Домой Регистрация
Приветствуем вас, Гость



Форма входа

Население


Вступайте в нашу группу Вконтакте! :)




ПОИСК


Опросник
Используете ли вы афоризмы и цитаты в своей речи?
Проголосовало 514 человек


Крытая тюрьма что это такое


Тобольская «крытка: одна из самых страшных тюрем в СССР

По воспоминаниям Владимира Податева, бывшего криминального авторитета, а ныне правозащитника, «людей с этапа, заподозренных в том, что они привезли в тюрьму деньги или иные ценности, кидали «под разгрузку» в одну из пресс-камер, где их избивали и грабили». Деньги обычно провозили в желудке: их запаивали в целлофан и глотали. В пресс-камерах об этом знали, поэтому тех, кто туда попадал, зачастую привязывали к батарее и заставляли оправляться под присмотром на газету до тех пор, пока не убеждались окончательно, что все содержимое желудка вышло наружу. Золотые коронки и зубы вырывали изо рта или выбивали. А вот что вспоминает другой бывший криминальный авторитет, а ныне пастор Леонид Семиколенов: «По приезду в очередной раз в крытую тюрьму, после двух недельного пребывания в карантине меня обыскав, кинули в пресс-хату спецкорпуса. У оперов сложилось мнение, что я привез малявку для воров. Совершенно случайно при обыске у меня не нашли бритвочку. В пресс-камеру, куда меня кинули, сидели пять прессовщиков под предводительством Сыра. У нас с Сыром состоялся неприятный диалог, он пытался убедить меня признаться в том, что у меня есть малявка для воров. Через пятнадцать минут в камеру кинули еще одного человека, это был Сергей Бойцов. Сергей, сразу ориентируясь в обстановке, подал мне знак. Он, выбрав удачную позицию для себя, ударил кулаком по лампочке и вонзил ножницы в шею Сыру. Я тоже резанул еще одного борзого прессовщика лезвием по лицу. Трое других рванули к двери и начали стучать в нее. Наряд выволок нас с Сергеем, избил и посадил к карцер».

russian7.ru

Тюрьма по другому

Тюремный забор .com

Тем более что по итогам обсуждения приговора печально известному красноярцу Дмитрию Когану стало ясно — многие не понимают, почему одних осужденных отправляют в тюрьму, других — в колонию, третьих — в колонию-поселение, и чем все эти заведения отличаются.

Значит, так — в число исправительных учреждений, действующих на территории России, входят исправительные колонии, воспитательные колонии, тюрьмы и лечебные исправительные учреждения.

В воспитательных колониях, как нетрудно догадаться, содержатся правонарушители, не достигшие совершеннолетия, а в лечебных исправительных учреждениях — люди, подлежащие принудительному лечению в психиатрическом стационаре.

В тюрьмах содержатся более опасные преступники — осужденные на срок свыше 5 лет за совершение особо тяжких преступлений, а также особо опасные рецидивисты и особо злостные нарушители порядка отбывания наказания, переведенные из колоний.

Исправительные колонии, в свою очередь, делятся на несколько разновидностей — колонии-поселения, а также колонии общего, строгого и особого режима. Разница — в режиме отбывания наказания, установленного в каждой разновидности; соответственно, в различные колонии попадают в соответствии с различными сроками и тяжестью совершённого преступления. (Бывают тяжкие, особо тяжкие и преступления небольшой и средней тяжести, для которых нет отдельного обозначения — будем считать их обычными).

Вишенка на торте — в колонии любого типа можно организовать территорию, на которой для отдельных заключённых может быть введён более строгий режим; это делается по усмотрению руководства колонии.

Что касается условий отбывания наказаний, то Уголовный кодекс РФ предусматривает следующие разновидности — обычные, облегченные и строгие условия; в колониях могут функционировать любые из этих трёх, а в тюрьмах только обычные и строгие. В воспитательных колониях, кстати, возможны и льготные условия.

Строгие условия подразумевают содержание заключённых в запираемых помещениях (общих, одиночных и камерах на двоих), а во всех остальных случаях заключенные живут в режиме общежития. Помимо этого разница между условиями содержания измеряется в основном в допустимом количестве свиданий и получаемых со свободы бандеролей, а также в сумме денег, которую ежемесячно разрешается тратить на продукты и предметы первой необходимости.

А под занавес, пожалуй, от всей души пожелаем друг другу, чтобы эта информация никогда не пригодилась никому из нас на практике.

>Большая разница: чем исправительная колония отличается от тюрьмы?

Чем колония отличается от тюрьмы?

Тюрьма – это исправительное учреждение, в котором люди, совершившие преступления разного характера, содержатся на протяжении определенного срока, соответствующего судебному предписанию.

В течение данного срока заключенные становятся изолированными от общества. О том, какие виды тюрем бывают, мы писали , а в этой статье вы узнаете, чем отличается тюрьма строго режима от общего режима.

Колония – это большая территория, сделанная наподобие поселка, в которую поселяют людей, также совершивших преступление, с целью отработать злостного деяние. Срок пребывания определяется судебным органом. (УК РФ, ст. 50).

Пребывание в тюрьме доступно тем лицам, которые нанесли урон кому-либо или же тем, кто был переведен из колонии за несоблюдение установленных правил и порядков. Минимальный срок нахождения – от пяти лет и более. Тюрьма является наиболее изолированным местом, где человек лишается всего привычного. (УК РФ, ст. 74).

Важно. Ограничение свободы несовершеннолетним лицам возможно от двух месяцев до двух лет.

В колонию могут попасть как женщины, так и дети. Основной целью данного учреждения является перевоспитание, которое приходит благодаря специальным работам. Форма режима зависит от степени серьезности проступка.

Чем ужаснее было дело, тем больше вероятность того, что человек попадет в колонию строгого режима. (УК РФ, ст. 74). Если поступок был совершен по неосторожности или же если имело среднюю тяжесть, заключенного отправляют в колонию-поселение. (УК РФ, ст. 78). Об особенностях пребывания в колонии общего режима вы узнаете в этой статье.

Как видите разница между колонией и тюрьмой все таки есть и не стоит их путать.

Таблица отличий

Для того, чтобы вы лучше поняли отличие тюрьмы от колонии, предлагаем вам ознакомиться с таблицей представленной ниже:

Тюрьма

Колония

Передвижения по территории

Исключены. Преступник выходит из камеры только для прогулки и встреч под присмотром охраны.

Так как учреждение напоминает поселок (там даже есть магазины), заключенные могут посещать места в соответствии с режимом и его формой.

Работа

Практически нет.

Работа играет основную роль в здешнем пребывании.

Исправление

Маловероятно.

Может оставить отпечаток на жизни, тем самым убирая возможность следующих плохих деяний.

Разновидности

Их нет.

Может быть и строгой, и лечебном, и исправительной, и воспитательной, сделанной специально для детей.

Справка. Заключенные, отбывающие свой срок в колонии, могут зарабатывать деньги и тратить их на продукты питания. Читайте статьи на такие темы:

Нахождение в тюрьме ограждает опасный людей от общества. Колонии же исправляют их.

Каждый заключенный должен нести ответственность за то, что он совершил и надеемся наша статья помогла вам понять, чем отличается тюрьма от исправительной колонии.

Тюремный режим в России — самый распространённый метод перевоспитания преступников.

Жёсткий режим, лишения, отсутствие связи выдерживают не все. Между тем и в тюрьме продолжается жизнь со своими законами, «понятиями» и развлечениями.

Порядок и условия содержания в тюрьме

В тюрьмах устанавливается 2 типа режимов:

На строгом режиме содержатся все категории осуждённых, включая переведённых за злостные нарушения при содержании на общем режиме.

Однако закон определяет круг лиц, которые не могут содержаться на строгом режиме, а именно:

На общий режим переводятся все осуждённые, отбывшие на строгом режиме не менее 1 года, при условии полного отсутствия у них нарушений режима.

Именно в тюрьмах содержатся наиболее опасные категории преступников, поэтому в отношении их законодатель ставит цель — предупредить совершение этими лицами новых преступлений. Это достигается за счёт ужесточения условий их содержания и усиления изоляции.

Согласно ст. 131 УИК, осуждённые содержатся по большей части в общих камерах и только в необходимых случаях по постановлению начальника тюрьмы и решению прокурора заключённый помещается в одиночную камеру с учётом установленных ст. 80 УИК требований.

Изолированно от других содержатся осужденные, переводимые из одного ИУ в другое, а также лица, оставленные в тюрьме для выполнения хозяйственных работ.

Заключённые, находящиеся на общем и строгом режимах, содержатся раздельно.

Лица, содержащиеся в тюрьмах на общем режиме, вправе:

Заключённым, отбывающих наказание на строгом режиме, разрешается:

Что такое изолятор в тюрьме?

Изолятор (ШИЗО) — особое тюремное отделение. Там находятся камеры для осуждённых, нарушивших режим содержания.

Попавшему туда лицу запрещены свидания, посылки, трата денег; ему нельзя взять с собой никакие личные вещи, кроме средств гигиены.

Ранее тем, кто попадал в карцер, приносили еду через день, не давали матрасы и постельное бельё.

Эти ограничения были сняты в 1992 году, но питание для находящихся в карцере и сегодня в разы хуже, чем кормёжка для всех остальных осуждённых.

За что можно попасть в ШИЗО?

За нарушение режима содержания заключённых выдворяют в штрафной изолятор (например, если в момент обыска у осуждённого найдут запрещённые предметы).

В изолятор не переводятся:

Вместе с тем штрафники вправе:

В изолятор можно поместить осуждённого не более чем на 15 суток. Но при повторяющихся нарушениях преступника могут помещать в ШИЗО ещё раз и ещё раз.

Таким образом, нарушитель может находиться в карцере столько времени, сколько установит администратор.

Как выглядит камера?

Камера в ШИЗО очень маленькая — 9 кв. м. Небольшое окно закрыто листом железа. С двух сторон — откидные нары, которые днём должны быть сложены.

Но иногда в изолятор помещают до 8 человек, поэтому спят на нарах по очереди. Спасть днём работники тюрьмы не дают. Бывает, что нары складываются до вечера. В этом случае заключённые должны весь день стоять.

В изоляторе обычно сыро и холодно. Это так называемая тюрьма в тюрьме.

Что такое карантин в тюрьме?

