Домой Регистрация
Приветствуем вас, Гость



Форма входа

Население


Вступайте в нашу группу Вконтакте! :)




ПОИСК


Опросник
Используете ли вы афоризмы и цитаты в своей речи?
Проголосовало 514 человек


Казя базя что это такое


«Казя-Базя, Тилёпа и другие хрюши»

Хpюшата, как утвеpждает автоp книги «Казя-Базя, Тилепа и дpугие хpюши», выpодились из… свиной тушенки. Эти симпатичные пеpсонажи быстpо освоились в непpостой действительности пpидоpожной канавы, куда их забpосило неожиданное пpоисшествие, постpоили свой домик, наваpили ваpенья и стали жить-поживать — без мамы и папы, совеpшенно самостоятельно и необычайно весело.

КАК ХРЮШИ ПОЙМАЛИ СТЭМПЛХЭНДСКОГО БАШКЕРВИЛЯ

Все неожиданное происходит вдруг.

Так было и в тот день, когда доктор Ковбасюк, Тилепа и Казя-Базя вышли на полянку поиграть в «казаков-разбойников». Они встали в кружок и Тилепа, обводя всех по очереди лапочкой, принялся считать:

   Ехала машина лесом,

   за каким-то интересом,

   инти-инти- интерес,

   выходи на букву «эс»!

   «Выходить на букву «эс», то есть быть «разбойником», досталось доктору Ковбасюку. Он уже приготовился сигануть в высокую траву, чтобы попробовать спрятаться от Тилепы и Кази-Бази, как вдруг увидел под кустом орешника два красивых красно-зеленых петушиных пера. Недолго думая, он подобрал их и воткнул в свою кепку. Теперь он стал похож на настоящего разбойника.

— Разбойник, разбойник, мы — казаки, идем тебя ловить! — ужасными голосами закричали Казя-Базя и Тилепа. Доктор Ковбасюк опрометью бросился в лес, не разбирая дороги. Позади улюлюкали его друзья, слышался треск сучков, испуганный щебет птиц. Доктор Ковбасюк вылетел в просторный, залитый светом сосновый бор, упал на коленки и тут же исчез в густых папоротниковых зарослях. Казя-Базя и Тилепа бросились за ним.

И тут доктору Ковбасюку сначала повезло, а потом не очень. Ползая по папоротниковым джунглям, он наткнулся на узенькую, но хорошо утоптанную тропинку. Доктор Ковбасюк тут же сообразил, что пока его друзья будут плутать в труднопроходимых кустах, он по тропинке сможет убежать так далеко, что его не догонят.

Доктор Ковбасюк поправил кепку с петушиными перьями, отряхнул ладошки и коленки и, весело насвистывая, припустил по тропинке , перепрыгивая через корни деревьем, упавшие ветки и шишки.

— Ах вот ты где, разбойник! — услышал вдруг доктор Ковбасюк и почувствовал, что его ноги отрываются от земли. Доктор Ковбасюк скосил сколько мог глазки и увидел здоровущую тетку, которая одной рукой держала его на весу за шиворот, а другой сцапала перышки с его кепки и внимательно их рассматривала.

— А ну пойдем со мной, разберемся, — грозно сказала тетка.

Доктор Ковбасюк болтнул своими сандаликами в воздухе. Стало ясно, что в таком подвешенном состоянии никуда пойти он не сможет.

Тогда тетка отпустила доктора Ковбасюка на землю и, крепко держа его за лапочку, повела его с собой, не обращая никакого внимания на отчаянный рев пленника. Вероятно, Ядрена Матрена — именно так звали тетку, чувствовала себя не так уверенно, если бы знала, что за ней, как пришитые пробираются два бравых «казака».

Казя-Базя и Тилепа выследили Ядрену Матрену до самого ее дома, где она, отперев огромным ключом тяжеленный замок, втолкнула в амбар несчастного доктора Ковбасюка. Потом она опять заперла дверь и отправилась к своей соседке рассказать о пойманном разбойнике.

«Казаки» порыскали вокруг амбара, источавшего крепкий дух колбас и всяческих разносолов, и поняли, что сразу освободить товарища не получится.

— Эй! Ковбасюк! — закричали они шепотом. — Ты там держись, понял? Мы здесь!

— Я держусь! — отвечал доктор Ковбасюк, хлюпая хрюкальцем.

Ободрив таким образом узника, «казаки» отправились на разведку. Они потолкались под лавочкой в клубе, где местная молодежь собиралась на очередной сеанс фильма про Шерлока Холмса, пробрались под прилавок местного магазина-сельпо и выяснили необычную вещь.

Оказалось, что три дня назад в селе Мотыльково стали происходить загадочные события. Из курятника бабки Петровны — соседки Ядрены Матрены , пропали все петухи. Через день они вернулись домой в необразимо кургузом виде — с выщипанными начисто хвостами. От огорчения и стыда все они, как один, заболели и круглые сутки сидели спиной к стене на насесте, ни за что не соглашаясь спуститься вниз.

Потом в почтовый ящик Петровны чья-то злодейская рука подкинула записку, отчего туман вокруг этого запутанного дела стал еще гуще. Написано там было вот что:

   Над этим вот посланием Петровна и Ядрена Матрена проколдовали все утро. То, что петухов обкарнал некто Собакер отчасти проясняло ситуацию, так как снимало подозрения с местных сорванцов. Но две соседки не сразу поняли за чем именно «ИСТЧО» грозился прийти Собакер. Не менее загадочным казалось странное выражение «ЗАКУРЯМИ», которым таинственный Собакер Башкервилей завершил свое послание. Больше всего оно было похоже на какое-то грузинское слово: что-то вроде «до свидания» или «всех благ».

Но какие тут «блага», когда он, с одной стороны говорит «ЗАКУРЯМИ», а с другой — петухов ворует?

— Якой такой Башкервиль? — ломала голову Петровна.- Сроду таких в Мотылькове не было.

Наконец Ядрена Матрена, торжественно подняв толстый палец, изрекла:

— Поняла я! «ЗАКУРЯМИ» — это значит «ЗА КУРЯМИ». Он еще , паршивец, курей обдерет.

Диспозиция стала проясняться. Наглый грабитель не только не собирался отрекаться от своих планов, но и прямо предупреждал о новом покушении на курятник.

Выхода было два: идти с поклоном к местному участковому милиционеру или самим устроить засаду на хоздворе.

— К участковому сейчас без четверти самогона не сунешься, — подвела итог Петровна. — Сами разберемся, по -семейному.

И она решительно вооружилась тяжелой кочергой. Ядрена Матрена, у которой имелись полное основание беспокоиться за судьбу собственного курятника, подхватила из угла метлу с толстым крепким черенком.

О бедном докторе Ковбасюке, который держался в амбаре из последних сил, они как-то забыли.

На небе, тем временем, весело замигали синие звездочки. Из-за леса выкатила огромная желтая луна, похожая на круг свежайшего голландского сыра.

Два «казака», два все знающих и все слышащих через открытые окна избы разведчика, ежась от выпавшей росы, вели наблюдение сквозь зубчатые листья огурцов за двором Петровны. Они видели, как Петровна и Ядрена Матрена вышли через сени к курятнику и, затаившись за поленицей, стали поджидать Собакера Башкервилей.

