Домой Регистрация
Приветствуем вас, Гость



Форма входа

Население


Вступайте в нашу группу Вконтакте! :)




ПОИСК


Опросник
Используете ли вы афоризмы и цитаты в своей речи?
Проголосовало 514 человек


Эго что это такое в психологии


Эго, альтер эго, суть эго, эго личности, ложное эго

Александра Матюгина https://www.oum.ru Эго. Любить или бояться?

При произнесении этого слова у большинства сразу возникают негативные ассоциации, связанные с эгоизмом, себялюбием, гордыней и т.п., однако, что это такое по сути, редко кто пытался понять. Тем не менее, никто не станет отрицать, что ни один человек не может существовать без своего эго, ведь синоним эго – внутреннее «я».

Эго – это способность дуального восприятия мира, где «я» и «моё» противопоставлены «не я» и «не моё». Эго придает собственной сущности некую форму, приводит самосознание к конкретному объекту своего «я». Причём «я» всегда оценивается положительно, а «не я» может быть как привлекательным, так и враждебным.

Эго делает возможным осознание самого себя как отдельной личности со всеми присущими атрибутами данной реальности, такими как принадлежность к человеческой природе, пол, возраст, темперамент… Мир эго – это вся Вселенная глазами человека, стоящего в центре неё. Осознание своей самости есть не только у человека, но и у многих животных, которые имеют разные характеры и склонности, однако, человек, в отличие от животных, может сам влиять на своё эго, работать над ним, преобразовывать в разных направлениях, то есть, осуществлять самовоспитание своей личности. Обычно слово «эго» используют как синоним своего «я» или понятия «личность». В религиозной и психологической литературе написано множество книг по данному вопросу, про эго рассуждают как философы и мудрецы, так врачи и учителя. В этой статье мы постараемся рассмотреть место и роль эго в жизни человека, его эволюцию, функции и структуру, а также подойдём к решению такого вопроса, как борьба с эго. И начнём, пожалуй, с эгоизма – понятия, родственного эго.

Термин эгоизм обычно подразумевает величину эго, силу влияния эго на жизнь человека. В классическом определении эгоизм – это жизненная позиция, при которой удовлетворение личных интересов ставится превыше всего, вне зависимости от методов достижения и потребностей окружающих. Это самозащита и жизнеобеспечение своего «я». Эгоизм – естественный инстинкт выживания, без него мы бы не смогли отвоевать своё «место под солнцем», у животных он выражен весьма ярко. Однако люди, в силу своей разумности и духовности, придали эгоизму новые функции, заставив служить не конкретному индивидууму, а коллективу, обществу, нации.

Связь эго и эгоизма состоит в том, что эгоизм, как преданный жрец, служит своему богу «я». От того, насколько развито эго, как широко и в какой форме распространяются интересы нашего внутреннего «я» на окружающий мир, будут зависеть удовлетворяемые эгоизмом потребности и те приказы, которые эго ему отдаёт. У одного индивида его «я» требует всяческих удовольствий, а у другого – благополучия своего окружения. Некоторые скажут: «Какой же это эгоизм, служить интересам общества? Это альтруизм». Но если присмотреться, то служение обществу есть личная потребность внутреннего «я». Разница лишь в том, что эго в первом случае воспринимает себя отдельно от общества, но зависимым от него, и ради собственного благополучия вынуждено заботиться о нём, а альтруисты не выделяют своего «я» от окружения, служа общему так же, как эго служит самому себе. У альтруистов, в отличие от эгоистов, развито так называемое коллективное сознание, распространяющее индивидуальное эго на уровень всего сообщества.

В эпоху Просвещения зародилась теория «разумного эгоизма», предполагающая, что человек, оставаясь эгоистичным в своих действиях и устремлениях, тем не менее, учитывает и потребности общества, с целью самосохранения внутри него и стяжания общих благ. Эгоист в обществе обречён на взаимовыгодное сотрудничество. Родоначальником этой теории были А. Смит и К. А. Гельвеций, продолжили развивать эту теорию Фейербах, а также Г. Чернышевский. Противоположностью разумного эгоизма служит гедонизм, когда личные интересы всегда и везде ставятся выше, несмотря на возможные конфликты и явный вред, приносимый другим. У такого человека в итоге возникают серьёзные проблемы, а именно: потеря друзей, разлад в семье, сужение круга общения вплоть до одиночества.

Американский исследователь Дж. Роулз в своей книге «Теория справедливости» обозначил эгоизм трёх видов:

Также эгоизм может носить явный и скрытый характер, может быть постоянным или проявляющимся время от времени (или относительно определённых явлений), в отношении группы эгоизм может быть семейным, клановым, государственным, национальным (национализм), экономическим, религиозным, классовым (приводящим к геноциду или апартеиду).

В отношении конкретной личности эгоизм, как правило, проявляется в виде тщеславия, гордыни, агрессивного соперничества, жажды власти и корысти, эгоисты не терпят критики, обидчивы, ревнивы и завистливы. Иногда эгоизм проявляется пассивно в виде трусости, лени, лживости и тотальной неприязни к окружающим.