Это проведение медосмотра новоявленного заключённого лица. Процедура включает в себя выявление у гражданина признаков возможных заболеваний, которые могут нанести вред другим заключённым (туберкулёз, СПИД, венерические заразные болезни и др.).

Кроме того, в рамках карантинного осмотра фиксируются специфические приметы гражданина: шрамы, тату и др.

Начинает осмотр фельдшер, который выявляет первичные жалобы поступившего лица, измеряет уровень сахара, давление, берёт анализы (моча, кал, кровь). После этого проводится лабораторное исследование.

Если имеются подозрения на наличие какого-либо заболевания, осуждённый направляется на осмотр к профильному специалисту. В стандартных случаях гражданин поступает в места содержания, отведённые для всех заключённых.

При выявлении серьёзных заболеваний администрация тюрьмы вправе ходатайствовать перед судом об изменении места отбывания лишения свободы с ИУ на ЛИУ (Лечебно-исправительное учреждение), где проводится комплексная терапия больных лиц.

На практике карантинная процедура зачастую носит формальный характер. Предназначенные для этого камеры переполнены, в них царит антисанитария, а врачи проверяют лишь болезни, переносящиеся воздушно-капельным путём.

Именно поэтому в тюрьмах много больных, которые нуждаются в лечении, но не переводятся в ЛИУ. Максимальный срок проведения карантинной процедуры равен 15 суткам.

Что можно отправить в посылке в тюрьму?

Рекомендуется класть в «передачку»:

Сроки отправки передачи в тюрьмы устанавливаются руководством тюрьмы.

Что можно передавать из продуктов в тюрьму?

Допустимые продукты для передач заключённому:

Продукты рекомендуется передавать в прозрачных упаковках, иначе их вскроют. Сигареты, чай, конфеты никогда не бывают лишними, поскольку являются своеобразной валютой.

Запрещено передавать:

При попытке передать заключённому оружие, наркотические, вещества на отправителя посылки будет заведено уголовное дело.

В почтовой посылке можно передать продукты из вышеуказанного списка. Но при сборе передачи, отправляемой по почте, следует отказаться от копчёностей и продуктов, быстро портящихся без холодильника.

Посылка может длительное время оставаться на почте пункта назначения.

Общие правила передачи посылок заключённым могут дополняться в каждом ИУ собственными нормами из-за временного моратория, введённого администрацией после какого-либо инцидента.

Точный список и правила передачи следует узнавать в каждом конкретном учреждении.

Тюремные законы и порядки

Несмотря на то, что ИУ, включая тюрьмы, – это территория государственного закона, наряду с этим среди заключённых действуют «тюремные законы», придуманные и строго соблюдаемые содержащимися там лицами.

Это очень жёсткие правила, строгая иерархия и порядки, за нарушение которых можно понести достаточно суровое наказание.

Специфический тюремный контингент — люди, преступившие закон, тем не менее они покорно соблюдают тюремные правила.

Далее – несколько самых ярких и важных понятий и правил, неукоснительно соблюдаемых заключёнными.

Что значит сесть в тазик в тюрьме?

Каждому, кто только что пополнил ряды уголовников, предстоит так называемая «прописка» и проживание на общепринятых тюремных условиях.

Сокамерникам не безразлично, с каким человеком они будут отбывать срок, общаться и контактировать длительное время.

Поэтому формально «прописка» представляет собой испытания в виде заковыристых и странных вопросов, с помощью которых жильцы камеры смогут понять, какого отношения заслуживает новоявленный сосед по койке.

Первый день в тюрьме вскрывает суть человека и ставит на нём клеймо. Отвечать нужно правдиво или остроумно.

Зачастую в камерах предлагают новичку «сесть в тазик». Считается: если пойдут пузыри, то человек «дырявый». Не нужно вестись на это, а стоит просто твёрдо отказаться, сославшись на то, что эта шутка новичку известна.

Что значит СЛОН в тюрьме?

СЛОН – это давно используемая в ИУ татуировка. Характерна для советского периода, но и сегодня тоже весьма часто такую наколку можно встретить у людей, вернувшихся из мест заключения.

Существует несколько вариантов расшифровки этой наколки:

Формальных ограничений на нанесение тату в ИУ никогда не было, но из-за упоминания «легавых» и «ножа» СЛОНа в основном наносили отрицательно настроенные осужденные.

Что такое БУР в тюрьме?

Так называют тюремный барак усиленного режима, помещение, в котором заключённые находятся под замком.

По сути — это внутренняя тюрьма лагеря, куда помещаются злостные нарушители дисциплины, те, которые отказываются от работы и т. д.

БУР возник ещё в 20-е годы прошлого века, а в начале 60-х был заменён понятием ПКТ. Однако до сих пор заключённые часто называют это помещение БУРом.

Время содержания в БУРе может достигать полугода, и в срок отсидки этот период не входит. В помещении есть стол и лавки, можно взять книги, получить посылку или передачу. Сидеть и лежать на койках днём нельзя.

Что такое СУС в тюрьме?

СУС расшифровывается как строгие условия содержания. Когда осуждённый прибывает к месту заключения, ему назначают общий режим содержания; затем по его поведению, наличию или отсутствию взысканий, его переводят на облегчённые или строгие условия содержания.

Отличаются эти режимы количеством свиданий, предоставляемых заключённому, а также объёмом расходования безналичных денежных средств.

Что значит «вкатывать шары» в тюрьме?

Многие заключённые от нечего делать увлекаются модифицированием своего тела любыми доступными способами. Улучшения зачастую касаются полового органа, и к этому делу они подходят с выдумкой и азартом.

«Шары», «капли», «штанги», «шпалы» — всё это разнообразны формы имплантов, которые заключённые внедряют в свой орган. Считается, что это помогает мужчине стать успешным любовником.

Хотя операция по вживлению «шаров» непродолжительная, подготовка к ней занимает немало времени. Для этого заключённые находят подходящий по размеру кусок прозрачного пластика (например, из зубной щётки) или стекла, затем придают куску нужную форму.

Далее изделие обрабатывают: сначала грубой наждачкой, а потом мелкими абразивами. На последнем этапе полируют тканью, затем несколько дней носят во рту. Полировка языком устраняет самые мелкие шероховатости, к которым может прирасти мясо после установки импланта.

И вот наступает момент вживления. Для этого готовится пробойник: остро заточенная зубная щётка или ложка из нержавеющей стали. Заключённый оттягивает себе кожу, его помощник приставляет к ней пробойник и резким ударом по нему каблуком ботинка делает дырку в коже.

В отверстие вставляют имплант, по возможности присыпают фурацилином и на несколько дней перевязывают. Пока рана заживает, заключённый время от времени крутит под кожей «девайс», чтобы он не врос и свободно перекатывался.

Самое интересное, что подобная операция, стоившая в тюрьме нескольких пачек сигарет, стала сегодня популярна на свободе в виде разных проколов, вставок, пирсинга, но делается это в профессиональных салонах и стоит немалых денег.

«Крытая» тюрьма: что это такое?

Так на сленге называют учреждения тюремного типа для осуждённых за тяжкие преступления или направленных по постановлению суда из колонии за систематические нарушения режима содержания.

Срок содержания в «крытке» – от 1 года до 5 лет, не более. Тюрьмы, где содержатся «крытники», зачастую называются централами.

В России всего 15 крытых тюрем. Одна из самых жёстких – Златоустовская.

Крытая тюрьма предназначена для особо опасных преступников, которые сидят по камерам и выходят только для прогулки. Здесь имеется следственный изолятор и арестная зона для заключённых, которых привезли на несколько месяцев.

«Крытники» не ходят в столовую, а принимают пищу в камере. Еду им передают через окошечко в двери.

В целом любая тюрьма – страшное место, куда не стоит попадать никому. Но, как говорится, от тюрьмы да от сумы не зарекайся.

После отделения рассылки с вопросами-ответами, материал будет идти в определенной первоначальным планом последовательности.

Для того, что бы нам с вами вести более предметный разговор, расскажу немного об общем устройстве тюрем и общей терминологии на эту тему. В последний раз мы остановились на карантине. Представьте себе, что вы все еще там и кто-то рассказывает вам о том месте, куда вы попали.

Тюрьмой в наше время называется учреждение, где люди — заключенные — содержатся в отдельных камерах без возможности свободного перемещения и общения (в отличие от лагеря, где живут в общих бараках и более или менее свободно по зоне пермещаются).

Зеки в общем делятся на два вида — подследственные и осужденные. Разница понятна из названия — одних изолировали на период следствия по санкции прокурора или решению суда (т.н. «малого» суда, который решает, какую меру избрать — содержание под стражей или подписка о невыезде), других — по приговору суда. Т.е. поначалу закрывают по санкции, а затем в течении определенного периода этот вопрос должен подтвердить (или отменить) суд. Сроки в разных странах разные, поэтому не будем на этом останавливаться — можно просто посмотреть соответствующий кодекс. В некоторых из постсоветских стран все еще жива старая советская система, когда эти вопросы решает исключительно прокурор.

Основаниями для помещения в следственный изолятор (т.е. СИЗО — та часть тюрьмы, где содержат подследственных) служат опасность для общества, вероятность скрыться от следствия (свалить, попросту говоря) или возможность влияния на ход следствия (на потерпевших, свидетелей, следователей, подкуп, угрозы и т.п.).

Подследственные составляют основную массу т.н. тюремного спецконтингента (феня ментов). Они делятся на, естественно, женщин и мужчин, а также — и одни, и другие — на несовершеннолетних («малолеток» — те, кому до 18) и остальных. Все вышеперечисленные делятся еще на «первоходов» — т.е. тех, кто в первый раз и на тех, кто уже ранее был осужден к лишению свободы. Все эти 8 категорий содержатся отдельно. Уже неформально могут быть отдельные камеры для петухов («опущенки», «обиженки», «петушатни») — хотя, зачастую, они находятся в общих камерах.

Могут быть также отдельные хаты для «сук», «куриц», чтобы их не разорвали в общих — если кого-то за такие серьезные бока однажды сломили с хаты, это обычно очень быстро стает известно всей тюрьме и шансов, что его примут в обычную хату уже нет. Отдельно содержат также бывших сотрудников правоохранительных органов — в общих камерах им бы пришлось туго. Две последние категории могут содержаться даже вместе.