Время шло.   Вышли   на   охоту   кровопийцы-комары. Проголодавшийся Казя-Базя неслышно хрумкнул разок-другой лежавший рядом пупырчатый огурец.

Вдруг в избе Петровны послышался страшный шум — падали на пол какие-то железные штуковины, звонко лопались фаянсовые тарелки, что-то скрежетало и звякало… Ощущение было такое, что чугунный паровоз, набравший третью космическую скорость, врезался в переполненный посудохозяйственный склад.

— Горшки! Горшки! — услышали «казаки» крик Петровны и увидели, как обе соседки ринулись обратно в избу спасать свою бакалею. В тот же миг из окна выскочила какая-то зверюга и проскользнула в курятник.

Через минуту все было кончено — зверюга с квохчащим мешком на спине выскочила из курятника и бросилась в лес. Отважные «казаки» неслись во весь дух за разбойником. Бежать им пришлось недолго. Зверюга, тяжело дыша, остановилась на той самой полянке, где хрюши начали утром игру. В лунном свете, как два зеркальца, сверкнули ее глаза, и началось ощипывание кур.

— Перинка, перинка, перинка, — напевала себе под нос зверюга, увлеченно занимаясь своим делом.

Смелые хрюши тем временем потихоньку стащили опустевший мешок и, взяв его с двух сторон, осторожно пошли в наступление.

— Перинка, перинка, перинка, — продолжала бормотать зверюга и, не успев ничего сообразить, оказалась в мешке.

Обратный путь для Кази-Бази и Тилепы оказался непростым. Зверюга в мешке брыкалась и рычала, по лесу то и дело, пугая хрюшат своим белым оперением, пробегали ошалевшие куры, пот заливал глаза, и луна, как назло,закрылась тучей.

Наконец «казаки» дотащили мешок до двора Петровны.

— Ковбасюк! — позвали они. — Ты держишься ?

— Держусь! — тихо ответил плененный хрюшонок.

В окно избы было видно, как Петровна и Ядрена Матрена собирают последние черепки.

— А вот сейчас мы из амбара того артиста приведем,- грозилась Ядрена Матрена, — и пусть он объяснит откуда у него перья петушиные и где его дружки прячутся.

— Мы здесь, — сказали хрюшата, вваливаясь в дверь.- Мы вам Башкервиля словили.

Казя-Базя и Тилепа развязали мешок и вытряхнули зверюгу на пол.

— Егор! — всплеснула руками Петровна, — Егор, как ты мог?!

Дворовый пес Петровны, весь облепленный перьями, заюзил животом по остаткам горшков и заскулил:

— Я, тетя Петрона, только перинку хотел себе сделать…

— Какую перинку?! — схватилась за голову Петровна.- Какую перинку, горе мое!

— Да-а, — спрятал глаза Егор, — вон соседскому псу хозяйка старую телогрейку в будку дала, а мне — шиш с маслом?

— Ирод ты!!- заголосила Петровна, берясь за веник. — У тебя что — языка нет?! Кто же перину из перьев делает?!

— Я же не знал! — взвизгнул Егор и полез со страха под лавку.

— Тетенька, — дернул за сарафан Казя-Базя Ядрену Матрену, — а теперь доктора Ковбасюка выпустите скорей, а то он не выдержит…

Ядрена Матрена сняла замок и отворила двери амбара.

Доктор Ковбасюк вылез из темноты подозрительно неохотно.

— Не выдержал! — ахнули друзья.- Объелся!

Доктор Ковбасюк сыто заурчал…

Ночь над Мотыльково медленно перерастала в день.

В состоянии тяжелого раскаяния Собакер Башкервилей (Стэмплхэндский) Егор устраивался в будке со своим новым ватным матрасиком, подаренным после взбучки доброй «тетей Петроной».

Хрюши, поддерживая отяжелевшего доктора Ковбасюка, сговаривались доиграть в «казаков-разбойников» утром и торопились домой.

Хмурая Ядрена Матрена со свечой в руке стояла в амбаре и озадаченно рассматривала три шпагатика с ошметками колбасы, свисающих с потолка.

— Это же надо, — пробормотала Ядрена Матрена. — Летучие они што-ли эти мыши? — И тут же дала себе слово, что завтра пойдет в сельпо и купит три мышеловки. А то колбас на них не напасешься…

КАЗЯ-БАЗЯ И СИМВОЛ ВЕРЫ

Недели три назад движение «Сорок Сороков» радостно довело до сведения Русского Мира, что разогнало митинг противников возведения чучела Св.Владимира на Воробьёвых горах. Разогнало с помощью ночных мото-кобелей. Под грохот двигателей и стремительный посвист хоругвей. То есть, практически, «гремя огнём, сверкая блеском стали». А я и не знал, что сумрачные собаковидные ещё и днём мышкуют.

К тому ж, я почти забыл все наши исторические национальные меры. Мне что Сорок Сорóков, что Двадцать Ворóнов, что Десять Ворóбьев. Пятьдесят оттенков сплошного серого, чего в них разбираться. Птицы мужского пола, насколько следует из названия. А за птицами больших мозгов, вроде, никогда не числилось.

Но, судя по тому, что Братья-Сорóки недавно обзавелись такой диковинной организацией, как «Сестричество» (!!!), дело хлопотливой стаи идёт к размножению. Так скоро, глядишь, объявится «Яичество» с «Птенечеством», а это опасно. Насколько мне помнится, лучшие отечественные фашистские умы (вроде Циолковского) вообще предлагали запретить подобным особям спариваться.

И я тут полностью поддерживаю нашего межпланетного Геббельса и христопродавца. Потому, что знаю: пусти этих Сорок в общественный огород российской повседневности — всё мигом склюют и везде нагадят. И то ли сразу придётся под их наблюдением 16 килограммов соли жрать, то ли они тебе по-быстрому отоварят талон на 452 грамма лиха в ассортименте.Руководит птичьим граем некое мирро-обмазанное существо, известное в горних кремле-сферах, как Казя-Базя (он же Кирилл Фролов). Православный эксперт.Вы в курсе, что такое «православный эксперт»? Я — нет. Но в последнее время именно православные эксперты выходят на передовые рубежи борьбы за Родину и невеликие птичьи умы её постоянных обитателей.Есть, допустим, эксперты в области термодинамики. Эти тебе враз растолкуют что второй закон, что даже первый. Есть эксперты в области химии. Им про бензольные кольца - раз плюнуть. А вот спроси, к примеру, и тех и других, что такое «второе германское передвижение согласных» - сольются сразу же. Скажут: «Мы не специалисты». Или спросишь у химика про физику, тот подумает, да к физику за ответом и пошлёт. И наоборот.Иное же дело — эксперт православный! Такой способен трактовать всё, что угодно, от зачатия Богородицы до расположения интерцепторов у самолёта (правда, интерцепторы будет объяснять опять же через Богородицу).

Отличительная особенность православного эксперта — он способен брать на себя широкую ответственность за всех. И за меня в том числе, хотя я его об этом не просил. Узнав, что я не согласен, чтоб за меня отвечали, православный эксперт тут же начнёт изгонять из меня бесов. Иногда с опасностью для моего здоровья. Бесы же (в виде образования, толерантности, собственных взглядов на жизнь и, главное, — нежелания иметь дело с православными экспертами) разбегаются как ошпаренные и вместе после этого на людях стараются не собираться.