В соответствии с эзотерическими учениями, ущербное эго в человеке может находиться в определённом месте – чакре – создавая там омрачение и приводя к эгоизму в той или иной форме.

Например:

В ведическом эпосе Махабхарата указываются 64 признака гордыни и эгоизма. Проработка и устранение этих признаков ведёт к избавлению от иллюзий и объективному восприятию реальности.

Вот эти признаки:

Также по ведическим источникам есть 18 признаков эго, проявляемого во внешности человека:

Альтер эго. Эго личности. Суть эго. Структура личности эго

Если рассматривать эго как набор представлений о самом себе, то окажется, что оно включает весь образ жизни и все сферы деятельности человека. Деля мир на «я» и «не я», наше эго пользуется определёнными критериями, а именно возможностью непосредственно влиять на объекты. Если что-то находится в твоей власти, значит, оно подчинено твоей воле и есть часть тебя, часть твоей жизни. Всё зависит лишь от того, насколько протирается это влияние.

Суть эго – распространять влияние на большее число объектов.

Один довольствуется физическими аспектами, говоря, что он есть тело со всеми его функциями и потребностями. Другой видит свою сущность в душе, которая содержится в теле, как в сосуде, и живёт душевными заботами. Иной ощущает дух, содержащийся во всём, что живёт, и его заботы направлены прежде всего на духовные нужды. А кто-то отождествляет своё «я» со вселенским сверхсознанием, составляющим суть всего живого и неживого, и такое понятие, как «не я», уже едва различимо. Баланс между «я» и «не я» у каждого свой, но в большинстве случаев он диктуется обществом, где человек живёт. Он охватывает пределы от физического тела и психики до самого широкого круга общения, в котором личность взаимодействует с другими, например, до группы друзей и единомышленников или нации, исповедующей одну культуру. Гораздо чаще можно услышать высказывание типа «я – представитель такой-то культуры, государства, страны» и реже – «я – представитель человеческой формы жизни на этой планете».

Структура личности эго описана Экхартом Толле в романе «Новая земля», где главной причиной появления и роста этой структуры назвал отождествление. Функция эго - отождествлять предметы, события и явления со своим «я». Она и создаёт его структуру. Наши представления о мире, наш характер и склонности, круг интересов, взгляды, круг общения, имущество — всё это носит ярлык «моё». Содержание может быть самым разнообразным, но то, что классифицировано как «моё», уже входит в состав вашего эго. С рождения, начинаясь от тела и имени, этот багаж всё растёт и растёт. «Базовый набор» эго личности у всех людей примерно одинаков:

В зависимости от того, насколько распространяется «я» человека, настолько обширным будет охват предметов и явлений. Однако наше эго, из чего бы оно ни состояло, тоже может быть разных видов. Классификаций эго много, рассмотрим самые распространённые.

Альтер эго. Истинное и ложное эго. Теория эго

Что такое альтер эго?

Бросается в глаза полярность этих понятий, но альтер эго вовсе не означает отсутствие эго, скорее – его качественную противоположность. Качества, присущие личности в обычном состоянии сознания, иногда, во время стресса или иных психически переломных моментов, уходят на второй план, давая возможность выйти тем, что обычно скрыты глубоко внутри. Так, тихоня может стать дебоширом, скромник – развязным, трус – смельчаком и т. п. Образ альтер эго очень наглядно показано в комедии «Маска», где герой, надев старую волшебную маску, выпускал на свободу своё альтер эго, задавленное в обычной жизни нормами морали и собственными комплексами. Альтер эго есть у каждого человека, хотя бы потому что в детстве мы всегда мечтали быть рыцарями и принцессами, просто с возрастом образ «идеального я» стал более соотноситься с реальным миром. У кого–то это «успешный бизнесмен» с присущей ему деловой хваткой и напористостью, а у кого-то – «талантливый творец», не стесняющийся раскрывать свой дар пред публикой и живущий ради творчества, а не материальной награды.

Униженное эго и завышенное эго – понятия противоположные. В первом случае человек слишком самокритичен, причём самокритичен необъективно. Он намеренно занижает свои достоинства и преувеличивает недостатки. Происходит это либо из-за страха и неуверенности пред реальной жизнью, отсутствия смелости взять на себя ответственность или произвести какие-то действия, либо из-за желания войти в роль жертвы и вызвать чувство жалости. Если человек выставляет себя жертвой, то он намеренно лицемерит, надеясь на помощь и поддержку со стороны, дабы переложить всю ответственность на чужие плечи. При завышенном эго (большом, раздутом) самокритика отсутствует, и человек идеализирует все свои качества. Причём в случае неудач, виновным он себя ни за что не признает, даже если это будет очевидно. Такому человеку легче будет убедить себя в существовании реального коварного беса с рогами и копытами, чем поверить в собственную некомпетентность.