После приговора суда подследственные переходят в категорию осужденных. В свои камеры они уже не возвращаются — их забрасывают в т.н. «осужденки». Бывает, что человека закрывают и прямо из зала суда — до этого он мог быть на подписке. Или же довольно редкий вариант — из свидетелей прямо в осужденные. Слышал о таком, хотя и не видел.

Осужденки тоже делятся на те же категории, что и следственные хаты и плюс появляются новые. Во-первых, по режиму содержания, который был определен судом. В России их сейчас три — общий, строгий и особый, на Украине — четыре, как и раньше при СССР (общий, усиленный, строгий, общий).

Причем, раньше, при Союзе и до принятия нового УК в России первоходы могли попасть только на общий или усиленный режим, а уже отсидевшие — только либо на строгий, либо на особый, т.е. пересечься они не могли. В одних лагерях сидели попавшие впервые, в других — те, кому понравилось в первый раз. Теперь же по приговору суда с первой ходки можно попасть и сразу на строгий (обычно все тяжкие преступления) и даже на особый, а отсидевшие ранее могут попасть и на общий, если залетели вдруг по мелочи и, в особенности, после погашения судимости. На Украине же советская система сохранилась и при новом кодексе. Таким образом, получается четыре (в России) или пять (на Украине) режимов — еще плюс малолетки, это тоже отдельный режим. В остальных СНГовских странах система приблизительно такая же.

Есть еще режим колоний-поселений («поселков»), но приговоренные к такому режиму через тюрьмы проходят мало, обычно под следствием они находятся на подписке о невыезде и попадают сразу в осужденки из зала суда. Сейчас, я слышал, они даже могут до своей колонии добираться своим ходом, им дают сколько-то там дней на сборы и дорогу, т.е. в таком случае они полностью минуют стадию тюрьмы и этапов.

В осужденках проводят время до отправки в лагеря (зоны) — они же исправительно-трудовые колонии (ИТК) с небольшими вариациями в названии в зависимости от страны. Если вдруг до окончания срока осталось совсем мало — весь срок уже, оказалось, проведен в следственных хатах — то на этапы могут и не отправить. Этот срок обычно не больше 1-2 месяцев, но если есть кому «походатайствовать» — может быть и чуть побольше.

Этапы — этап очень трудный, особенно в первый раз, и в таких случаях может быть и есть смысл лишний месяц подышать парашей, чем ехать. Но долго задерживаться я бы не советовал — на зонах есть свои плюсы, в первую очередь свежий воздух, небо над головой и возможность двигаться. А после года, двух, трех или даже более в тюрьме — это уже немало. После того, как я опишу вам условия хотя бы обычной тюремной хаты, думаю, вы поймете. Я лично провел в тюрьмах до того как попал в лагерь, два года, а приходилось встречать таких, что и пять(!). А три — особенно в России, это не такое уж и редкое явление.

Есть в тюрьмах еще одна категория хат — те, в которых содержатся те, кто остался отбывать срок в тюрьме обслугой — кочегары, повара, уборщики, баландеры (тот, кто разносит баланду). Как правило это те, кто боится ехать на зону. По разным причинам — категория «сук», «куриц», насильников, да и просто из страха перед неизвестным. Здесь они находятся среди себе подобных и более или менее спокойны до окончания срока. Остаться таким образом могут, как правило, только впервые осужденные. Следует отметить, что к таким, обычно, относятся с презрением, хотя также возможны исключения. Для братвы же это вообще неприемлемо.

Хаты-карантины – о них я вам рассказывал.

Есть еще хаты для инфекционных больных — в первую очередь туберкулезников («тубиков»). Как врач, я почему-то был убежден, что туберкулез у нас практически побежден, по крайней мере, нас так в свое время убеждали. Когда же я увидел количество и состояние туберкулезных зеков, был просто в шоке. И в каких они находятся условиях. И сколько здоровых до отсидки парней очень быстро уходили в тубхаты или тубзоны. На калининградской тюрьме было даже несколько хат «турбоВИЧ» — так называли тех, у кого тубик сочетался с ВИЧ-инфекцией. Для вичей там тоже были отдельные хаты, но позже я такого уже не видел — ВИЧ-инфицированных держали в обычных.

Старые зеки говорили, что раньше, при Союзе, заражение туберкулезом было одним из проверенных приемов уничтожения братвы и просто неугодных. Кого нельзя было сломать, тот умирал на тубзонах. Условия для инфицирования и развития болезни в камерах просто идеальные. Сначала держат несколько месяцев в сырой хате тубиков с открытой формой, затем туда забрасывают тех, кого нужно, предварительно изнурив карцерами. И готово.

Еще одна категория арестантов, которые, как правило, не пересекаются с другими — этапники. А хаты, в которых они обитают, называются транзитками. Хотя иногда их распихивают и по обычным хатам в зависимости от их принадлежности к той или иной категории, но делается это редко, обычно при остром недостатке места. Этапники перевозят новости между тюрьмами, зонами, почему администрация и старается их максимально изолировать от остальных. Этапниками могут быть и осужденные, путешествующие с тюрьмы на зону, а иногда и в обратном направлении, когда, например, одного из подельников задержали уже после того, как первого осудили и ему приходится ехать на следствие и суд. Или подследственные, перемещающиеся между тюрьмами — задержали в одном городе, а дело возбуждено в другом. Больные — с тюрьмы или зоны в тюремную больницу («больничку») и обратно.

Это все, что я описал о разных категориях и правилах их распределения — в идеале. В действительности же возможны всякие варианты, особенно при трехкратном переполнении тюрьмы арестантами. Вплоть до того, что тубиков смешивают со здоровыми, особенно на этапах. Сам пару раз был в такой ситуации.

Есть еще один род арестантов — «крытники», которые тоже обитают в тюрьмах, но, правда, не во всех. Это так называемый «крытый» (закрытый) режим, когда человека держат в тюрьме в качестве наказания. Это может происходить изначально по приговору суда в случае особо тяжких преступлений или же в процессе отсидки, когда за нарушения режима меняют режим на более жесткий (а это фактически самый жесткий — и жестокий из них). Обычно его «назначают» на определенный срок – от года до пяти. Тюрьмы, где содержатся «крытники», часто называются централами.

«Владимирский централ, ветер северный … «

>Что такое тюрьма и колония и чем отличается одна от другой?

Что такое тюремное учреждение?

Под тюрьмой понимается заведение закрытого пенитенциарного (исправительного) типа, где в жестких условиях содержатся лица, совершившие особо опасные и тяжкие преступления. Это важный элемент системы уголовного правосудия, основной функционал которого — приведение приговора с назначением лишения свободы в действие.

В тюрьмах РФ права граждан сильно ограничиваются. Но это не избавляет их от выполнения трудовой обязанности и соблюдения специально разработанных правил внутреннего тюремного распорядка. В противном случае наказание может быть ужесточено, а условия содержания могут ухудшиться.

Кто туда попадает и за что?

Согласно ч. 7 ст. 74 УИК РФ отбывание срока наказания в тюрьмах предусмотрено для:

Условия отбывания

В соответствии со статьей 131 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, тюремное заключение предполагает ряд особых условий отбывания наказания в виде лишения свободы.

  1. Осужденные проживают в общих камерах, которые запираются снаружи (как выглядят камеры?). В отдельных случаях одного из заключенных могут поселить в одиночную камеру, если на это будет распоряжение тюремного начальства или постановление прокурора. Камеры находятся под круглосуточной охраной.

  2. Согласно статье 80 УИК РФ предусмотрено раздельное проживание для заключенных, отбывающих наказание в условиях общего и строгого режима. Также изолируются от остального населения тюрьмы лица, которые были переправлены из других исправительных учреждений либо готовятся к отправке в иное учреждение, а также заключенные, выполняющие обязанности по хозяйственно-бытовой части.

  3. Разрешены дневные прогулки на свежем воздухе. Для этого в тюрьме оборудована специальная территория, находящаяся под постоянным наблюдение службы охраны. Если кто-то из заключенных во время прогулки нарушит установленные правила, то руководство тюрьмы вправе прервать данное мероприятие по своему усмотрению.

Лица, отбывающие тюремное наказание в общем режиме, имеют право:

Осужденные на лишение свободы в строгом режиме наделены следующими правами:

Особо злостные нарушители дисциплины и установленного порядка пребывания в тюрьме помещаются в карцер — изолированную камеру небольшой площади, как правило, с плохими условиями содержания (отсутствие достаточного уровня отопления, необходимой мебели и т. д.).

Список и расположение в РФ

В настоящее время на территории России существует восемь действующих тюрем, расположенных в разных регионах страны. Это следующие заведения.

  1. ОД 1/Т-2 «Владимирский централ» (адрес: г. Владимир, ул. Б. Нижегородская, 67).
  2. Следственная тюрьма ЮУ 323/СТ-2 «Елецкая крытка» (адрес: г. Елец, ул. Пролетарская, 16).
  3. УШ 382/Т тюрьма (адрес: г. Балашов, ул. Уральская, 17).
  4. УЭ 148/Т-4 тюрьма (адрес: г. Чистополь, ул. К. Либкнехта, 1).
  5. ЮИ 78/СТ-2 тюрьма (адрес: г. Димитровград, ул. Калугина, 66). Рассчитана на 250 мест.
  6. ЯВ 48/Т-1 тюрьма на1600 мест в г. Верхнеуральске.
  7. УП 288/Т-4 тюрьма на 400 мест (адрес: г. Енисейск, ул. Декабристов, 11).
  8. ОЕ 256/Т-1 тюрьма (адрес: г. Вологда, ул. Чернышевского).

В чем разница с «зоной»?

Термин «зона» отсутствует в официальной юридической документации и относится к сфере разговорной речи. Возникло это слово из усечения названий отдельных частей исправительных заведений — «жилая зона» и «промышленная зона». Чаще всего этим словом называют все виды исправительных колоний.

Что такое исправительное учреждение?

Исправительная колония — это место, где содержатся осужденные на лишение свободы лица, имеющие большую свободу передвижений и менее ограниченные гражданские права.

Какие существуют режимы?

В исправительных колониях существуют четыре вида режимов:

Колонии общего режима — это исправительные заведения, где отбывают наказание осужденные к лишению свободы, поступившие в данное исправительное учреждение, а также осужденные, переведенные из облегченных и строгих условий отбывания наказания.