Именно таким изгнанием и занимался Казя-Базя на Воробьёвых горах, когда убеждал граждан не противиться строительству Святого Влада. Убеждал под слоганом «Справедливость вернет украденные надежды». Что под этим подразумевают сами Сороки — не сообщается. Кто у них покрал надежды — неясно. На что они там, в своём сорочьем гнездилище, надеялись — тоже хрен поймешь.И, кстати, от слова «справедливость» мне иногда прохладно делается. Вот не люблю я справедливость, особенно православную. К слову сказать, католическая мне тоже не сильно близка, но ксёндзы меня пока не охмуряют. Ни тут, ни на Западе. И протестанты сидят, не вякают. Ну так, на оргáне иногда зафигачат для души какую-нибудь фугу пополам с токкатой, а ближе не суются.У нас же за годы вертикального развития бычий цепень истинной веры совсем распоясался в хлипком общенародном организме.Однажды спросил я знакомого епископа: «А почему это, владыко, после 900 лет безраздельной власти возлюбленная паства вас в революцию года за три так разогнала, что и следа не осталось? Почему в Чехии так не вышло? Почему в Польше не получилось? Почему даже в советской Литве главным был костёл, а не райком?» Помните, у Бродского? -

Поздний вечер в Литве,Из костёлов бредут,Хороня запятые свечек

В скобках ладоней...

Посмотрел на меня епископ и буркнул: «Кара Божия такая нам была». Я, конечно, и без него понимал, что кара. Только я-то спрашивал «почему?», а он-то ответил на вопрос «что?», который я и не задавал вовсе.

Не хочется сильно вдаваться в историю вопроса, но, сдаётся мне, что всё идёт еще с 1666 года, с Алексея Михайловича, с приглашения в Москву Паисия Лигарида и Макария Антиохийского. Другими словами, с изначальной нелегитимности Русской Православной Церкви в её обновленном царём варианте. Некрасиво как-то получается: родоначальники РПЦ — два конченных иезуитских шпиона. Ну куда это!Как грустно заметил случившийся тогда к месту Аввакум: «выпросил у Бога Святую Русь сатана...»...Между прочим, о сатане и Св. Владимире. Я вот не знаю, о чем Казя-Базя думает. Памятник собираются ставить на смотровой. А глядеть он будет на город. То есть, подойти к нему можно опять-таки только со смотровой. В смысле, со спины.И чё это такое? Получается, молиться надо будет на его попу? И целовать князя туда же?! Как обычно принято целовать князя Тьмы? Интересный это у нас символ веры получается! С лёгкими обрядовыми инновациями.

Воля ваша, господа православнутые, но, по-моему, с символизмом у вас перебор вышел...

...Отречемся от внешнего мира. Отряхнём заграничный прах с наших ног. Забудем на время про ИГИЛ. Тем более, что им уже Аль-Каида пообещала какие-то проблемы на том свете. Я не знаю, может, штат гурий сократят или рахат-лукум по записи будет, какая разница? - это их внутренние шайтанские дела.Но вот почему отовсюду слышно, будто ислам — самая воинствующая и нетерпимая религия? Я лично не припомню, чтоб какой-нибудь муфтий призывал к войне. Не слышал, чтоб хоть один обчитавшийся Корана мулла призывал жечь геев. Никогда на моей памяти муэдзины не орали хором с минаретов о необходимости ввести войска на Украину. И никакой имам, кади, муфассир и даже факих не требовал ужесточения Уголовного Кодекса, будь этот факих даже авлия.Всем этим прославилась и продолжает прославляться именно миролюбивая и богобоязненная русская православная церковь. И у меня вопрос — а что она такого вообще сделала для страны за всё время пользования страною? Я не об отдельных старцах. Не о редких (крайне редких) настоящих святых (настоящих я отличу сразу!).Я не про них, а про сам институт. Вот что этот институт дал стране, кроме устойчивого мракобесия, завидной нетерпимости и воинственности за чужой счёт? На мой взгляд — вообще ни-че-го.

Иконы Рублёва? Так, во-первых, это он ей дал, а не она ему, а, во-вторых, в те времена, насколько я знаю, в Италии и Голландии не менее, чем Рублёв твёрдые в вере богомазы всяко интересней рисовали. Духовные песнопения Рахманинова? Так это ж, опять же, Рахманинов ей, а не она ему. Колокольный перезвон? - очень условная музыка, да и в Италии с Германией звонят не меньше. Церковь Покрова-на-Нерли? Так ведь и Ватикан тоже красивым получился.

Ничего толкового институт не дал. Оттого со времён Алексея Михайловича РПЦ всегда тянулась к государству. Правильно. Один раз уже разогнали, могут опять разогнать. Стало быть, поддержка нужна. Торговля в храмах нужна. Это в Sacré Cœur можно наткнуться на надпись «Свеча стоит 1 евро. Если у вас его нет – просто возьмите свечу». У нас надо через бабку пройти, а эта бабка за эту свечку насмерть биться будет, попутно оря на девок, которые сдуру решили в штанах помолиться.А уж, цепляясь за государство, показывая ему свою нужность, служилые иерархи суют свои бородатые рыльца куда ни попадя, мечтая о былых временах. Уголовное наказание за выход из православия Россия отменила только в 1905 году. Я уж не говорю о таких закреплённых в тогдашнем Уложении мелочах, как:

- Уклонение от крещения и воспитания детей в Православной вере — заключение до 2 лет.- Не православная проповедь — заключение в смирительном доме до 2 лет. За повторное нарушение — заключение до 6 лет.- Оскорбление святынь — каторжные работы до пожизненных, телесные наказания, клеймение.

- Оскорбление священнослужителя — заключение в смирительном доме до года.

Ну, и иные милые детали, которые, на мой взгляд, Сороки и иже с ними очень не против ввести в наш якобы светский абитюд. Мечта, а не жизнь, кто понимает! Удобно же: так мало ли чего мы себе по неразумности позволим, а поставь над нами Казю-Базю с требником — и все сразу будут довольны, включая татар!Или вот есть у нас такой воцерковлённый хмырь как Охлобыстин. Чем-то он мне слесаря Полесова из «12 стульев» напоминает. Тоже никак не может определиться, то ли ему младенцев крестить, то ли в брандмейстеры податься. Предложил вернуть статью за мужеложество. Я понять не могу, чем им эти нетрадиционалы мешают?

Совсем же ситуация кривая: то, что где-то в Европе иногда встречаются геи — это им жить не даёт, а то, что в Кремле сплошные пидорасы — это им нормально. Странная логика у людей!

Я бы, конечно, кое-чем всю эту светозарность уравнял и дополнил. Ну, скажем, освятили «Протон» или «Сатану», а те взяли да и грохнулись. Значит, 50% стоимости возмещает приход. Правильно же? Справедливость, он ж требует возвращать украденные надежды или как там у Сорок значится?Соборовали человека, а он, скотина, возьми и напейся в ту же ночь! Получается, не сработало? Получается, брак, верно? Ну, я не знаю, может, щекотно ему на одре стало, а может, елей оказался просроченный или вода была второй святости. Но, всё равно ж это нарушение договорных обязательств и очередная украденная надежда. Значит выезд к пациенту не засчитывается, а деньги возвращаются. Плюс один процент за каждый день просрочки. И дополнительно (на фьючерсе) - скидка на отпевание.А ещё хорошо б с каждого крестного хода — налог за оскорбление чувств гностиков. Лично мне это помогло б скорей найти консенсус с клиром.Но ясно, что в нынешних условиях так размышляют только совсем уже отпетые оптимисты. Тот, кто смотрит на ситуацию реально, тому она видится чуть печальнее.