Истинное и ложное эго – понятия, пришедшие из религий. Отличие между ними – в правильном толковании человеком своего «я». К ложному эго обычно относят отождествление своей сущности с телесной оболочкой и присущими ей желаниями и потребностями, то есть с чем-то невечным, проходящим, смертным. Ложное эго вызывает привязанность к материальным вещам и событиям материального мира, вынуждает вступать в борьбу за обладание ими, а также провоцирует чувство (страх и боль) утраты. Истинным эго принято называть нематериальное беЗсмертное начало – душу, атман, сверхсознание – вечное и неутрачиваемое. От того, как человек трактует своё «я», будет зависеть и круг его интересов, устремления, жизненные цели. Ложное эго порождает эгоизм и греховность, а истинное – ведёт к освобождению, беЗсмертию и блаженству.

Как и эгоизм, эго может быть личным и групповым, состоящим из личных «я» людей, в него входящих.

Эго может быть внешним и внутренним. Внутреннее – это эго личности человека, а внешнее эго – это образ личности, созданный искусственно для общества, репутация. Конечно, репутация есть всегда, но зависит и от внутреннего эго, которое может быть к ней равнодушно, а может из кожи вон лезть, чтобы вылепить шедевр и представить его публике.

В психологии эго посвящена не одна теория. Классическое определение эго в психологии – это та часть человеческой личности, которая осознаётся как «Я» и находится в контакте с окружающим миром посредством восприятия. Эго осуществляет планирование, оценку, запоминание и иными путями реагирует на воздействие физического и социального окружения. Самая известная теория эго – теория З. Фрейда, согласно которой эго – часть личности индивида, в которую также входят ИД (беЗсознательное) и Суперэго. БеЗсознательное – это совокупность всех инстинктов и первичных форм поведения, с которыми человек уже рождается. БеЗсознательное стремится к удовлетворению потребностей и получению удовольствий. Эго по Фрейду – инструмент, с помощью которого беЗсознательное взаимодействует с реальностью для удовлетворения своих желаний. Суперэго включает в себя все нормы морали и ограничения, принятые в обществе, чувство «хорошего» и «плохого». Суперэго в свою очередь состоит из совести, то есть распознавания «плохого» поведения, и Эго-идеала – распознавания «хорошего» поведения. Таким образом, эго здесь является буфером между «диким беЗсознательным» каждого человека и «цивилизованным культурным Суперэго», принятым в обществе.

Теория Э. Эриксона больше рассматривает «я», чем беЗсознательное, его развитие и эволюцию. Если Фрейд был убеждён, что человек обречён бороться со своими инстинктами, которые без противостояния возьмут верх, то Эриксон полагал, что личность морально развивается и одерживает верх над примитивными желаниями. Это развитие он разделил на восемь стадий:

Таким образом, по Эриксону эго – это изменчивая система взглядов, проходящая сложную эволюцию на протяжении всей жизни, причём не только в направлении от эгоизма к альтруизму или наоборот, а как бы балансируя между ними.

В психологии также известен феномен расщепления эго, когда человек начинает воспринимать мир в крайностях. Этот случай относится к способам психологической защиты, так как позволяет донельзя упростить реальность. Деление всего и вся на «чёрное» и «белое» делает мир понятнее, но упрощая, искажает его. Расщеплённое эго приводит к дальнейшим душевным расстройствам.

Основатель транзакционного анализа, Эрик Берн, ввёл понятие «гипертрофированное эго», то есть зацикливание на какой-то из социальных ролей. Например, на роли ребёнка, родителя или взрослого. При гипертрофии эго на роли ребёнка в человеке резко выражены такие качества, как впечатлительность, взбалмошность, непредсказуемость, спонтанность, креативность и сиюминутность. Обычно такое эго присуще ярким творческим личностям. При гипертрофии на роли родителя у человека превалируют такие качества, как доминирование и авторитетность, самоуверенность, покровительство и контроль, консерватизм, жёсткость в суждениях. Таким эго обычно обладают военные, начальники, политические лидеры. При гипертрофии эго в роли взрослого человека отличают такие качества, как осознанность и неконфликтность, спокойствие, умение не впадать в крайности и жить настоящим моментом, стремление к саморазвитию. Встречается оно наиболее редко, в основном у людей, занятых духовными поисками и самосовершенствованием вне зависимости от профессии.

Функции эго

Психодинамические теории выделяют множество функций эго, такие как проверка реальности, т. е. определение границ между фантазией и реальностью; развитие воли и интеллекта, т. е. необходимость научиться рассуждать, строить планы и учиться ответственности. Так как эго охватывает все сферы жизни, то и функции его весьма обширны. Вот самые явные из них:

Самоопределение. Эго даёт возможность человеку составить целостный образ самого себя, своей личности, включающий как внешность, так и образ мышления, набор целей, привычки, характер ит. п. Эго здесь отвечает на вопрос «Каков я?»

Социальная. Эго помогает найти своё место в коллективе и определить свою роль среди других людей. Решить, будет ли «я» лидером или исполнителем, командным игроком или одиночкой и т. п. Также эго помогает при выборе партнёра и создании семьи. Здесь вопрос звучит как «Где моё место?»