Туда попадают лица из облегченных и строгих условий заключения, а также осужденные из других исправительных учреждений общего режима. Это осужденные мужского пола, совершившие тяжкие преступления и ранее не привлекавшиеся к уголовной ответственности, а также заключенные женского пола, лишенные свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, вне зависимости о факта и вида рецидива.

Согласно статье 121 УИК РФ, условия отбывания в колониях данного типа следующие. Заключенные могут:

Колонии строгого режима — это места пребывания для осужденных мужского пола, совершивших умышленные преступления особой тяжести, если ранее они не отбывали наказание в виде лишения свободы и для лиц мужского пола, совершивших опасный рецидив преступления, если они ранее уже лишались свободы (статья 58 УК РФ).

Эти заведения предполагают более жесткие условия содержания:

Колонии особого режима предназначены для лиц, нарушивших уголовное законодательство в тяжкой форме или совершившие особо опасный рецидив преступления. Во многих аспектах условия содержания здесь схожи с тюремными.

Заключенные могут:

Существуют также колонии-поселения. Здесь отбывают наказание граждане, впервые совершившие преступление по неосторожности, или умышленно нарушившие закон, но в пределах небольшой или средней тяжести преступления. Условия проживания здесь более комфортные и лояльные.

Женщины и мужчины здесь проживают вместе, не изолированные друг от друга, в общежитиях. У них сохраняется большинство свобод:

Охрана к ним не приставляется, но они находятся под наблюдением руководства колонии. Они имеют право на обучение в заочной форме в высших и средних профессиональных учебных заведениях. Осужденным с отсутствием нареканий в плане поведения и соблюдения дисциплины разрешается проживание со своими семьями на территории колонии. В случае дисциплинарных взысканий их могут перевести в учреждения более строгого типа (статья 129 УИК РФ).

Воспитательные колонии предназначены для несовершеннолетних граждан. Они живут там в обычных, облегченных и льготных условиях, в зависимости от которых устанавливается размер денежной суммы, которую можно потратить в месяц на продукты; количество свиданий и посылок в год.

Обитатели воспитательных колоний имеют право проживать в общежитиях либо в изолированных помещениях, совершать прогулку в любое время без ограничения ее продолжительности, но в пределах территории колонии (статья 133 Уголовно-исполнительного кодекса).

Что такое тюрьма

Тюрьма — законодательно обозначенный термин, обозначающий учреждение закрытого типа, в котором принудительно содержатся преступники, социально-опасные лица. Заключение в тюрьму характеризуется жесткостью режима пребывания. Заключенные сильно ограничены даже в передвижении — покидать свою камеру им приходится только в особых ситуациях. Пропускной режим учреждения и вооруженная охрана по периметру и внутри здания — обязательные составляющие тюрьмы.

В тюрьмах существует два режима содержания арестантов — строгий и общий. Общий подразумевает чуть менее жесткие условия содержания, однако лишиться такого режима достаточно легко за ненадлежащее поведение в рамках учреждения. Некоторые заключенные строгому режиму не подлежат — например, инвалиды 1 и 2 группы.

В тюрьмы попадают лица мужского пола, которым суд присудил более 5 лет заключения. Это преступники, совершившие серьезные преступления. Также в тюрьму могут попасть заключенные, отбывавшие срок в колонии, но существенно отступившие от правил внутреннего распорядка.

Что такое зона

Как вы уже могли догадаться, зона (или колония) — учреждение закрытого типа с более щадящими условиями содержания арестантов. В колонию отправляют преступников, подлежащих исправлению и возврату в нормальное общество. Как правило, это люди, совершившие какое-то преступление впервые.

Колонии отличаются между собой установленными режимами, а также содержащимися там людьми. Существуют специальные исправительные учреждения для женщин, несовершеннолетних преступников, душевно больных.

В колонии заключенные имеют больше свободы — их выводят на прогулки, позволяют тратить собственные средства в магазинах, оборудованных на территории, также они имеют несколько больше общения. В таких учреждениях проводятся образовательные и развлекательные мероприятия, преступники могут трудиться, читать книги, слушать музыку.

Безусловно и этот тип заведений подразумевает наличие охраны и ограниченного доступа попадания на территорию, но тем не менее, отбывать наказание в колонии несколько «приятнее». Как минимум, условия удовлетворения естественных потребностях в условиях зоны цивильнее — столовая, душевая, уборная, в то время как в тюрьме заключенные ходят в туалет, едят и спят в одном и том же месте.

Колония общего режима

Общий режим присуждается судом для тех, кто пошел на преступления небольшой и средней тяжести. В магазинах на территории учреждения заключенные каждый месяц могут тратить суммы размером с 3 минимальных месячных оклада. За год заключенный может реализовать 4 полноценных и 6 коротких свиданий с близкими и друзьями, а также получать до 6 посылок и 6 бандеролей за тот же период времени.

Колония строгого режима

Строгий режим предназначен для тех, кто впервые пошел на тяжелое преступление. Тратить деньги при таком режиме можно в объеме до 2 минимальных окладов за месяц. Преступнику положено по 3 длинных и коротких свидания в год. Что касается посылок с гражданки — до 4 посылок и 4 бандеролей.

В чем отличие тюрьмы от колонии?

Обозначим существенные отличия между колонией и тюрьмой:

  1. В колонии заключенных ставят на истинный путь,воспитывают, в тюрьме — ограничивают от общества, наказывают.
  2. На зоне преступники обеспечены занятостью, имеется возможность получать за нее денежное вознаграждение.
  3. В исправительных учреждениях, в отличие от тюрем, у заключенных имеется досуг.
  4. В колонии можно не только трудиться, но и осваивать техническую специальность, то есть получать соответствующее образование.
  5. Не будем углубляться в тюремные понятия, но все мы хоть издалека понимаем, что в условиях заключения есть своя иерархия. В тюрьме подобный социальный уклад — дело нормальное и общепринятое, на зоне все ближе к гражданским реалиям.
  6. В зависимости от типа исправительной колонии, заключенному может быть доступна возможность выезда за пределы учреждения — например, праздники и выходные с детьми, семьей.
  7. В тюрьме осужденные содержатся в одном здании. Могут быть корпуса или крылья. Зона представляет собой маленькую цивилизацию — комплекс площадок и сооружений, предназначенных для использования заключенными (места содержания, рабочие площадки, места для прогулок, библиотеки и медицинские корпуса и пр.)

Подытожим

filolingvia.ru

Что такое тюрьма?

Тюремный режим в России — самый распространённый метод перевоспитания преступников.

Жёсткий режим, лишения, отсутствие связи выдерживают не все. Между тем и в тюрьме продолжается жизнь со своими законами, «понятиями» и развлечениями.

Тюрьма — это исправительное учреждение, в котором применяется жёсткая система коррекции поведения преступников. Это комплекс зданий, в которых содержатся нарушители законов РФ в общих или одиночных камерах.

Тюрьма существует для того, чтобы злоумышленник осознал тяжесть своего проступка, изменил своё поведение и отношение к обществу, вернулся к нормальной жизнедеятельности.

В подобных учреждениях заключённые содержатся буквально под замком и не могут перемещаться, за исключением необходимых случаев, а именно:

Преступнику, заключённому в тюрьму, недоступны следующие занятия:

Чем занимаются в тюрьме заключённые?

Бездействие в течение дня и замкнутость пространства — основные методы коррекции преступников в тюрьме.

Спать разрешается только с 22.00 до 6.00.

В пределах камеры разрешается:

Кто отбывает наказание в тюрьмах?

В тюрьмах содержатся 3 основных категории заключённых:

Допускается временное содержание осуждённых в тюрьмах, если:

Порядок и условия содержания в тюрьме

В тюрьмах устанавливается 2 типа режимов:

На строгом режиме содержатся все категории осуждённых, включая переведённых за злостные нарушения при содержании на общем режиме.

Однако закон определяет круг лиц, которые не могут содержаться на строгом режиме, а именно:

На общий режим переводятся все осуждённые, отбывшие на строгом режиме не менее 1 года, при условии полного отсутствия у них нарушений режима.

Именно в тюрьмах содержатся наиболее опасные категории преступников, поэтому в отношении их законодатель ставит цель — предупредить совершение этими лицами новых преступлений. Это достигается за счёт ужесточения условий их содержания и усиления изоляции.

Согласно ст. 131 УИК, осуждённые содержатся по большей части в общих камерах и только в необходимых случаях по постановлению начальника тюрьмы и решению прокурора заключённый помещается в одиночную камеру с учётом установленных ст. 80 УИК требований.

Изолированно от других содержатся осужденные, переводимые из одного ИУ в другое, а также лица, оставленные в тюрьме для выполнения хозяйственных работ.

Заключённые, находящиеся на общем и строгом режимах, содержатся раздельно.

Лица, содержащиеся в тюрьмах на общем режиме, вправе:

Заключённым, отбывающих наказание на строгом режиме, разрешается:

Что такое изолятор в тюрьме?

Изолятор (ШИЗО) — особое тюремное отделение. Там находятся камеры для осуждённых, нарушивших режим содержания.

Попавшему туда лицу запрещены свидания, посылки, трата денег; ему нельзя взять с собой никакие личные вещи, кроме средств гигиены.

Ранее тем, кто попадал в карцер, приносили еду через день, не давали матрасы и постельное бельё.

Эти ограничения были сняты в 1992 году, но питание для находящихся в карцере и сегодня в разы хуже, чем кормёжка для всех остальных осуждённых.

За что можно попасть в ШИЗО?

За нарушение режима содержания заключённых выдворяют в штрафной изолятор (например, если в момент обыска у осуждённого найдут запрещённые предметы).

В изолятор не переводятся:

Вместе с тем штрафники вправе:

В изолятор можно поместить осуждённого не более чем на 15 суток. Но при повторяющихся нарушениях преступника могут помещать в ШИЗО ещё раз и ещё раз.

Таким образом, нарушитель может находиться в карцере столько времени, сколько установит администратор.

Как выглядит камера?

Камера в ШИЗО очень маленькая — 9 кв. м. Небольшое окно закрыто листом железа. С двух сторон — откидные нары, которые днём должны быть сложены.

Но иногда в изолятор помещают до 8 человек, поэтому спят на нарах по очереди. Спасть днём работники тюрьмы не дают. Бывает, что нары складываются до вечера. В этом случае заключённые должны весь день стоять.