Прошли те бестолковые времена, когда умами владели всякие Ландау да Курчатовы. Теперь другие умы, видимо. Теперь вон даже в МИФИ есть своя кафедра богословия. Наряду с другими, непрофильными: с кафедрой, допустим, теплофизики или элементарных, не к ночи будь помянуто, частиц. Я думаю, очень термоядерное богословие должно получаться в таком заведении, как МИФИ. Сильно уж место намоленное.

Между прочим, прошли и те времена, когда бабки по деревням, оставшись на лето без сахара или на зиму без дров, покладисто талдычили: «Да и ладно! Лишь бы войны не было...» Теперь те бабки перемёрли и про войну никто не помнит. То-то раздолье! Что хочешь, то и проповедуй.Гоголь первым догадался, что Русь-тройка не железным винтом схвачена. Конечно, не винтом! - скрепами. Видеть их никто не видел, потрогать невозможно, соответственно и подогнать под них можно, что угодно.Сейчас неожиданно угодной оказалась война. А то зажрались мы что-то, как объявил протоиерей Сева Чаплин. Совсем распустилось общество, краёв не видит.

Вот всё хотел спросить, давно ли митрофорный наш пастырь видел зажравшееся общество российской глубинки? Учителей, икающих от нестерпимого обжорства на десять тысяч зарплаты? Деревенских жителей, вкорень обнаглевших от отсутствия газа и канализации? Или жирующих на бездорожье врачей сельской скорой помощи и других, не менее грустных, евреев?

Дней десять назад, в очередной раз объехав по периметру озеро Комо и выпив на вилле у вице-мэра, увидел я совсем уже застоявшийся без войны социум. Просто распад какой-то! Сидят, подонки, и ни о чем, кроме своей семьи, своей работы, своих детей не думают. Жрут устриц с лангустинами, а на войну не хотят. Вообще никакого желания встряхнуться!Паром у них там через речку ходит. Его еще Леонардо придумал. Интересная штука, вообще без двигателя. Руль направо повернул, его течением на ту сторону понесло. Там переложил руль налево — паром обратно тронулся. Пятьсот лет уже туда-сюда ездит. Вот бы разбомбить! Просто так, от большой духовности. Чтоб общество задумалось. Чтоб не дремало. Чтоб вокруг забурлило всё!Но нет! И на верёвке этих итальянцев на войну не затянешь. Не то что наших, которые всегда лёгкие на подъём, которым только подпоясаться. Понятно, когда у тебя вилла, да бассейн, да фабрика, да сыроварня, да яхта в Генуе, да контракт в Лондоне - тут и за полгода не подпояшешься. У нас проще: без яхт и контрактов. Нищему пожар не страшен. Последнюю рубаху отдал и можно в окоп лезть. Всё равно ж рубаха — последняя. Да и не просто ж так в окоп! Чаплин сказал — за Святую Русь!

Собой заниматься по-любому скучно. Той же самой Святой Русью строго в пределах Святой Руси. Когда затопило Тбилиси, лунорожий фантомас Киселев тут же застонал: «Вот он, Саакашвили, фашист, чего настроил-то в Грузии, а!» Потом затопило Сочи. На это Киселёв надулся чуть ли не как Мамонтов. А мне любопытно: Сочи тоже грузины строили? Или про нас не надо? Дома-то порядок наводить всегда ж неохота. Лучше у других. Интереснее, хотя бы.

Президент России, например, подписал закон о запрете выращивания коки в Боливии (!!!) Ничего не могу сказать. Боливийскую я не жрал, а перуанской, наверно,  центнер стрескал. И еще домой пол-чемодана приволок. До сих пор живой почему-то.Но всё-таки: где мы и где та Боливия? Если целому президенту так уж надо законы писать, то лучше б запретил бананы на Таймыре сажать. Это, по крайней мере, был бы первый в России закон, который соблюдался бы безукоризненно.А что до окопов... Можно, конечно, дело привычное. Особенно, если ничего другого не умеешь (хотя, на какую войну не взгляни, не сказать, что б мы и это умели).Но! на всякий случай! Просто христолюбивому воинству на заметку: потом, когда будете в разрушенной стране традиционно, как у нас принято, веселиться на сто первом километре с оторванными ногами или с поводырём петь Лазаря по электричкам, или семьдесят лет «восстанавливать разрушенное войной народное хозяйство», вспомните о том, кто вас звал на это веселье. И кто это распоследнее хозяйство разрушал.Очень важно сейчас запомнить, чтоб потом не перепутать, а заодно адресно предъявлять претензии по поводу справедливости и возвращения украденных надежд.Это ведь не пятая колонна зовёт, не предатели Родины и никакие не «иностранные агенты». Эти-то совсем отмороженные пацифисты.И не Сталин говорит вам из чёрной тарелки на площади: «Братья и сестры! К вам обращаюсь я, друзья мои...» Не Молотов в полдень врёт про «без объявления войны». Не маньяк Ульянов голосит: «Социалистическое отечество в опасности!»

Это даже не Сергий Радонежский на Куликово поле призывает. Новое время, знаете ли, — новые имена. Запишите куда-нибудь, пока при памяти:

Казя-Базя. Охлобыстин. Чаплин.

Именно они, за неимением лучших, взяли на себя труд быть символами веры. Духовные лидеры нации. Но тут уж ничего не поделаешь: какая нация — такие и лидеры.

Сами-то они в окопы точно не полезут — им платьишки помешают. «По делам их узнаете их». Это правда.  А вот «по вере их воздастся им» — тут совсем не уверен. Воздаётся почему-то всегда другим. Но тренд они уловили точно.Страна забыла, что такое война. Страна хочет воевать, хотя до сих пор не сосчитала и не похоронила тех, кто погиб в прежних войнах. Страна рычит: «Покажем америкосам!» Страна заранее секретит кладбища. У страны нет других развлечений и забот. Страна молчит и только глухо воет от предстоящего гибельного восторга.

И как тут не появиться на всех экранах артисту Чаплину?.. Такое немое кино. Точнее - не моё.

«Казя-Базя, Тилёпа и другие хрюши»

Сказки о хрюшатах — (хрюшИ — ударение на последний слог) очень веселых, склонных к философии и дуракавалянию существах, «выродившихся из свежей свиной тушенки». О их нелегкой, полной опасностей и трудов, но все равно счастливой жизни. По-моему, хpюшИ достойны занять место на полках рядом с обитателями Пуховой опушки, долины Муми-тpоллей или накситpаллями. Сказки написаны очень образным, красивым русским языком, со множеством каламбуpов… Одни афоризмы чего стоят: «Hапряжение опасно для жизни — не перерабатывай!». /Alex Polovnikov/

Из: Весёлого посёлка на Правом берегу Пользователь №: 2888

Мне нравится Андрей Тру. Пусть даже он не тянет на Ушинского или «Азбуку» Льва Толстого. А книга «Про хрюшей» мне кажется образцом нестандартного подхода к описанию современности. Написанная в эпоху талонов на всё, книга, главные герои которой свиноподобные существа, реинкарнировавшиеся из банок с тушенкой, когда банки вывалились из перевозившего их грузовика, — это ирония для взрослых и для детей, оказавшаяся в тот момент исключительно актуальной. Жаль, что о нем забыли. Жаль, что мало говорят про Тима Собакина. Но хорошо, что теперь есть место поговорить и об этом. О замечательных писателях, поэтах, о прекрасных переводах…

Леденящий ужас

Леденящий ужас прошелся по мне когда я прочитал в детстве книжку «Казя-Базя, Тилепа и другие хрюши». Вобще-то это моя любимая книжка в детстве но там была одна глава в которой хрюши играли в «Леденцы». Это по нашенски они рассказывали страшные истории и холодели от ужаса.