Защитная. Помимо инстинктов выживания эго также создаёт психологические барьеры, чтобы уберечь разум от стресса и психологических травм. Эго помогает «не потерять себя» или наоборот – уводит разум в область фантазий, где личность чувствует себя в безопасности. Тут эго отвечает на вопрос «Каково мне?»

Контрольная. Эго ищет пути адаптации в обществе наименее болезненными способами, оно не позволяет человеку своими действиями прейти черту нравственных и моральных ограничений, дабы избежать конфликта с социумом. То есть помогает «держать себя в руках». Здесь вопрос эго – «Каково мне будет, если…?»

Суждение. На основе личного опыта и общепринятых норм эго выносит суждения относительно событий, явлений или объектов внешнего мира. Так формируются мнение, привычки, убеждения человека. Тут эго ищет ответ на вопрос «Как это (явление, объект) на меня влияет?»

Целеполагание. Эго постоянно создаёт образ идеального себя, который требуется достичь, и формирует желания и стремления, разнообразные цели. Это может быть положение в обществе и какой-то пост, уровень образования, уровень доходов, обретение желанного навыка или обладание неким предметом, создание семьи с определённым партнёром, достижение некоего результата в выбранной сфере деятельности и т. п. В этом случае вопрос эго – «Каким я должен быть?» и, соответственно, «Что мне для этого нужно?»

Эго в религиях и учениях

Человеческое эго также пристально рассматривают и мировые религии.

В суфизме эго, или «нафс», — это движущая сила и воля человека, которая делает возможным противостояние необузданного Животного начала и благого Божественного начала. Если эго загрязнено, то человек идёт на поводу у своих желаний, но если оно очищено, то открывается дорога к Богу. Суфийская идеология призывает не искоренить эго, а взять его под контроль при помощи божественных наставлений.

В бхакти-йоге и индуизме эго рассматривается как искажённое восприятие мира в глазах верующего. Причём само эго не есть зло, но оно может быть верно или неверно истолковано. Практик, чтобы преодолеть заблуждение, посредством молитв и чтения мантр соединяется со Всевышним, обретая ясное видение как самого себя, так и всего окружающего. В Бхагавад-гите говориться об эго как об основе личности, с которой не следует бороться, а следует понимать и толковать правильно, отождествляя своё «я» не с бренным телом, а с вечной душой, то есть достигнуть осознания истинного эго. Там, где преобладает истинное эго, там находится благость. Такой человек спокоен и самодостаточен, полон чувства удовлетворённости, беЗкорыстен и добр. Там, где преобладает ложное эго, царит невежество и страдание, постоянное чувство неудовлетворённости, недовольства, желание иметь больше. У тех, в ком истинное и ложное эго соседствуют, проявляется страсть.

В вышеописанных течениях эго не уничтожается, а «очищается», становится истинным, в отличие от христианства, каббалы и буддизма.

В христианстве эго – это ответ на вопрос «кто есть я?» Разумное животное из плоти и крови, обитающее в мире страстей, или божественная душа, проходящая земной опыт. Причём в человеке присутствуют оба начала в виде души и тела, но выбор остаётся за самим человеком. Неверный выбор порождает гордыню – самый трудноискоренимый из смертных грехов – препятствует развитию любви, следовательно, ложное эго – причина греховности человека, и с ним следует бороться. В основном с помощью молитв и развития любви, о которой говорил Христос – любви к ближнему. Когда эго очищено, оно автоматически сливается с Божественным началом.

В каббале эго и эгоизм даются при рождении и запирают все ощущения внутри тела. В результате вместо чувства божественного и вечного человек ощущает свои желания. Понятие эгоизма и желания в каббале идентичны. Чтобы побороть эго и снова стать единым с Творцом, люди должны совершить духовный рост, который продолжается не одну жизнь. Слой за слоем снимая с себя оковы эго и раскрывая способность к духовному чувствованию, человек приближается к своему естественному состоянию, в котором он был до того, как сошёл в мир.

В буддизме эго – «ахамкара» – едва ли не центральный предмет изучения, эго считается источником всех понятий и критериев оценки существующего мира. Источником возникновения эго является неведение, или на санскрите — «авидья». Неведение о том, что окружающий мир построен нашим умом и является лишь частью беЗконечности. Именно эго пытается придать всему вид, форму, значение, дать оценку и загнать в рамки. И всё ради поддержания существования этого мира и принципа «я есть». Эти процессы оценивания и определения порождают карму – причинно-следственную связь между событиями. Таким образом, эго – источник страдания и отсутствия свободы.