В изоляторе обычно сыро и холодно. Это так называемая тюрьма в тюрьме.

Что такое карантин в тюрьме?

Это проведение медосмотра новоявленного заключённого лица. Процедура включает в себя выявление у гражданина признаков возможных заболеваний, которые могут нанести вред другим заключённым (туберкулёз, СПИД, венерические заразные болезни и др.).

Кроме того, в рамках карантинного осмотра фиксируются специфические приметы гражданина: шрамы, тату и др.

Начинает осмотр фельдшер, который выявляет первичные жалобы поступившего лица, измеряет уровень сахара, давление, берёт анализы (моча, кал, кровь). После этого проводится лабораторное исследование.

Если имеются подозрения на наличие какого-либо заболевания, осуждённый направляется на осмотр к профильному специалисту. В стандартных случаях гражданин поступает в места содержания, отведённые для всех заключённых.

При выявлении серьёзных заболеваний администрация тюрьмы вправе ходатайствовать перед судом об изменении места отбывания лишения свободы с ИУ на ЛИУ (Лечебно-исправительное учреждение), где проводится комплексная терапия больных лиц.

На практике карантинная процедура зачастую носит формальный характер. Предназначенные для этого камеры переполнены, в них царит антисанитария, а врачи проверяют лишь болезни, переносящиеся воздушно-капельным путём.

Именно поэтому в тюрьмах много больных, которые нуждаются в лечении, но не переводятся в ЛИУ. Максимальный срок проведения карантинной процедуры равен 15 суткам.

Что можно отправить в посылке в тюрьму?

Рекомендуется класть в «передачку»:

Сроки отправки передачи в тюрьмы устанавливаются руководством тюрьмы.

Что можно передавать из продуктов в тюрьму?

Допустимые продукты для передач заключённому:

Продукты рекомендуется передавать в прозрачных упаковках, иначе их вскроют. Сигареты, чай, конфеты никогда не бывают лишними, поскольку являются своеобразной валютой.

Запрещено передавать:

При попытке передать заключённому оружие, наркотические, вещества на отправителя посылки будет заведено уголовное дело.

Что можно отправить в посылке в тюрьму?

В почтовой посылке можно передать продукты из вышеуказанного списка. Но при сборе передачи, отправляемой по почте, следует отказаться от копчёностей и продуктов, быстро портящихся без холодильника.

Посылка может длительное время оставаться на почте пункта назначения.

Общие правила передачи посылок заключённым могут дополняться в каждом ИУ собственными нормами из-за временного моратория, введённого администрацией после какого-либо инцидента.

Точный список и правила передачи следует узнавать в каждом конкретном учреждении.

Тюремные законы и порядки

Несмотря на то, что ИУ, включая тюрьмы, – это территория государственного закона, наряду с этим среди заключённых действуют «тюремные законы», придуманные и строго соблюдаемые содержащимися там лицами.

Это очень жёсткие правила, строгая иерархия и порядки, за нарушение которых можно понести достаточно суровое наказание.

Специфический тюремный контингент — люди, преступившие закон, тем не менее они покорно соблюдают тюремные правила.

Далее – несколько самых ярких и важных понятий и правил, неукоснительно соблюдаемых заключёнными.

Что значит сесть в тазик в тюрьме?

Каждому, кто только что пополнил ряды уголовников, предстоит так называемая «прописка» и проживание на общепринятых тюремных условиях.

Сокамерникам не безразлично, с каким человеком они будут отбывать срок, общаться и контактировать длительное время.

Поэтому формально «прописка» представляет собой испытания в виде заковыристых и странных вопросов, с помощью которых жильцы камеры смогут понять, какого отношения заслуживает новоявленный сосед по койке.

Первый день в тюрьме вскрывает суть человека и ставит на нём клеймо. Отвечать нужно правдиво или остроумно.

Зачастую в камерах предлагают новичку «сесть в тазик». Считается: если пойдут пузыри, то человек «дырявый». Не нужно вестись на это, а стоит просто твёрдо отказаться, сославшись на то, что эта шутка новичку известна.

Что значит СЛОН в тюрьме?

СЛОН – это давно используемая в ИУ татуировка. Характерна для советского периода, но и сегодня тоже весьма часто такую наколку можно встретить у людей, вернувшихся из мест заключения.

Существует несколько вариантов расшифровки этой наколки:

Формальных ограничений на нанесение тату в ИУ никогда не было, но из-за упоминания «легавых» и «ножа» СЛОНа в основном наносили отрицательно настроенные осужденные.

Что такое БУР в тюрьме?

Так называют тюремный барак усиленного режима, помещение, в котором заключённые находятся под замком.

По сути — это внутренняя тюрьма лагеря, куда помещаются злостные нарушители дисциплины, те, которые отказываются от работы и т. д.

БУР возник ещё в 20-е годы прошлого века, а в начале 60-х был заменён понятием ПКТ. Однако до сих пор заключённые часто называют это помещение БУРом.

Время содержания в БУРе может достигать полугода, и в срок отсидки этот период не входит. В помещении есть стол и лавки, можно взять книги, получить посылку или передачу. Сидеть и лежать на койках днём нельзя.

Что такое СУС в тюрьме?

СУС расшифровывается как строгие условия содержания. Когда осуждённый прибывает к месту заключения, ему назначают общий режим содержания; затем по его поведению, наличию или отсутствию взысканий, его переводят на облегчённые или строгие условия содержания.

Отличаются эти режимы количеством свиданий, предоставляемых заключённому, а также объёмом расходования безналичных денежных средств.

Что значит «вкатывать шары» в тюрьме?

Многие заключённые от нечего делать увлекаются модифицированием своего тела любыми доступными способами. Улучшения зачастую касаются полового органа, и к этому делу они подходят с выдумкой и азартом.

«Шары», «капли», «штанги», «шпалы» — всё это разнообразны формы имплантов, которые заключённые внедряют в свой орган. Считается, что это помогает мужчине стать успешным любовником.

Хотя операция по вживлению «шаров» непродолжительная, подготовка к ней занимает немало времени. Для этого заключённые находят подходящий по размеру кусок прозрачного пластика (например, из зубной щётки) или стекла, затем придают куску нужную форму.

Далее изделие обрабатывают: сначала грубой наждачкой, а потом мелкими абразивами. На последнем этапе полируют тканью, затем несколько дней носят во рту. Полировка языком устраняет самые мелкие шероховатости, к которым может прирасти мясо после установки импланта.

И вот наступает момент вживления. Для этого готовится пробойник: остро заточенная зубная щётка или ложка из нержавеющей стали. Заключённый оттягивает себе кожу, его помощник приставляет к ней пробойник и резким ударом по нему каблуком ботинка делает дырку в коже.

В отверстие вставляют имплант, по возможности присыпают фурацилином и на несколько дней перевязывают. Пока рана заживает, заключённый время от времени крутит под кожей «девайс», чтобы он не врос и свободно перекатывался.

Самое интересное, что подобная операция, стоившая в тюрьме нескольких пачек сигарет, стала сегодня популярна на свободе в виде разных проколов, вставок, пирсинга, но делается это в профессиональных салонах и стоит немалых денег.

«Крытая» тюрьма: что это такое?

Так на сленге называют учреждения тюремного типа для осуждённых за тяжкие преступления или направленных по постановлению суда из колонии за систематические нарушения режима содержания.

Срок содержания в «крытке» – от 1 года до 5 лет, не более. Тюрьмы, где содержатся «крытники», зачастую называются централами.

В России всего 15 крытых тюрем. Одна из самых жёстких – Златоустовская.

Крытая тюрьма предназначена для особо опасных преступников, которые сидят по камерам и выходят только для прогулки. Здесь имеется следственный изолятор и арестная зона для заключённых, которых привезли на несколько месяцев.

«Крытники» не ходят в столовую, а принимают пищу в камере. Еду им передают через окошечко в двери.

В целом любая тюрьма – страшное место, куда не стоит попадать никому. Но, как говорится, от тюрьмы да от сумы не зарекайся.

ugolovnyi-expert.com

Верхнеуральская тюрьма

Верхнеуральская тюрьма — фото

Верхнеуральская тюрьма, находящаяся в Челябинской области, занимает особое место в российской истории. Можно с полной уверенностью сказать, что именно здесь закончила свой путь «каменево-зиновьевская партийная оппозиция», разгромленная Иосифом Сталиным. Впрочем, в этой тюрьме сидели и другие знаменитые арестанты.

Строительство тюрьмы

Первый камень в фундамент будущей тюрьмы был заложен в 1905 году. Строили ее в двух верстах от Верхнеуральска на месте слияния рек Урляндки и Сухой. Впрочем, еще в XIX веке в городе существовала деревянная пересыльная тюрьма, через которую ежегодно проходили тысячи каторжан. Среди них был, например, знаменитый декабрист Николай Бестужев.

Но времена изменились, деревянные бараки сгнили, вместо них на новом месте возвели каменную тюрьму — просторную, капитальную и очень надежную. Стены шириной в полметра, камеры с высоченными шестиметровыми потолками. Отопление тогда применялось печное, и высокие потолки позволяли арестантам не дышать угарным газом. В верхней части здания располагалась православная часовня с колоколом. В ней должны были проходить церковные службы.

Старое фото Верхнеуральской тюрьмы

Строительство закончили в 1914 году, и практически сразу началась Первая мировая война. Поэтому вместо каторжников в тюремный замок стали направлять военнопленных — немцев, австрийцев, венгров.

Знаменитые сидельцы Верхнеуральской тюрьмы

Во время Гражданской войны тюрьму использовали и белые, и красные. Старожилы рассказывали, что уральские чекисты одним из первых посадили в централ самого подрядчика и строителя тюрьмы, богатого местного купца Сафронова. Там же его вскоре и расстреляли.

В начале нэпа потребность в тюрьме отпала, в ее опустевших камерах разместили склады райпотребсоюза. В 1925 году в одном из казематов соорудили большой ледник для хранения продуктов во время летней жары, кстати, исправно действующий и по сей день.

Однако пустовала тюрьма недолго. В 1934 году в ее стенах разместился специальный политический изолятор НКВД. Статус политизолятора предусматривал заключение в него только опасных государственных преступников. И за этим дело не заржавело. После разгрома внутрипартийной оппозиции в Верхнеуральский централ направились многие бывшие руководители советского государства, чьи громкие имена и фамилии вошли в историю.