«§1: Каждый имеет право! §2: Всем должно быть хорошо!»

В итоге, всем-всем студентам хочется пожелать удачи! Растите личностно и профессионально и не забывайте золотое правило, которое сформулировал детский писатель Андрей Тру в одной из своих сказок: «§1: Каждый имеет право! §2: Всем должно быть хорошо!»

Наталья Соколова и Мария Малиновская Газета факультета психологии Калужского государственного педагогического университета

Детский писатель Андрей Тру давно уже выразил основную мысль социального бытия в нетленной фразе «Каждый хрюшонок имеет право, и всем должно быть хорошо!» («Рассказы из жизни Хрюшат»). Узнать, что теперь и все мобильное сообщество хочет присоединиться к данному принципу, — исключительно приятно. Мы — только ЗА! Если у вас есть, что добавить к вышеизложенным правилам, сообщите нам. Все ваши пожелания, предложения и поправки будут рассмотрены инициативной группой компании «Вымпелком».

Name: Василиска

URL:http://www.vasiliska.spb.ru Comments: Автор детских сказок, Вы — ВОЛШЕБНИК!

Уважаемый Андрей! Понравились отрывки из Вашей повести, очень смешно! Сергей Зарев, продюсер ТО «МАСКИ»

Name: Сергей

Comments: Клёво!!! Очень жизнерадостно и заразительно!

Казя Базя

Казя Базя   По улице шла пятилетняя девочка. Без сопровождения взрослых. Потому что, когда рядом идет взрослый, он постоянно одергивает маленького человечка, чтобы тот громко не пел, и не смеялся. Кому же такое понравится?! Девочке – точно нет! Поэтому она шла одна в платье, самостоятельно надетом задом наперед, и весело пела: «Казя-Базя, Казяяяя-Бааааазя».   Посторонних взрослых инстинктивно тянуло сделать девочке замечание, но они не успевали, потому что ее маленькие ножки быстро уносили хозяйку вперед. Правая и левая мелькали смешными шажками, прыгали на плитах площади, озорно болтая в полете развязанными шнурками ботинок. «Казя-Базя, Казя-Базя», - не умолкала девчушка, и весь мир подпевал этой нелепой детской песенке без смысла.   Незаметно пришел полдень, и стало очень-очень жарко. Девочка захотела пить, и подбежала к фонтану, чтобы зачерпнуть воды. Мимо проходила посторонняя взрослая тетя с грустными глазами и большой хозяйственной сумкой:   - Боже мой, деточка, что ты делаешь? – взвизгнула тетя так неожиданно, что девочка подпрыгнула на месте.   - Я хочу водички, - честно ответила она.   - А разве папа с мамой тебя не учили, что пить из фонтана нельзя!? Там же микробы! - вцепилась тетя в такую сладкую для взрослого возможность - научить маленького человека ЖИЗНИ.   - Я никогда не видела микробов, а, значит, совсем их не боюсь. Я боюсь Брамакряку, которая приходила в мой сон, но ты же, тетя, ее не боишься, потому что никогда не видела…   - Девочка, а разве тебе не говорили, что к взрослому человеку нужно обращаться на «Вы»?! - не унималась прохожая.   - А разве тебя две?! – удивилась девочка.   Не найдясь с ответом, женщина потянулась к маленьким ботинкам, чтобы завязать шнурки, но малышка ловко отпрыгнула в сторону:   - Не надо, я хочу, чтоб было так, так же веселее!   - Деточка, нельзя же все время веселиться! Нужно быть серьезнее! Жизнь такая сложная, поверь моему опыту, кроме веселья в ней столько неприятностей, столько проблем…   - А почему нельзя все время веселиться, если весело?! И что такое «прамблемы»? Если они мешают тебе веселиться, почему ты носишь их с собой?! Оставь их здесь! Давай прыгать вместе! Я могу научить тебя свое песенке: «Казя-Базя, Казззззяяяя – ба-ЗЯ»…   - Девочка, я уже взрослая, что обо мне подумают другие люди, если в таком возрасте я буду прыгать, и петь такие глупые песенки?! – раздраженно сказала тетя.   - А зачем тебе другие люди? Сейчас у тебя есть только я, и я обещаю, что не буду про тебя думать, мы будем только прыгать и петь! У тебя же есть ноги, руки и рот, а значит ты – такая же, как я, и все умеешь!   - Нет, маленькая, я не такая как ты! Я гораздо старше тебя, у меня болят ноги, и спина, и к тому же, мне нужно бежать по делам!   - Тетя, а как же ты побежишь, если у тебя болят ноги? Разве по делам обязательно нужно бежать? Почему нельзя идти медленно, смотреть на небо и петь песенку, похожую на мою?   - Бежать я не буду, но все равно, мне нужно поспешить, чтобы все успеть…   - А что случится, если ты чего-то не успеешь? Разве от этого небо перестанет небом, а деревья деревьями?   - Девочка, а причем тут, вообще, небо? Господи, я уже столько времени потеряла на эти бессмысленные разговоры! Давай-ка лучше я ответу тебя домой! Где ты живешь?   - Везде! Это все мое! - девочка развела ручонками в стороны   - Так не бывает, у человека есть свой дом и адрес!   - Это у тебя не бывает, а у меня – бывает! - подмигнула девочка, пару раз зачерпнула из фонтана, напилась и попрыгала дальше смотреть мир и удивляться ему. «Казя-Базя, Казя-Базязя, казяя-базяя», - песенка радости звучала все тише, отдаляясь со своей исполнительницей от фонтана.   Женщина, видя, что все ее педагогические попытки провалились, растерянно села на бортик:   - «Казя-Базя» - что это за песня такая? Нет, не припоминаю… «Казяя-Базяяя», - протянула она, и неожиданно для себя почувствовала, как где-то глубоко внутри стало теплее. Там, будто зарождался маленький огонек непосредственной детской радости. «Казя-Базя», - пропела женщина уже немного громче, - и огонек разбежался по всему телу, от чего стало очень приятно и невероятно легко. «КАЗЯ-БАЗЯ!», - крикнула она на всю площадь.   - Совсем с ума посходили, - проворчала старушка, минуту назад присевшая на скамейку, - Ты чего голосишь? Плохо тебе?   - Нет. Мне хорошо!   - Пьяная, небось, - проворчала старушка, и на всякий случай пересела на скамейку дальше.   - Такой трезвой, как сейчас, я не была с детства, - счастливо сказала женщина, и отправилась гулять, оставив возле фонтана большую хозяйственную сумку с проблемами.  