Ахамкара действует не в одиночку, а в совокупности с умом (манасом), чувствами (читтой) и интуицией (буддхи). Буддхи, или чистое видение, осознаёт события и явления такими, какие они есть, но при этом никак на них не реагирует, просто отслеживая факт их существования. Ум получает информацию, анализирует её и делает вывод. Чувства дают оценку полученному результату и вырабатывают приязнь или неприязнь, одобрение или порицание, пристрастие или отвращение. Эго включает эти суждения в свою сферу деятельности, делает их частью нашей жизни. Буддизм как учение ставит целью искоренить эго посредством медитации и остановки деятельности ума. Очищая своё восприятие действительности, человек оставляет только незамутнённое буддхи; иллюзия реальности мира становится зыбкой, как и понятие эго. В отличие от христианства, где человек в итоге сливается с Богом и утрачивает свою самость, в буддизме просветлённый по-прежнему воспринимает некую личность, но личность временную, иллюзорную, созданную для исполнения определённой миссии, которая не имеет истинной основы и в итоге растворится, оставив лишь незамутнённое сознание.

Мужское эго. Женское эго. Эго ребенка

В отношении ребёнка понятие эгоизма не всегда приемлемо, так как его личность ещё не вполне сформирована. Ребёнок эгоцентричен лишь потому, что не видит различий между собой и окружающим миром; он пока ещё не в состоянии поставить себя на место другого или отнестись к другому человеку как к равному себе. Маленькие дети после рождения беЗпомощны и полностью зависимы, поэтому все их потребности удовлетворяются автоматически или по первому требованию. Привыкнув к тому, что после определённых сигналов тебе дают то, что ты требовал, ребёнок будет считать это нормой. Проси и получишь – такова их картина мира. Когда же в возрасте трёх лет ребёнок вдруг сталкивается с отказом выполнять его настоятельные просьбы, с противодействием и ограничением, происходит внутренний конфликт. Детский эгоизм наивен и прост, он лишён корысти и хитрости. При должном воспитании этот эгоизм станет здоровым и поможет в социализации. В некоторых случаях за эгоизм родителями могут быть приняты формирующиеся лидерские качества, но в любом случае ситуацию лучше держать под контролем. Психологи советуют поступать следующим образом:

Эго ребёнка и социальный мир сходятся чуть позже. Обычно детский эгоизм при должном воспитании проходит сам годам к десяти, перетекая в эгоизм подростковый. В подростковом возрасте происходит очередное преобразование эго, обновляется система ценностей и убеждений. Для подростка его сверстники – волчья стая. Либо ты вожак, либо «свой», либо изгой и слабак, которого будут шпынять и травить. Здесь человек уже не борется за выживание, обеспечивая себя необходимым для существования, а соперничает за место в социуме, оттачивает лидерство. На этом этапе подросток вырывается из-под родительского контроля и пытается вновь навязать окружению свои интересы. Гипертрофированный эгоизм в этом возрасте может сделать из человека волка-одиночку, слабое эго превратит его в аутсайдера, здоровый же эгоизм может не только на равных влиться в круг общения сверстников, но и проявить лидерство. Для родителей, по мнению психологов, на этом этапе нужно отойти от роли контролёра и надзирателя, а занять позицию наблюдателя и сопереживающего. Не пытайтесь переломать ребёнка и навязать ему вашу модель поведения, так он не только потеряет к вам доверие, но и лишится личного опыта, очень ценного на данном этапе. Этот период чем-то похож на время, когда малыш учится ходить – он должен делать шаги сам, иначе так и будет ползать на четвереньках. Вы же можете лишь подстраховывать его своими советами и участием. Чтобы сохранить доверие ребёнка, взрослому следует создать ему приемлемо комфортные условия в семье, зону беЗопасности. Это снизит напряжённость, подросток не будет ощущать себя в ситуации «один против всего мира».

Что касается женского и мужского эгоизма, то разница в нём состоит в разнице самоопределения женского и мужского эго. Имеется ввиду не эго гипотетического человека, а эго, действующее в мире как «мужчина» или «женщина». В классическом понимании здоровое мужское эго самодостаточно для достижения целей и развития, оно опирается на свои силы, опыт, ресурсы и уверенность. Конечно, для мужчины важна оценка его в глазах женщины, но это лишь один из аспектов области интересов. Женское эго самоутверждается посредством мужчины. Материальное обеЗпечение, воспитание потомства, украшение и улучшение своей внешности, духовное и светское образование — всё это идёт через мужчину, который находится рядом. Свои потребности женское эго удовлетворяет силами мужчины, отнимая его средства и ограничивая его свободу. В ведических трактатах написано, что на пути духовного саморазвития в семье муж играет роль учителя, а жена – слуги, что муж как капитан управляет судном, а жена как лодка обеспечивает его поддержкой и всем необходимым. То есть духовный рост личности мужчины возможен сам по себе, но жена, ответственность за которую он на себя берёт, даёт ему дополнительный бонус. Как утяжелитель у бегуна – сил тратится больше, но тренировка проходит успешнее. Жена же, согласно Ведам, совершенствуется за счёт и через мужа. Древние писания для сохранения семейного единства советовали мужчине жениться на той женщине, что поддерживает его жизненную цель, заинтересована в её достижении. Наличие совместной цели наполняет отношения смыслом.