В первую очередь, это были бывшие члены Политбюро ЦК ВКП(б) Григорий Зиновьев и Лев Каменев, бывший председатель Государственного банка СССР и заместитель председателя ВСНХ СССР Георгий Пятаков, секретарь Коминтерна Карл Радек и многие другие старые большевики.

Слева: Григорий Зиновьев и Лев Каменев

Интересно, что Зиновьева и Каменева по их просьбе первоначально поселили в одной камере. Однако через какое-то время их жаркие политические дебаты переросли в постоянные драки. Поэтому оппозиционеров развели по разным камерам и даже на ежедневную прогулку выводили в разное время.

В соседней камере сидели бывший главный редактор газеты «Комсомольской правды» Александр Слепков и его друг литератор Дмитрий Марецкий, родной брат советской кинозвезды 1930-х годов Веры Марецкой.

Александр Слепков, находясь в политизоляторе, влюбился в другую заключенную — бывшего личного библиотекаря И. Сталина, и между ними вспыхнул жаркий роман.

Условия содержания

В то время режим содержания в изоляторе еще был щадящим. Двери камер днем не запирались. Грубость и необоснованные претензии охраны в адрес заключенных решительно пресекались руководством изолятора. Охранники, принося в камеру пищу, предварительно стучались и вежливо осведомлялись, не побеспокоили ли они арестантов. Железный пол в галереях специально застилался ковром, чтобы кованые сапоги конвоиров не тревожили покой осужденных и их сон.

Арестантам разрешали иметь свою одежду, посуду, книги. Мужчины ходили в костюмах, при галстуках. Женский этаж благоухал ароматом духов. По свидетельству очевидцев, глядя на заключенных, можно было подумать, что они гуляют не по прогулочному дворику тюрьмы, а по городскому парку — мужчины и женщины под руку.

Сам прогулочный дворик благоустроили. Там разрешалось сажать деревья, овощи и фрукты на грядках, цветы. За всем этим хозяйством ухаживали сами заключенные — копали, сеяли, пололи, поливали.

Фото Верхнеуральской тюрьмы

Помимо старых большевиков, в изоляторе содержалась большая группа православных священников во главе с митрополитом Крутицким (он же Петр Полянский). Во избежание конфликтов с идейными коммунистами их поселили отдельно от основной массы политзеков.

По церковным праздникам митрополит облачался в дорогие одежды, соответствующие его высокому духовному сану, ходил в сопровождении конвоиров по камерам и благословлял осужденных священников.

Однако вскоре такой идиллии пришел конец. «Большой террор» набирал силу, и его волны докатились до Верхнеуральска. Зиновьева, Каменева, Пятакова и некоторых других заключенных вывезли в Москву и расстреляли в Лефортовской тюрьме.

С другими расправились на месте. Карл Радек погиб в драке с другими заключенными. Во многих публикациях утверждается, что его убили уголовники. Но это не совсем так. Уголовников в политических изоляторах никогда не содержали.

Карл Радек

Радека посадили в камеру к бывшим сотрудникам НКВД, осужденным за должностные преступления. Они-то и расправились с бывшим секретарем Коминтерна самым жестоким образом.

В 1939 году Верхнеуральский централ закрыли, так как большинство его узников были либо расстреляны, либо отправились в лагеря ГУЛАГа.

Централ во время войны

Централ вновь открыли в конце Великой Отечественной войны и стали использовать в основном для содержания военнопленных, совершивших на территории СССР тяжкие военные преступления. Поэтому Верхнеуральская тюрьма постепенно стала напоминать интернациональный лагерь. Здесь отбывали срок немцы, румыны, поляки, венгры, итальянцы, японцы. Некоторые из них были осуждены за военные преступления, другие — за шпионаж. По некоторым данным, здесь сидел шведский дипломат Рауль Вапленберг, задержанный сотрудниками Смерша в Будапеште в 1944 году.

Целый этаж был отведен генералам вермахта. Обилие заключенных иностранцев потребовало включения в штатное расписание изолятора специального отделения переводчиков.

Часть срока в Верхнеуральской тюрьме провели прославленные советские артистки Лидия Русланова и Зоя Федорова, самые известные узницы ГУЛАГа. В этой же тюрьме после войны сидели полицаи, пытавшие и убивавшие молодогвардейцев в Краснодоне.

Певица Лидия Русланова

Но, пожалуй, самой таинственной узницей за все время существования Верхнеуральской тюрьмы стала гражданка Австрии Мария Коппенштайнер. Долгое время ее имя и происхождение держались в строжайшем секрете. И лишь недавно удалось установить, что под «железной маской» тщательно скрывали двоюродную сестру Адольфа Гитлера.

Мария жила в деревне, держала домашний скот и не имела никаких привилегий родственницы фюрера. Да и видела она своего кузена лишь в детстве, когда ей было всего восемь лет. Тем не менее, ее вывезли в СССР и приговорили к 25-летнему заключению. В Верхнеуральской тюрьме ее держали в одиночной камере, а на прогулки выводили только ночью. Общаться с другими заключенными ей не разрешали. Мария Коппенштайнер не выдержала таких испытаний и умерла после трех лет заключения.

Двоюродная сестра Гитлера Мария Коппенштайнер

После смерти Сталина Верхнеуральский централ еще два года оставался политическим изолятором, а затем стал обычной крытой тюрьмой для уголовников. Политических сюда больше не направляли.

Крытая тюрьма сегодня

Сегодня в Верхнеуральской тюрьме содержатся около 600 осужденных, в штате учреждения работают 300 сотрудников ФСИН и 50 вольнонаемных лиц. Охрана серьезная, за всю историю из этой тюрьмы никому не удавалось сбежать. У тюрьмы появился и свой официальный сайт в интернете.

По словам начальника этого пенитенциарного учреждения, среди нынешних обитателей тюрьмы уже нет особо знаменитых арестантов. В основном, здесь отбывают срок обычные убийцы, бандиты, грабители, насильники. Средний возраст — до 30 лет. Но национальная палитра по-прежнему чрезвычайно пестрая: русские, украинцы, азербайджанцы, армяне, грузины. Встречаются среди осужденных и лица с иностранным гражданством.

По действующему законодательству сегодня обитатели крытки получают более калорийное питание, чем осужденные, находящиеся в исправительных колониях.

Верхнеуральская тюрьма — фото

В ежедневном рационе — 40 граммов масла (для сравнения — в армии солдатам дают 20 граммов), 90 граммов мяса, 650 граммов хлеба. Плюс макароны, крупы, овощи и фрукты. Мясо выращивают на собственном свинокомплексе, хлеб зеки также пекут сами.

Сегодня каменная цитадель Верхнеуральской тюрьмы из красного кирпича стала своеобразной визитной карточкой города, его самым знаменитым памятником архитектуры и истории.

www.mzk1.ru

Почему зэки в СССР боялись сесть в тобольскую «крытку»

«Крытки» — обозначение на воровском сленге существовавших в Советском Союзе в 70-80 гг. 20 века особых тюрем, атмосфера в которых была особенно суровой. Всего таких насчитывалось 10, но две — златоустовская и тобольская крытая тюрьма, выделялись особыми нравами даже среди этой десятки.

Попавшие в заключение в такую тюрьму, либо полностью «ломались» — душевно, морально и физически. Либо, напротив, закалялись и уже не пасовали ни перед какими жизненными сложностями.

Особенности быта и труда в тобольской «крытке»

Располагалась в трех 2-х этажных корпусах, из которых один был рабочим, два других — нерабочими. Первый вмещал 300, вторые — по 400 человек. Нерабочий (спецкорпус №2) — место размещения воров в законе и злостных нарушителей, а также тех, кто отказывался трудиться категорически. Условия в этом корпусе были самыми ужасными. Он располагал одиночками, двойками и пятиместными камерами. Каждых из них было примерно по 50. Одиночки и двойки располагались напротив 5-ти местных общих камер с обеих сторон коридора. Единственные права, которые имели содержавшиеся здесь — короткая прогулка раз в день и баня раз в 10 дней (она организовывалась в специальной камере, где были тазы и горячая вода).

Условия рабочего корпуса — «улучшенные». Здесь также были «хорошие» и «плохие» камеры. Последние имели название «чесоточных», заключенные из них выводились на работу по одному. Из «хороших» — все вместе, через общий выход, ведущий в подземный тоннель, совмещенный с камерами рабочего корпуса, где зеки и трудились весь день взаперти.

«Пресс-хата» и карцер

«Пресс-хата» — особое место, где с помощью физического и психического воздействия людей (других заключенных) зеков лишали воли, запугивали и даже лишали жизни. Причем — даже за одно неосторожное слово. Надзиратели имели практически безграничную власть (настолько, что любое убийство можно было списать как «сердечный приступ»). Практиковалось в качестве наказания отправка раздетого донага заключенного в карцер, где были самые ужасные условия содержания. Низкие потолки, вода на полу по щиколотку, разгуливающие крысы.

Воспоминания бывших заключенных

Правозащитник В. Податаев (бывший криминальным авторитетом) вспоминал, как пытали тех, кого подозревали в том, что они с этапа привозили деньги. Обыскивали, заставляли оправляться под присмотром, чтобы изучить содержимое желудка (где провозили ценности), вырывали золотые коронки. Пастор Л. Семиколенов (тоже бывший криминальный авторитет), которого заподозрили в том, что он привез малявку для воров, избивали и практически приговорили к смерти. Чудом, при помощи другого заключенного, ему удалось избежать ее, убив своих мучителей и попав за это в карцер.

Музей-тюрьма

В 1989 году тобольская «крытка» была закрыта, ее 2-й корпус отдали тобольской Епархии, тюремные мастерские переданы под архив. Часть корпусов стала объектом музейного наследия, составной частью Тобольского музея-заповедника и принимает посетителей.

the-criminal.ru

ГЛАВА 8

ТОБОЛЬСКАЯ СПЕЦТЮРЬМА

По разнарядке мне выпала спецтюрьма, находившаяся в городе Тобольске Тюменской области, куда я прибыл в феврале 1980 года. Тюремный режим – это самый строгий режим в системе исправительно-трудовых учреждений. А тобольская крытая тюрьма, как принято называть спецтюрьмы, занимала в этом отношении особое место.