Серёжина Аня

Рейтинг: +10

Казя-Базя. Охлобыстин и Чаплин.... / PHIL SUZEMKA

Недели три назад движение «Сорок Сороков» радостно довело до сведения Русского Мира, что разогнало митинг противников возведения чучела Св.Владимира на Воробьёвых горах. Разогнало с помощью ночных мото-кобелей. Под грохот двигателей и стремительный посвист хоругвей. То есть, практически, «гремя огнём, сверкая блеском стали». А я и не знал, что сумрачные собаковидные ещё и днём мышкуют.

К тому ж, я почти забыл все наши исторические национальные меры. Мне что Сорок Сорóков, что Двадцать Ворóнов, что Десять Ворóбьев. Пятьдесят оттенков сплошного серого, чего в них разбираться. Птицы мужского пола, насколько следует из названия. А за птицами больших мозгов, вроде, никогда не числилось.

Но, судя по тому, что Братья-Сорóки недавно обзавелись такой диковинной организацией, как «Сестричество» (!!!), дело хлопотливой стаи идёт к размножению. Так скоро, глядишь, объявится «Яичество» с «Птенечеством», а это опасно. Насколько мне помнится, лучшие отечественные фашистские умы (вроде Циолковского) вообще предлагали запретить подобным особям спариваться.

И я тут полностью поддерживаю нашего межпланетного Геббельса и христопродавца. Потому, что знаю: пусти этих Сорок в общественный огород российской повседневности — всё мигом склюют и везде нагадят. И то ли сразу придётся под их наблюдением 16 килограммов соли жрать, то ли они тебе по-быстрому отоварят талон на 452 грамма лиха в ассортименте. Руководит птичьим граем некое мирро-обмазанное существо, известное в горних кремле-сферах, как Казя-Базя (он же Кирилл Фролов). Православный эксперт. Вы в курсе, что такое «православный эксперт»? Я — нет. Но в последнее время именно православные эксперты выходят на передовые рубежи борьбы за Родину и невеликие птичьи умы её постоянных обитателей. Есть, допустим, эксперты в области термодинамики. Эти тебе враз растолкуют что второй закон, что даже первый. Есть эксперты в области химии. Им про бензольные кольца - раз плюнуть. А вот спроси, к примеру, и тех и других, что такое «второе германское передвижение согласных» - сольются сразу же. Скажут: «Мы не специалисты». Или спросишь у химика про физику, тот подумает, да к физику за ответом и пошлёт. И наоборот. Иное же дело — эксперт православный! Такой способен трактовать всё, что угодно, от зачатия Богородицы до расположения интерцепторов у самолёта (правда, интерцепторы будет объяснять опять же через Богородицу).

Отличительная особенность православного эксперта — он способен брать на себя широкую ответственность за всех. И за меня в том числе, хотя я его об этом не просил. Узнав, что я не согласен, чтоб за меня отвечали, православный эксперт тут же начнёт изгонять из меня бесов. Иногда с опасностью для моего здоровья. Бесы же (в виде образования, толерантности, собственных взглядов на жизнь и, главное, — нежелания иметь дело с православными экспертами) разбегаются как ошпаренные и вместе после этого на людях стараются не собираться.

Именно таким изгнанием и занимался Казя-Базя на Воробьёвых горах, когда убеждал граждан не противиться строительству Святого Влада. Убеждал под слоганом «Справедливость вернет украденные надежды». Что под этим подразумевают сами Сороки — не сообщается. Кто у них покрал надежды — неясно. На что они там, в своём сорочьем гнездилище, надеялись — тоже хрен поймешь. И, кстати, от слова «справедливость» мне иногда прохладно делается. Вот не люблю я справедливость, особенно православную. К слову сказать, католическая мне тоже не сильно близка, но ксёндзы меня пока не охмуряют. Ни тут, ни на Западе. И протестанты сидят, не вякают. Ну так, на оргáне иногда зафигачат для души какую-нибудь фугу пополам с токкатой, а ближе не суются. У нас же за годы вертикального развития бычий цепень истинной веры совсем распоясался в хлипком общенародном организме. Однажды спросил я знакомого епископа: «А почему это, владыко, после 900 лет безраздельной власти возлюбленная паства вас в революцию года за три так разогнала, что и следа не осталось? Почему в Чехии так не вышло? Почему в Польше не получилось? Почему даже в советской Литве главным был костёл, а не райком?» Помните, у Бродского? -

Поздний вечер в Литве, Из костёлов бредут, Хороня запятые свечек

В скобках ладоней...

Посмотрел на меня епископ и буркнул: «Кара Божия такая нам была». Я, конечно, и без него понимал, что кара. Только я-то спрашивал «почему?», а он-то ответил на вопрос «что?», который я и не задавал вовсе.

Не хочется сильно вдаваться в историю вопроса, но, сдаётся мне, что всё идёт еще с 1666 года, с Алексея Михайловича, с приглашения в Москву Паисия Лигарида и Макария Антиохийского. Другими словами, с изначальной нелегитимности Русской Православной Церкви в её обновленном царём варианте. Некрасиво как-то получается: родоначальники РПЦ — два конченных иезуитских шпиона. Ну куда это! Как грустно заметил случившийся тогда к месту Аввакум: «выпросил у Бога Святую Русь сатана...» ...Между прочим, о сатане и Св. Владимире. Я вот не знаю, о чем Казя-Базя думает. Памятник собираются ставить на смотровой. А глядеть он будет на город. То есть, подойти к нему можно опять-таки только со смотровой. В смысле, со спины. И чё это такое? Получается, молиться надо будет на его попу? И целовать князя туда же?! Как обычно принято целовать князя Тьмы? Интересный это у нас символ веры получается! С лёгкими обрядовыми инновациями.

Воля ваша, господа православнутые, но, по-моему, с символизмом у вас перебор вышел...

...Отречемся от внешнего мира. Отряхнём заграничный прах с наших ног. Забудем на время про ИГИЛ. Тем более, что им уже Аль-Каида пообещала какие-то проблемы на том свете. Я не знаю, может, штат гурий сократят или рахат-лукум по записи будет, какая разница? - это их внутренние шайтанские дела. Но вот почему отовсюду слышно, будто ислам — самая воинствующая и нетерпимая религия? Я лично не припомню, чтоб какой-нибудь муфтий призывал к войне. Не слышал, чтоб хоть один обчитавшийся Корана мулла призывал жечь геев. Никогда на моей памяти муэдзины не орали хором с минаретов о необходимости ввести войска на Украину. И никакой имам, кади, муфассир и даже факих не требовал ужесточения Уголовного Кодекса, будь этот факих даже авлия. Всем этим прославилась и продолжает прославляться именно миролюбивая и богобоязненная русская православная церковь. И у меня вопрос — а что она такого вообще сделала для страны за всё время пользования страною? Я не об отдельных старцах. Не о редких (крайне редких) настоящих святых (настоящих я отличу сразу!). Я не про них, а про сам институт. Вот что этот институт дал стране, кроме устойчивого мракобесия, завидной нетерпимости и воинственности за чужой счёт? На мой взгляд — вообще ни-че-го.

Иконы Рублёва? Так, во-первых, это он ей дал, а не она ему, а, во-вторых, в те времена, насколько я знаю, в Италии и Голландии не менее, чем Рублёв твёрдые в вере богомазы всяко интересней рисовали. Духовные песнопения Рахманинова? Так это ж, опять же, Рахманинов ей, а не она ему. Колокольный перезвон? - очень условная музыка, да и в Италии с Германией звонят не меньше. Церковь Покрова-на-Нерли? Так ведь и Ватикан тоже красивым получился.

