворец в «великую и дивную пустыню отшельников». В 535 г. Север, на тот момент духовный лидер монофизитов, прибыл в Константинополь и оставался там год. На константинопольскую патриаршую кафедру был возведен епископ Трапезундский Анфим, известный своей примирительной политикой в отношении к монофизитам.

Ситуация, однако, очень скоро изменилась. Приехавший в Константинополь папа Агапит резко осудил религиозную терпимость Анфима, и Юстиниан вынужден был сместить патриарха. Очень вероятно, что уступка императора папе была вызвана отчасти тем, что в это время началась остготская война в Италии, и Юстиниану было необходимо сочувствие Запада.

Но сделав вышеуказанную уступку, Юстиниан не отказался от дальнейших попыток примерения относительно монофизитов. На этот раз император поднял известный вопрос о трех главах. Дело шло о трех церковных писателях V века, Феодоре Мопсуестийском, Феодорите Киррском и Иве

Эдесском, относительно которых монофизиты ставили в упрек Халкидонскому собору то, что вышеназванные писатели, несмотря на свой несторианский образ мыслей, не были на нем осуждены. Юстиниан признал, что в данном случае монофизиты правы и что православные должны им сделать уступку.

Отношение к собору 451 г. довольно быстро стало краеугольным камнем в спорах с последователями Евтихия. Монофизиты использовали традиционный прием, знакомый еще по донатистам[72] — они напоминали, что на соборе присутствовали те восточные отцы, которые в свое время не сразу согласились с осуждением Нестория: «Халкидонский Собор принял в общение Феодорита, епископа Киррского, который хулил в свое время св. Кирилла Александрийского, значит, собор еретический», — с помощью таких аргументов монофизиты ставили под сомнение все решения IV собора.

Запад был против посягательств на авторитет Халкидонского собора. Говорили, что «если подвергаются укоризнам определения Халкидонского собора, то как бы не подвергся подобной опасности и собор Никейский». Затем поднимался вопрос, можно ли осуждать умерших, ведь все три писателя умерли еще в предыдущем столетии.

Тогда Юстиниан решил прибегнуть к созыву нового Вселенского собора, который и собрался в Константинополе в 553 г.

Задача V Собора была гораздо уже задач подобных предшествовавших мероприятий. На нем не шла речь о какой-либо новой ереси; надо было лишь урегулировать некоторые вопросы, связанные с деятельностью III и IV Соборов и касавшиеся несторианства и, главным образом, монофизитства. Император хотел, чтобы на соборе присутствовал папа, проживавший в то время в Константинополе. Но тот под разными предлогами уклонялся от этого, так что все заседания собора состоялись без него.

Собор, разобрав сочинения вышеназванных трех писателей и согласившись с мнением императора, осудил и предал анафеме «нечестивого Феодора, который был епископом Мопсуестийским, вместе с нечестивыми его сочинениями, и все, что нечестиво написал Феодорит, и нечестивое послание, приписываемое Иве, и тех, которые пишут или писали в защиту их». Такое решение было гораздо больше на руку монофизитам, чем, собственно, ортодоксам, с которыми боролся Несторий.

Постановление собора получило обязательную силу, и Юстиниан стал преследовать и подвергать ссылке епископов, не согласившихся на осуждение трех глав. Среди этих не согласившихся, как легко догадаться, монофизитов не было.

Запад до конца VI века не признавал решений собора 553 г., и только при папе Григории I Великом (590–604), объявившем, что «на соборе, на котором дело шло о трех главах, ничего не было нарушено в деле веры или каким-нибудь образом изменено», собор 553 г. был признан на всем Западе Вселенским собором, наравне с первыми четырьмя.

Напряженная религиозная борьба, которую вел Юстиниан и которая должна была, как он ожидал, примирить монофизитов с православными, не оправдала его надежд. Монофизиты не были удовлетворенны сделанными уступками, хотя в последние годы своей жизни Юстиниан все решительнее склонялся на их сторону. Монофизитство могло стать государственной религией, но со смертью императора религиозная политика изменилась.

* * *

Кроме Египта, где монофизитство сохранилось в виде Коптской православной церкви, ересь продолжала существовать в Сирии, Армении, Месопотамии, Нубии[73] и Эфиопии. Монофизиты Сирии и Месопотамии зовутся также «якобитами» по имени эдесского епископа Иакова, который был одним из виднейших организаторов движения монофизитов во второй половине VI века.

В Армении армяно-григорианская церковь является господствующей религией. Глава ее носит титул католикоса.

Среди монофизитов со временем появилось немало таких, которые заключили унию с католической церковью. Так появились сиро-католики, армяно-католики, копто-католики.

За сходство обрядов несторианство, монофизитство и православие зачастую объединяют в термине «восточные христианские церкви».

* * *

Во время ожесточенных дискуссий противники постоянно выдумывали новые термины, чтобы перевести спор в новое русло — личность, ипостась, сущность, природа. Их учения сейчас пытаются изложить в доступном и схематичном виде. Однако это не всегда получается, да и сочинения «спорщиков» для такого толкования, наверное, не предназначены.

Следующая глава

монофизитство - это... Что такое монофизитство?

монофизитство - это... Что такое монофизитство?


Смотрите также




© 2012 - 2020 "Познавательный портал yznai-ka.ru!". Содержание, карта сайта.