Современное образование, увы, направлено не на объединение усилий на духовном пути борьбы с эгоизмом, а, наоборот, разделяет мужчину и женщину, противопоставляет одно другому, едва ли не взаимоисключая. Фраза «мужчины – с Марса, женщины – с Венеры» — продукт современной цивилизации. В традиционных культурах мужское и женское эго действовали сообща, как Инь и Ян, не порождая конфликтов. Сейчас каждый тянет одеяло на себя, мужчина требует свободы во всём, порождая разнузданность и беЗответственность, а женщина – слепого служения ей, подавляя волю мужчины и ущемляя его достоинство.

Если рассматривать такой элемент эго, как ум, то у мужчин преобладает разум и логика, а чувства и интуиция проявляются от случая к случаю по необходимости. У женщины же разум и чувства постоянно балансируют, ум перескакивает с рационального мышления на эмоции, только вот эмоциональная составляющая женского эго во много раз глубже, чем у мужчин. Все знают, что женская интуиция гораздо сильнее. А вот у мужеподобных дам и тех женщин, кто часто меняют партнёров, эмоциональная сторона страдает, интуитивная чувствительность у них снижена. Про таких обычно говорят «сухарь» или «стерва».

Между чувственностью нашего «я» и свободой от привязанностей и влечений существует прямая связь. Чем слабее эмоции, тем больше свобода, чем глубже переживания, тем крепче зависимости. Здесь баланс между интуицией и разумом можно сравнить с потенциальной энергией и действующей, проявленной энергией. У мужчин много активности, свободы, но мало чувств, у женщин сильна интуиция и переживания, но полно привычек, привязанностей, правил, всяческих «пунктиков» и т. п. Стало быть, мужчины дорожат своей свободой, а женщины жаждут реализовать свои страсти… но силами мужчин, своих у них просто недостаточно для такого «багажа планов».

Так что же такое мужское эго и женское эго?

Эго мужчины – это «я» личности, стремящееся самореализоваться прежде всего в соответствии с личными стандартами. Эго женщины – это «я» личности, стремящееся самореализоваться прежде всего в соответствии с общественными стандартами. Мужчину больше интересует, что он сам о себе думает, женщине же необходима оценка извне.

Взаимодействие мужского и женского «я» происходит в семье. Согласно ведической концепции, отношения в семье проходят несколько этапов. Всё начинается с влюблённости, когда эго говорит «я хочу быть с тем-то, он мой/моя». Тут главенствуют чувства и только чувства. Период романтики и эмоционального опьянения. Длится он обычно года два-три. На втором этапе ум пресыщается впечатлениями, эмоции схлынули, осталась привычка. Всё удобно, эго вроде бы всем довольно. Так продолжается ещё года два. Но на третьем этапе наше эго жаждет новых впечатлений, а быт давит всё сильнее. Если чувства не насыщают ум, то наступает ломка, ум начинает беситься. Тогда эго с помощью ума начинает искать в партнёре недостатки. Мелочи, пустяки, что угодно – и цепляется за них, порождая дискомфорт. Начинаются ссоры. Но в ссорах есть положительный аспект. Во-первых, они позволяют выпустить пар, а во-вторых, выявить те самые раздражающие факторы и устранить их. Устранить это не значит переломать партнёра: заставить его собирать свои носки, а её – регулярно готовить ужин. Устранить необходимо прежде всего своё недовольство, переварить гнев, изменить собственное поведение, а в супруге принять всё как есть, перестав реагировать на недостатки друг друга. В этом и заключается главный смысл семейного союза – взаимная работа над ложным эго, его очищение и совершенствование. Повлиять на отношения можно, лишь изменив что-то со своей стороны. Если этот этап пройден, если битва внутри себя выиграна, то происходит обновление эго, вы выходите на новый уровень, и снова наступает влюблённость. Открываются новые аспекты личности, люди начинают изучать друг друга заново. Если же в разгаре ссоры начинается унижение эго партнёра, оскорбление личности, то чувства, которые могли бы обновиться, умирают. Такой союз уже не спасти.

Цикл от романтики до ссор может повторяться много раз, но если все мелкие неровности «отшлифованы», а оставшиеся недостатки искоренить не выходит, то наступает этап терпения. Это семейная аскеза, когда вы жертвуете чем-то ради сохранения общего. В современном мире большинство семей разваливаются на этапах ссор и терпения, супруги расходятся и начинают всё заново с новыми партнёрами. Не договорились, не захотели идти на компромисс, не захотели меняться. И дело тут не в том, кто виноват и чьё эго больше. Ведь раз за разом процесс очищения ложного эго прерывается на одном месте, должный опыт не получается, и человек, не желая излечивать свой эгоизм, снова наступает на те же грабли. В том же случае, если терпение проработано, наступает то, что на санскрите звучит как «Дхарма». То есть супругам открывается самая суть семейного союза и их миссии в ней. На этом этапе происходит разрушение ложного эго, к человеку приходят мудрость и беЗкорыстная любовь. Если отношения в семье рушатся из-за постоянных требований с каждой стороны, то при достижении Дхармы муж и жена ничего не требуют, а просто дают, ничего не ожидая взамен. Между такими людьми растёт искренняя дружба и уважение, партнёры общаются на ином уровне, видя друг в друге не «мужа» или «жену», а равную духовную личность. Следом за этим этапом следует божественная любовь, о которой говорят как о высшей форме любви.