Ничего толкового институт не дал. Оттого со времён Алексея Михайловича РПЦ всегда тянулась к государству. Правильно. Один раз уже разогнали, могут опять разогнать. Стало быть, поддержка нужна. Торговля в храмах нужна. Это в Sacré Cœur можно наткнуться на надпись «Свеча стоит 1 евро. Если у вас его нет – просто возьмите свечу». У нас надо через бабку пройти, а эта бабка за эту свечку насмерть биться будет, попутно оря на девок, которые сдуру решили в штанах помолиться. А уж, цепляясь за государство, показывая ему свою нужность, служилые иерархи суют свои бородатые рыльца куда ни попадя, мечтая о былых временах. Уголовное наказание за выход из православия Россия отменила только в 1905 году. Я уж не говорю о таких закреплённых в тогдашнем Уложении мелочах, как:

- Уклонение от крещения и воспитания детей в Православной вере — заключение до 2 лет. - Не православная проповедь — заключение в смирительном доме до 2 лет. За повторное нарушение — заключение до 6 лет. - Оскорбление святынь — каторжные работы до пожизненных, телесные наказания, клеймение.

- Оскорбление священнослужителя — заключение в смирительном доме до года.

Ну, и иные милые детали, которые, на мой взгляд, Сороки и иже с ними очень не против ввести в наш якобы светский абитюд. Мечта, а не жизнь, кто понимает! Удобно же: так мало ли чего мы себе по неразумности позволим, а поставь над нами Казю-Базю с требником — и все сразу будут довольны, включая татар! Или вот есть у нас такой воцерковлённый хмырь как Охлобыстин. Чем-то он мне слесаря Полесова из «12 стульев» напоминает. Тоже никак не может определиться, то ли ему младенцев крестить, то ли в брандмейстеры податься. Предложил вернуть статью за мужеложество. Я понять не могу, чем им эти нетрадиционалы мешают?

Совсем же ситуация кривая: то, что где-то в Европе иногда встречаются геи — это им жить не даёт, а то, что в Кремле сплошные пидорасы — это им нормально. Странная логика у людей!

Я бы, конечно, кое-чем всю эту светозарность уравнял и дополнил. Ну, скажем, освятили «Протон» или «Сатану», а те взяли да и грохнулись. Значит, 50% стоимости возмещает приход. Правильно же? Справедливость, он ж требует возвращать украденные надежды или как там у Сорок значится? Соборовали человека, а он, скотина, возьми и напейся в ту же ночь! Получается, не сработало? Получается, брак, верно? Ну, я не знаю, может, щекотно ему на одре стало, а может, елей оказался просроченный или вода была второй святости. Но, всё равно ж это нарушение договорных обязательств и очередная украденная надежда. Значит выезд к пациенту не засчитывается, а деньги возвращаются. Плюс один процент за каждый день просрочки. И дополнительно (на фьючерсе) - скидка на отпевание. А ещё хорошо б с каждого крестного хода — налог за оскорбление чувств гностиков. Лично мне это помогло б скорей найти консенсус с клиром. Но ясно, что в нынешних условиях так размышляют только совсем уже отпетые оптимисты. Тот, кто смотрит на ситуацию реально, тому она видится чуть печальнее.

Прошли те бестолковые времена, когда умами владели всякие Ландау да Курчатовы. Теперь другие умы, видимо. Теперь вон даже в МИФИ есть своя кафедра богословия. Наряду с другими, непрофильными: с кафедрой, допустим, теплофизики или элементарных, не к ночи будь помянуто, частиц. Я думаю, очень термоядерное богословие должно получаться в таком заведении, как МИФИ. Сильно уж место намоленное.

Между прочим, прошли и те времена, когда бабки по деревням, оставшись на лето без сахара или на зиму без дров, покладисто талдычили: «Да и ладно! Лишь бы войны не было...» Теперь те бабки перемёрли и про войну никто не помнит. То-то раздолье! Что хочешь, то и проповедуй. Гоголь первым догадался, что Русь-тройка не железным винтом схвачена. Конечно, не винтом! - скрепами. Видеть их никто не видел, потрогать невозможно, соответственно и подогнать под них можно, что угодно. Сейчас неожиданно угодной оказалась война. А то зажрались мы что-то, как объявил протоиерей Сева Чаплин. Совсем распустилось общество, краёв не видит.

Вот всё хотел спросить, давно ли митрофорный наш пастырь видел зажравшееся общество российской глубинки? Учителей, икающих от нестерпимого обжорства на десять тысяч зарплаты? Деревенских жителей, вкорень обнаглевших от отсутствия газа и канализации? Или жирующих на бездорожье врачей сельской скорой помощи и других, не менее грустных, евреев?

Дней десять назад, в очередной раз объехав по периметру озеро Комо и выпив на вилле у вице-мэра, увидел я совсем уже застоявшийся без войны социум. Просто распад какой-то! Сидят, подонки, и ни о чем, кроме своей семьи, своей работы, своих детей не думают. Жрут устриц с лангустинами, а на войну не хотят. Вообще никакого желания встряхнуться! Паром у них там через речку ходит. Его еще Леонардо придумал. Интересная штука, вообще без двигателя. Руль направо повернул, его течением на ту сторону понесло. Там переложил руль налево — паром обратно тронулся. Пятьсот лет уже туда-сюда ездит. Вот бы разбомбить! Просто так, от большой духовности. Чтоб общество задумалось. Чтоб не дремало. Чтоб вокруг забурлило всё! Но нет! И на верёвке этих итальянцев на войну не затянешь. Не то что наших, которые всегда лёгкие на подъём, которым только подпоясаться. Понятно, когда у тебя вилла, да бассейн, да фабрика, да сыроварня, да яхта в Генуе, да контракт в Лондоне - тут и за полгода не подпояшешься. У нас проще: без яхт и контрактов. Нищему пожар не страшен. Последнюю рубаху отдал и можно в окоп лезть. Всё равно ж рубаха — последняя. Да и не просто ж так в окоп! Чаплин сказал — за Святую Русь!

Собой заниматься по-любому скучно. Той же самой Святой Русью строго в пределах Святой Руси. Когда затопило Тбилиси, лунорожий фантомас Киселев тут же застонал: «Вот он, Саакашвили, фашист, чего настроил-то в Грузии, а!» Потом затопило Сочи. На это Киселёв надулся чуть ли не как Мамонтов. А мне любопытно: Сочи тоже грузины строили? Или про нас не надо? Дома-то порядок наводить всегда ж неохота. Лучше у других. Интереснее, хотя бы.

Президент России, например, подписал закон о запрете выращивания коки в Боливии (!!!) Ничего не могу сказать. Боливийскую я не жрал, а перуанской, наверно,  центнер стрескал. И еще домой пол-чемодана приволок. До сих пор живой почему-то. Но всё-таки: где мы и где та Боливия? Если целому президенту так уж надо законы писать, то лучше б запретил бананы на Таймыре сажать. Это, по крайней мере, был бы первый в России закон, который соблюдался бы безукоризненно. А что до окопов... Можно, конечно, дело привычное. Особенно, если ничего другого не умеешь (хотя, на какую войну не взгляни, не сказать, что б мы и это умели).