Произвол со стороны тюремного начальства и надзирателей – не самое страшное, к этому привыкли. Наиболее опасным явлением в крытых тюрьмах являлись пресс-камеры, или, как их еще называли, пресс-хаты, в которых тюремное начальство расправлялось с неугодными заключенными руками других заключенных. И тобольская спецтюрьма по применению подобных методов считалась в тот момент, когда я туда попал, общепризнанным лидером.

Все, кому пришлось пройти через тобольский ад, выезжали оттуда или морально сломленными, или, наоборот, духовно закаленными. Это была серьезная школа на выживание в экстремальных условиях, и далеко не все выдерживали выпадавшие на их долю испытания. В этой тюрьме я пробыл в общей сложности (за два раза) около пяти лет.

Человеческая жизнь там ничего не стоила. Любой надзиратель мог за одно неосторожное слово повлиять на судьбу заключенного, посадив в пресс-камеру, где могли изуродовать, надругаться или убить, после чего свалить все на сердечный приступ. Тюрьма списывала все, и добиться справедливости там было невозможно. В управлении мест заключения Тюменской области знали о том, что происходит в тобольской спецтюрьме, но закрывали на это глаза.

Пресс-камеры образовывались и комплектовались из числа обозленных, физически сильных, но морально сломленных заключенных. Как правило, до прихода в спецтюрьму многие из них пользовались в зонах авторитетом, но здесь им не повезло. В связи с этим они были обижены на весь мир и представляли большую опасность.

Никто не знал здесь, что будет с ним завтра, все жили, по сути, одним днем. В любой момент могли закинуть в такую камеру, где могли избить и сделать что угодно. А чтобы лишить возможности защититься, сажали перед этим в карцер, раздевали догола и проверяли на наличие колющих и режущих предметов, после чего помещали туда, куда хотели, и сопротивляться было бесполезно.

Допускался произвол и в других отношениях. К примеру, баланду в тюрьме раздавали крытники из масти обиженных. Они сгружали всю гущу в камеры, где сидели обиженные, а затем в полупустые баки добавляли кипяток и кормили, по сути, водой те камеры, в которых сидели заключенные еще не сломленные. Все это делалось с подачи начальства, поэтому возмущаться было бесполезно и опасно.

В спецтюрьмах, где люди почти постоянно сталкиваются с террором, насилием, интригами, провокациями и предательством, очень сильно развито «самоедство». Основная масса заключенных живет по принципу: «ты умри сегодня, а я лучше завтра». И не дай Бог оступиться и допустить слабину – заклюют.

В результате «плохих» камер, где сидели обиженные крытники, было в то время, когда я туда попал, не меньше, чем «хороших». Помимо прочего в каждом корпусе имелись пресс-камеры, выделявшиеся особой жестокостью. Они являлись страшным орудием в руках тюремного начальства в борьбе с неугодными заключенными. Тех, кто сидел в  этих камерах, называли «прессовщиками» или  «лохмачами».

За каждым корпусом был закреплен отдельный оперативный работник (опер), который распределял заключенных по камерам, и следил за обстановкой во вверенном ему  корпусе. А над ним стоял старший опер, принимавший окончательные решения.

Людей с этапа, заподозренных в том, что они привезли в тюрьму деньги или иные ценности, кидали «под разгрузку» в одну из пресс-камер, где их избивали и грабили. Деньги обычно провозили в желудке: их запаивали в целлофан и глотали. В пресс-камерах об этом знали, поэтому тех, кто к ним попадал, лохмачи зачастую привязывали к батарее и заставляли оправляться под присмотром на газету до тех пор, пока  не убеждались окончательно, что все содержимое желудка вышло наружу. Золотые коронки и зубы  вырывали изо рта или выбивали.

Когда лохмачам становилось ясно, что у того, кого к ним посадили под разгрузку, ничего больше нет, его передавали надзирателям. Личные вещи пострадавшего оставляли себе. Золото, деньги и другие ценности отдавали оперу (или, как его еще называли, куму), который снабжал их за это сигаретами и чаем. Все делалось открыто. Утаить что-либо от опера прессовщики не могли, ибо он периодически вызывал на беседу из пресс-камер всех в отдельности и узнавал все необходимое.

Имелись у него и другие возможности выяснения нужных деталей. Пострадавшие обычно после того, как попадали в нормальные камеры, рассказывали о том, что с ними происходило в пресс-хате и что конкретно у них забрали. А так как во многих камерах сидели осведомители, то кум очень быстро обо всем узнавал. И если выяснял, что в какой-то пресс-камере от него что-либо утаили, то он эту камеру расформировывал, а ее обитателей запускал под пресс через другие пресс-хаты.

Лохмачи об этом знали и, как правило, ничего не утаивали. Корпусной опер, со своей стороны, не утаивал ничего от вышестоящего начальства (старшего опера и начальника тюрьмы) и отдавал им причитающуюся долю. Этапы в тюрьму приходили часто, пресс-камеры без работы не сидели, и этот тюремный бизнес процветал.

По давней традиции тем, кого осуждали на тюремный режим,  собирали в зонах и по этапу необходимые в спецтюрьме вещи, а также деньги, курево и чай. И чем авторитетнее был человек, идущий в крытую, тем лучше его собирали. Ну а по приходу на место – кому как повезет. Мне лично в этом отношении не повезло.  После распределения отправили под разгрузку в одну из пресс-камер на рабочем  корпусе.

В этой пресс-камере было десять человек, меня посадили одиннадцатым. Один с десятью я бы не справился, но спасло то, что в тобольской спецтюрьме было много дальневосточников, которые относились ко мне с уважением. Более того, в камере, куда я попал, двое знали меня лично, и еще двое обо мне слышали. К тому же пахану этой пресс-хаты по кличке Нос предстояло через четыре месяца по окончании теремного режима выехать на Дальний Восток в распоряжение хабаровского управления.

Когда лохмачи узнали, кого к ним посадили, то сильно забеспокоились: тронуть меня они боялись, опасаясь неприятностей в будущем, а если не тронуть – могли быть неприятности со стороны начальства. Они мне сказали: «Пудель, мы знаем, что за тебя нам когда-нибудь оторвут голову, поэтому не хотим причинять тебе зло, но где-то ты засветился, у ментов есть информация, что ты привез в тюрьму деньги. Мы должны передать их куму, иначе у нас будут проблемы. Отдай по-хорошему – мы тебя не тронем и грабить не будем. Более того, сделаем так, чтобы тебя без неприятностей посадили в нормальную камеру, а не в другую пресс-хату».

Я обманул их: сказал, что денег нет, произошла ошибка. Они долго совещались, сильно переживали. На следующий день один из них вышел на беседу к оперу, и меня перевели после этого в нормальную камеру. Расстались хорошо, без взаимных обид.

Через какое-то время из той камеры, куда меня посадили, вышла информация, что я привез в тюрьму деньги, которые сразу же разошлись по моим землякам и  другим заслуживающим внимания арестантам. Пресс-хату, в которой меня не смогли  разгрузить, расформировали, а Носа, бывшего пахана этой камеры, запустили под пресс. Я этого не хотел, но так получилось. Таким образом из людей делают зверей и прививают принцип: «ты умри сегодня, а я лучше завтра».

В тобольской спецтюрьме было три жилых двухэтажных корпуса: два рабочих и один нерабочий. Рабочие корпуса вмещали в себя человек по 400 каждый, а нерабочий спецкорпус – около 300. На спецкорпусе содержались злостные нарушители и те, кто категорически отказывался работать. Там же сидели и воры в законе.

На спецкорпусе было около 50 общих (пятиместных) камер и примерно столько же двойников и одиночек, в которых находились те, кому по той или иной причине нельзя было сидеть в общих камерах. Общие камеры располагались на обоих этажах по одну сторону коридора, а двойники и одиночки – по другую. Кроме короткой ежедневной прогулки в небольшом дворике заключенные, находившиеся на спецкорпусе, ничего больше не видели, если не считать того, что один раз в десять дней их выводили в баню (в такую же камеру, но где имелась горячая вода и несколько тазиков).

На рабочих корпусах условия были лучше: просторнее камеры и больше возможностей общения. Плохие камеры, их там называли «чесоточные», выводили на работу отдельно. У хороших камер был общий вывод: открывали камер десять и выводили одновременно около ста человек через подземный туннель в рабочий корпус. Там расходились по рабочим камерам и до конца смены находились под замком. За невыполнение нормы выработки уменьшали паек, лишали возможности отовариваться в ларьке (на три рубля в месяц) и сажали в карцер.

В тобольскую спецтюрьму привозили заключенных со строгим и особым режимом. Для общего и усиленного режимов были предусмотрены другие спецтюрьмы, с более мягкими условиями содержания. Находившиеся на особом режиме носили полосатую робу, поэтому их называли полосатыми, все остальные режимы назывались черными. На рабочих корпусах полосатые сидели и работали отдельно от черных. На спецкорпусе камеры полосатых и черных находились рядом.

Когда я пришел в спецтюрьму, ко мне тут же подтянулись почти все дальневосточники, сидевшие на рабочих корпусах в порядочных камерах. В тюрьме была развита игра под интерес в карты, зари и домино. На кон ставилось все: деньги, вещи и работа. И я, как говорится, попал в свою стихию. Очень быстро благодаря игре у меня появилось почти все необходимое. Я не работал, но числился выполняющим, ибо за меня работали другие. С «куражей» посылал курево, чай и продукты питания тем, кто сидел в карцерах, а также организовал общак для помощи тем, кто находился на спецкорпусе.

Естественно, моя активная деятельность начальству не понравилось, и карцер стал для меня вторым домом. Карцер – это одиночная камера, куда сажают за нарушения до 15 суток. Полтора метра в ширину, два в длину, бетонный пол, сырые рифленые стены, нары пристегиваются к стене и опускаются только на ночь. На прогулку и оправку не выводят. Унитаз находится там же, иногда оттуда вылезают огромные крысы. В общем, сидишь, как в туалете.

Зачастую с целью дезинфекции надзиратели засыпают в унитаз хлорку, намокнув, она выедает глаза, дышать нечем, а им весело. Одежду в карцерах, за исключением носков и трусов, забирают, а взамен выдают тонкую куртку и брюки х/б. Окна, как правило, разбиты: летом – сырость и комары, зимой – холодно. Баланда – пустая, и та через день. В «летный» день давали лишь кусок хлеба и кипяченую воду.