Но вернёмся к мужскому и женскому эгоизму. Даже в самом начале отношений он и она воспринимают всё по-разному. Мужчине нравится глядеть на женщину (на любую женщину), женщине нравится, чтобы глядели на неё (и только на неё!). Он предпочитает помолчать, а она – говорить. Пресловутая женская болтливость и привычка советовать проистекают из простой потребности быть выслушанной. Если ей дадут выговориться, то напряжение спадёт. И неважно, какое в итоге было принято решение, главное – её мнению дали прозвучать, а значит, с ней считаются. Эго удовлетворено и успокоилось. На какое-то время.

Боясь потерять свободу, мужчины нередко попадают в ловушку своего ложного эго, ведь настоящая свобода для него – не холостяцкая жизнь, а отсутствие контроля и надзора со стороны женщины, который ущемляет его мужское эго. Свободу в браке теряют «нечистые умом» мужчины, которые постоянно помышляют о том, как бы отделаться от её общества, поискать новых впечатлений на стороне. Женщина, со своей сверхинтуицией, всё чувствует и начинает подозревать, в страхе она пытается привязать его к себе, то есть ограничить свободу. Если же мужа не беЗпокоят подобные колыхания чувств, он спокоен и уравновешен, то и поводов для подозрений не будет. Жена, доверяющая мужу, не станет его проверять и контролировать.

Также стоит отметить, что сейчас люди успешнее просто сожительствуют, чем живут в законном браке. Связанно это с общей чертой эго – навязанными обязательствами. Законный брак налагает обязанности, которые люди в душе не хотят принимать на себя добровольно. Если же двое живут вместе по обоюдному согласию, то и требовать чего-то как должного нет смысла. Часты ситуации, что после узаконивания отношений они начинают портиться, так как появляются такие убеждения, как «ты должен», «ты должна». Но ложное эго обоих не готово к самоочищению и шепчет: «Да с чего вдруг? Раньше всё устраивало, а тут вдруг какие-то долги?»

Молодые супруги тоже испытывают проблемы из-за своего эгоизма. Дело в том, что разумное мужское эго, вступив в брак, считает, что процесс завоевания окончен, дело сделано, цель достигнута, можно отдыхать. Женское же чувственное эго требует постоянного и непрерывного подтверждения любви. Так что для сохранности отношений мужу придётся напоминать о своих чувствах как можно чаще.

Подытоживая, можно сказать, что и мужской, и женский эгоизм проистекают из ложного эго, из непонимания природы женщины и мужчины, их роли в семейном союзе. Противостояние и проблемы кроются в невежестве, которое устранимо. Искренняя любовь друг к другу поможет преодолеть препятствия и избавиться от эгоизма, каким бы он ни был.

Как победить эго?

В тот момент, когда некто решает начать борьбу с собственным эго и победить эгоизм, он мысленно надевает доспехи воли, вооружается копьём аскезы и садится на коня решимости. Но когда враг возникает напротив и бой начинается, оказывается, что человек сражается с собственным отражением, с таким же решительно настроенным рыцарем своего «я». Чем сильнее ваш напор, тем сильнее и сопротивление. И как же можно одолеть самого себя при помощи своего же собственного оружия? Можно ли вообще победить эго? Уничтожить его? Что же тогда, позвольте спросить, останется? Человек – это цельная личность, нельзя расколоть его на «хорошее» и «плохое», изъяв половину и оставив как есть. Так как же победить эго?

Секрет победы над эгоизмом кроется в правильности понимания вашей сути, в понимании того, какое эго ложное, а какое – истинное. У индейцев есть такая мудрость: в человеке сражаются два волка – чёрный и белый, победит тот, которого человек кормит. Также и с эго. Найдите своего белого волка, своё истинное эго, и развивайте его. Развитие эго, истинного эго – вот ключ. Чем оно сильнее, тем меньше будет оставаться от ложного: от эгоизма, от заблуждений, неверных убеждений, дурных привычек и т. п. Есть несколько приёмов.

Заключение

Проблему эго нужно искать не в его наличие, а в его качестве, то есть эгоизме. Если Вы распознали в себе эгоизм, это уже первый шаг к его искоренению. Эгоизм можно победить, в отличие от самого эго, смерть эго наступает только со смертью человека. Каких успехов Вы добьётесь, зависит от Вас. Сила эго велика, но это целиком Ваша сила, нужно только знать, куда и как её направить. Кому-то будет приятно развивать в себе альтруистические наклонности; кто-то будет усердно над собой работать, проявляя самоконтроль и аскезы; а кто-то займётся медитацией, трансформируя своё сознание на глубинном уровне. Способов и приёмов самосовершенствования великое множество. Найдите в своём сердце место не только для Вас самих. Помните, большое эго – не зло, если оно истинное и чистое.

www.oum.ru

Эго - Психологос

Согласно психоанализу, та часть человеческой личности, которая осознается как Я и находится в контакте с окружающим миром посредством восприятия. Я осуществляет планирование, делает оценки, запоминает и иными путями реагирует на воздействие физического и социального окружения.