Но! на всякий случай! Просто христолюбивому воинству на заметку: потом, когда будете в разрушенной стране традиционно, как у нас принято, веселиться на сто первом километре с оторванными ногами или с поводырём петь Лазаря по электричкам, или семьдесят лет «восстанавливать разрушенное войной народное хозяйство», вспомните о том, кто вас звал на это веселье. И кто это распоследнее хозяйство разрушал. Очень важно сейчас запомнить, чтоб потом не перепутать, а заодно адресно предъявлять претензии по поводу справедливости и возвращения украденных надежд. Это ведь не пятая колонна зовёт, не предатели Родины и никакие не «иностранные агенты». Эти-то совсем отмороженные пацифисты. И не Сталин говорит вам из чёрной тарелки на площади: «Братья и сестры! К вам обращаюсь я, друзья мои...» Не Молотов в полдень врёт про «без объявления войны». Не маньяк Ульянов голосит: «Социалистическое отечество в опасности!»

Это даже не Сергий Радонежский на Куликово поле призывает. Новое время, знаете ли, — новые имена. Запишите куда-нибудь, пока при памяти: 

 

Казя-Базя. Охлобыстин. Чаплин.

Именно они, за неимением лучших, взяли на себя труд быть символами веры. Духовные лидеры нации. Но тут уж ничего не поделаешь: какая нация — такие и лидеры.

Сами-то они в окопы точно не полезут — им платьишки помешают. «По делам их узнаете их». Это правда.  А вот «по вере их воздастся им» — тут совсем не уверен. Воздаётся почему-то всегда другим. Но тренд они уловили точно. Страна забыла, что такое война. Страна хочет воевать, хотя до сих пор не сосчитала и не похоронила тех, кто погиб в прежних войнах. Страна рычит: «Покажем америкосам!» Страна заранее секретит кладбища. У страны нет других развлечений и забот. Страна молчит и только глухо воет от предстоящего гибельного восторга.

И как тут не появиться на всех экранах артисту Чаплину?.. Такое немое кино. Точнее - не моё.

 

Весело с Казя-Базя

По улице шла пятилетняя девочка. Без сопровождения взрослых. Потому что, когда рядом идет взрослый, он постоянно одергивает маленького человечка, чтобы тот громко не пел, и не смеялся. Кому же такое понравится?! Девочке – точно нет! Поэтому она шла одна в платье, самостоятельно надетом задом наперед, и весело пела: «Казя-Базя, Казяяяя-Бааааазя».

Посторонних взрослых инстинктивно тянуло сделать девочке замечание, но они не успевали, потому что ее маленькие ножки быстро уносили хозяйку вперед. Правая и левая мелькали смешными шажками, прыгали на плитах площади, озорно болтая в полете развязанными шнурками ботинок. «Казя-Базя, Казя-Базя», - не умолкала девчушка, и весь мир подпевал этой нелепой детской песенке без смысла.

Незаметно пришел полдень, и стало очень-очень жарко. Девочка захотела пить, и подбежала к фонтану, чтобы зачерпнуть воды. Мимо проходила посторонняя взрослая тетя с грустными глазами и большой хозяйственной сумкой: - Боже мой, деточка, что ты делаешь? – взвизгнула тетя так неожиданно, что девочка подпрыгнула на месте. 

- Я хочу водички, - честно ответила она.

- А разве папа с мамой тебя не учили, что пить из фонтана нельзя!? Там же микробы! - вцепилась тетя в такую сладкую для взрослого возможность - научить маленького человека ЖИЗНИ. - Я никогда не видела микробов, а, значит, совсем их не боюсь. Я боюсь Брамакряку, которая приходила в мой сон, но ты же, тетя, ее не боишься, потому что никогда не видела… - Девочка, а разве тебе не говорили, что к взрослому человеку нужно обращаться на «Вы»?! - не унималась прохожая. - А разве тебя две?! – удивилась девочка. Не найдясь с ответом, женщина потянулась к маленьким ботинкам, чтобы завязать шнурки, но малышка ловко отпрыгнула в сторону: - Не надо, я хочу, чтоб было так, так же веселее! - Деточка, нельзя же все время веселиться! Нужно быть серьезнее! Жизнь такая сложная, поверь моему опыту, кроме веселья в ней столько неприятностей, столько проблем… - А почему нельзя все время веселиться, если весело?! И что такое «прамблемы»? Если они мешают тебе веселиться, почему ты носишь их с собой?! Оставь их здесь! Давай прыгать вместе! Я могу научить тебя свое песенке: «Казя-Базя, Казззззяяяя – ба-ЗЯ»… - Девочка, я уже взрослая, что обо мне подумают другие люди, если в таком возрасте я буду прыгать, и петь такие глупые песенки?! – раздраженно сказала тетя. - А зачем тебе другие люди? Сейчас у тебя есть только я, и я обещаю, что не буду про тебя думать, мы будем только прыгать и петь! У тебя же есть ноги, руки и рот, а значит ты – такая же, как я, и все умеешь!  - Нет, маленькая, я не такая как ты! Я гораздо старше тебя, у меня болят ноги, и спина, и к тому же, мне нужно бежать по делам! - Тетя, а как же ты побежишь, если у тебя болят ноги? Разве по делам обязательно нужно бежать? Почему нельзя идти медленно, смотреть на небо и петь песенку, похожую на мою? - Бежать я не буду, но все равно, мне нужно поспешить, чтобы все успеть… - А что случится, если ты чего-то не успеешь? Разве от этого небо перестанет небом, а деревья деревьями? - Девочка, а причем тут, вообще, небо? Господи, я уже столько времени потеряла на эти бессмысленные разговоры! Давай-ка лучше я ответу тебя домой! Где ты живешь? - Везде! Это все мое! - девочка развела ручонками в стороны - Так не бывает, у человека есть свой дом и адрес! - Это у тебя не бывает, а у меня – бывает! - подмигнула девочка, пару раз зачерпнула из фонтана, напилась и попрыгала дальше смотреть мир и удивляться ему. «Казя-Базя, Казя-Базязя, казяя-базяя», - песенка радости звучала все тише, отдаляясь со своей исполнительницей от фонтана. Женщина, видя, что все ее педагогические попытки провалились, растерянно села на бортик: - «Казя-Базя» - что это за песня такая? Нет, не припоминаю… «Казяя-Базяяя», - протянула она, и неожиданно для себя почувствовала, как где-то глубоко внутри стало теплее. Там, будто зарождался маленький огонек непосредственной детской радости. «Казя-Базя», - пропела женщина уже немного громче, - и огонек разбежался по всему телу, от чего стало очень приятно и невероятно легко. «КАЗЯ-БАЗЯ!», - крикнула она на всю площадь. - Совсем с ума посходили, - проворчала старушка, минуту назад присевшая на скамейку, - Ты чего голосишь? Плохо тебе? - Нет. Мне хорошо! - Пьяная, небось, - проворчала старушка, и на всякий случай пересела на скамейку дальше.

- Такой трезвой, как сейчас, я не была с детства, - счастливо сказала женщина, и отправилась гулять, оставив возле фонтана большую хозяйственную сумку с проблемами.


Смотрите также




© 2012 - 2020 "Познавательный портал yznai-ka.ru!". Содержание, карта сайта.