Менее чем за полтора года (к началу лета 1981 года) я водворялся  в карцера не менее десяти раз (на 10-15 суток), что в общей сложности составило около 120–130 суток. Помимо прочего мне пришлось столкнуться с большим количеством интриг и провокаций, причем не только со стороны тюремного начальства, но и со стороны подконтрольных им заключенных, которые сидели в так называемых хороших камерах.

Сажали периодически и в плохие камеры. Однажды, после очередных 15 суток,  протащили сразу через пять плохих (по сути, пресс-камер). Тогда мне, правда, повезло. Помогло то, что в «обиженках» было много дальневосточников, которые, с одной стороны, меня уважали, а с другой, боялись за последствия. Кинулись лишь в одной, и то лишь потому, что я не успел назваться. Когда они узнали, кого к ним посадили, то сразу же остановились и попросили надзирателей меня от них убрать.

Летом 1981 года я был переведен для дальнейшей ломки на спецкорпус. Там старались сажать в такие камеры, где находились тайные пособники начальства, следившие за каждым моим шагом в надежде на то, что оступлюсь и дам повод для расправы. В связи с этим возникали конфликты, не имевшие, однако, тяжелых последствий. Но 31 декабря 1981 года я оказался в такой пресс-камере, где мне сильно не повезло.

Надеялся, что и в этот раз все обойдется, но не обошлось. В данном случае страх перед тюремным начальством оказался сильней. Вначале мне заговаривали зубы, затем кинулись все разом. Их было четверо, и все далеко не слабые. Я попытался оказать сопротивление, но силы были не равны. Меня свалили на бетонный пол и стали бить ногами, тяжелыми палками и колоть небольшими штырями. Убить таким штырем нельзя, но боль чувствуется. Кололи в руки, ноги и мягкие места, стараясь не задеть важные органы. Труп им был не нужен, так как весь корпус знал, куда меня посадили.

Истязали с перерывами. Я лежал в крови на бетонном полу не в силах подняться, а они, стоя надо мной, периодически били палками, сапогами и штырями и заставляли кричать через дверь в общий коридор, чтобы меня услышали в ближайших камерах,  что отхожу от арестантской жизни. В ответ я матерился и говорил: «Твари! Мусора  за много лет не смогли меня сломать, а вы хотите это сделать за один день».

Меня снова начинали бить. В перерывах заставляли написать записку ворам в законе с оскорблениями. В частности хотели, чтобы я написал Коке Коберидзе, который сидел в одной из соседних камер, что он не вор в законе, а «лаврушник». С Кокой у нас были близкие отношения, это знали многие. В ответ я отвечал прессовщикам, что знаю Коку как вора, а их, как конченых тварей. И это их бесило.  

Пока меня били и истязали, никто из надзирателей не подходил, следуя указаниям начальства. Да и не до того им было. Происходило это в новогоднюю ночь, и все надзиратели пьянствовали в дежурных комнатах. Из громкоговорителей в камерах неслась веселая музыка. Все поздравляли друг друга с Новым годом и желали всяких благ, а я лежал на бетонном полу в луже крови и мысленно прощался с жизнью.

Помощь пришла в тот момент, когда я уже не ждал. Надзиратель с нашего этажа, изрядно выпив, пошел отмечать праздник к своему другу, дежурившему на рабочем корпусе, а вместо себя попросил подежурить надзирательницу из того корпуса, где находился его друг, то есть поменялся с ней местами. Оказавшись на спецкорпусе, надзирательница решила посмотреть через глазки, что происходит в камерах.

В тюрьму на работу она попала через своего родственника недавно и ко многому еще не привыкла. Поэтому, увидев меня на бетонном полу в луже крови, подняла шум и вызвала наряд и дежурного офицера. Оценив ситуацию, дежурный офицер понял, что нужно вмешаться. Меня вытащили в коридор, но что делать дальше, не знали.

Обычно в таких случаях, когда избивали по указанию начальства, пострадавших водворяли в карцер и держали там до тех пор, пока следы от побоев не исчезали. Я выглядел настолько плохо, что сажать в карцер было опасно. Покойник им был не нужен. Тем более что из ближайших камер уже увидели через щели в дверях, в каком состоянии я находился. На мне не было живого места, и не  мог стоять на ногах.

На мое счастье, одна камера оказалась пустой, меня занесли в нее и положили на матрац. Через полчаса ко мне посадили после карцера заключенного, чтобы он за мной присмотрел. А еще через день посадили вора в законе Ишхана, прибывшего несколько дней назад из Армении. Его с этапа кинули в пресс-хату, где избили и ограбили, а затем перевели ко мне. По сравнению со мной ему досталось меньше, но тоже ощутимо.

По национальности он армянин, в России раньше не сидел и по-русски говорил плохо. А когда столкнулся с тобольской действительностью и увидел мое состояние,  то забыл и те русские слова, которые знал. На мне не было живого места: все тело – сплошной синяк, вместо головы – месиво, один глаз не открывался, другим я мог смотреть лишь через маленькую щелку. С большим трудом мне удалось от него добиться, кто он и откуда пришел.

Как только я слегка оправился, так сразу же Коке написал, что произошло со мной и с вновь прибывшим в тюрьму вором в законе Ишханом. Помимо Коки в тюрьме тогда находились еще два законника: Володя Чиня и Зури. Мое письмо с описанием событий, произошедших со мной и Ишханом, Кока запустил по всем порядочным камерам для ознакомления. И это вызвало бурю негодования.

Через несколько дней после этих событий из спецкорпуса освободился мой хороший знакомый. Это была удача. Я передал через него письмо своей матери, написанное мелким почерком, он вынес его из тюрьмы в желудке, предварительно запаяв в целлофан. В письме я рассказал о произволе начальства, о пресс-камерах и о том, что произошло со мной.

Параллельно с этим списался со многими из тех, кто в свое время тоже  побывал в пресс-хатах. Почти все пообещали меня поддержать, если приедет комиссия, и рассказать о творящемся в тюрьме беспределе, опираясь на конкретные факты.

Мать, получив письмо, подняла на свободе шум. Копии его со своими приписками она отправила в прокуратуру Тюменской области, в  управление мест заключения и в областной комитет партии. Начальнику тобольской спецтюрьмы написала письмо персонально и, обозвав его фашистом, пообещала вылететь в Москву и добиться приезда оттуда компетентной комиссии.

Тюремное начальство перепугалось, пресс-камеры расформировали, прессовщиков попрятали, а на их место посадили нормальных заключенных. В общем, стали заметать следы. Ко мне приехал из областного управления мест заключения майор и попросил остановить мать. Он сказал, что пресс-камер больше не будет, а мне создадут хорошие условия до выезда из тюрьмы. Тюремное начальство это подтвердило.

После этого в пресс-хаты никого не кидали, и обстановка заметно улучшилась. Я списался с Кокой и с другими арестантами, решили, что на этом можно остановиться. До выезда из тюрьмы у меня проблем не было. В ноябре 1982 года закончился срок моего тюремного заключения. Когда уходил на этап, мне кричали из всех порядочных камер  и желали счастливого пути.

Провожали и сокамерники, и в частности один из моих близких друзей Сергей Бойцов (по кличке Боец), который впоследствии станет в тулунской спецтюрьме вором в законе. В дальнейшем через него я познакомлюсь близко с Вячеславом Иваньковым (Япончиком), о котором с 1995 года по сегодняшний день пишут необоснованно в мировой прессе как о «крестном отце» русской мафии.

В то время, когда Япончик с Бойцом сидели в тулунской спецтюрьме (в Иркутской области), я посылал им со свободы деньги и все необходимое в тюрьме. А когда в конце 1991 года Вячеслав освобождался из тулунской крытой, я приезжал его встречать и привозил вещи, которые необходимы были на свободе.

После этого мы с ним не виделись три года, так как он уехал за границу. Но в октябре 1994 года судьба свела нас вновь, уже в Америке, куда я ездил в качестве лидера общественного движения «Единство» и представителя российского казачества.

Вячеслав был очень рад нашей встрече и во время моего пребывания в Америке ни на минуту не оставлял без своего внимания. Более того, предоставил мне для работы офис, нужную оргтехнику и транспорт, а также поселил меня, мою жену и двоих моих спутников на  полмесяца за свой счет (несмотря на мои протесты) в одном из дорогих отелей Нью-Йорка. А когда мы уезжали в Россию, завалил нас подарками.

Судя по тому, как он интересовался всем, что происходит в России, было заметно, что он скучает по Родине. А когда я рассказал ему о целях и задачах созданного мной Движения, то он со словами «Россия всегда была богата подвижниками» подарил мне свою личную карманную молитву, с которой не расставался много лет. Передал он мне ее со словами: «Эта молитва оберегала меня многие годы,  пусть теперь оберегает тебя на твоем трудном и праведном пути». Находившиеся при этом его друзья, знавшие, как дорога ему эта молитва, отметили, что на их глазах произошло серьезное событие.

Сейчас Вячеслав попал в беду. Американский суд приговорил его к суровому наказанию. Я знаю его как честного и порядочного человека, давно слежу за его судьбой, и ни разу не слышал, чтобы из-за него пострадали хорошие люди. На скамью подсудимых должен был сесть не он, а те, из-за кого его осудили, так как они украли из России большие деньги. Более того, за ними числятся и другие серьезные преступления: запугивание неугодных, уничтожение чужих машин, поджоги квартир и смерть женщины, о чем, кстати, американскому «правосудию» было известно.

После того как закончу работу над книгой и вернусь к активной деятельности, постараюсь сделать все возможное, чтобы справедливость восторжествовала и каждый оказался на своем месте. Вячеслав Иваньков – созидатель и объединитель. Его место не в американской тюрьме, а в завтрашней России, которой в канун надвигающихся глобальных событий отведена очень серьезная роль.

Что хочу этим сказать, станет понятно чуть позже.  А сейчас вернусь к событиям прошлых лет, ибо не может быть будущего без настоящего, а настоящего без прошлого.

interunity.org


Смотрите также




© 2012 - 2020 "Познавательный портал yznai-ka.ru!". Содержание, карта сайта.