Эго - способность видеть свое отличие от других.

Эго в концепции Э. Берна - Взрослый. В восточных концепциях аналогом Эго является Осознание.

Эго в психоанализе Зигмунда Фрейда

Эго (Я) - наряду с Ид (Оно) и Супер-Эго (Сверх-Я) - является одним из трех психологических элементов, предложенных Зигмундом Фрейдом для описания динамики человеческой психики. Я, по Фрейду, осуществляет исполнительные функции, являясь посредником между внешним и внутренним миром, как и между Ид и супер-Эго. Оно обеспечивает непрерывность но последовательность поведения, реализуя личную точку отсчета, благодаря чему события прошлого (сохраняемые в памяти) соотносятся с событиями настоящего и будущего (представленными предвидением и воображением). Я не совпадает ни с психикой, ни с телом, хотя телесные ощущения формируют ядро раннего опыта индивида. Я, достигнув развития, способно меняться на протяжении всей жизни, особенно под воздействием угрозы, болезни и изменений условий существования.

По мере развития индивида происходит дифференциация Я и развитие сверх-Я. Сверх-Я включает запреты и контроль инстинктивных импульсов через принятие родительских и социальных стандартов. И, т.о., возникает нравственный конфликт, необходимый для роста и взросления личности. Я играет роль посредника между сверх-Я и Оно путем создания защитных механизмов.

Прогресс от немедленной реакции к контролируемому поведению, от дологического к рациональному мышлению происходит медленно и осуществляется в виде многих последовательных стадий на протяжении детства. Даже достигнув физической зрелости, люди существенно различаются между собой в формах и эффективности деятельности Я, Это важное качество было названо силой Я (Эго). Человеку с сильным Я свойственны следующие характеристики: он объективен в своих оценках окружающего мира и себя (инсайт); его деятельность организована на протяжении более долгого времени, так что возможны планирование и распорядок; он способен выполнить принятые решения и, не колеблясь, выбирать из имеющихся альтернатив; он не подчиняется слепо своим устремлениям и может направлять их в общественно полезное русло; он способен противостоять непосредственному давлению со стороны физического и социального окружения, обдумывая и выбирая собственный курс. С др. стороны, индивид со слабым Эго более сходен с ребенком: его поведение импульсивно и определяется моментом; восприятие действительности и себя искажено; он достигает меньшего успеха в продуктивной работе, поскольку его энергия тратится на защиту искаженных и нереалистических представлений о себе; он может страдать от невротических симптомов.

Со времен Фрейда, определившего концепцию Я (Эго) и его структуру, и Юнга, исследовавшего Я, др. учеными были разработаны несколько иные теории Я. С точки зрения психологии Я рассматривается «как источник поведения и связующий центр личности в ее человеческом окружении. Помимо убожества его свойств, бросается в глаза известный момент свободы самосознания — огромное различие методов, которые применяются для того, чтобы побудить различных людей к определенному поведению; обращаются „к самому человеку“, пользуются опосредованием его внутреннего Я или точно с той же целью обращаются неопосредственно к его членам (в случае „принуждения“), непосредственно к его влечениям или страстным желаниям (в случае „соблазна, обольщения“), или непосредственно к его нежелательным привычкам (в случае „лечения внушением“). Только при применении первого, „естественного“ способа влияния мы чувствуем, что с нами обращаются, как с людьми, в то время как при применении второго способа мы чувствуем себя низведенными до положения вещи, даже и тогда, когда местное вмешательство (в случае „самовнушения“) исходит от нас самих» (Metzger, Psychologie, 1941). Сознание Я в процессе развития человека выделяется из единого изначальногo сознания, которое охватывает «внешний мир» и Я в нераздельном единстве. Оно постоянно сопровождается сознанием с-самим-собой-идентичного-бытия; если, т.о., человек отчетливо познает свои телеснодушевно-духовные изменения, то он знает, что, несмотря на них, он «в своей основе» (то есть в глубине своего Я) всегда остается одним и тем же. К наглядной сфере Я относятся тело и все, что может служить расширению этой сферы (являющемуся предметом постоянного стремления): одежда, украшения, а также имущество, в которое Я может «врастать». Часто в Я видят творческое единство; действительность приобретает смысл только будучи соотнесена с ним; наиболее четко это выражено у Фихте: «Я требует, чтобы оно обнимало собой всю реальность и достигало бесконечности». Ницше, наоборот, в отношении Я говорит: «Я — это множество личных (personenarten) сил, из которых то одна, то другая выступает на передний план». Под сверх-Я понимают, согласно Фрейду, социальную совесть, принуждающую нас отказываться от удовлетворения наших побуждений и от какой-то доли возможного счастья. Согласно экзистенциализму, сверх-Я тождественно с «Man». Я как носитель действия и как предмет этики — это личность. См. также Индивидуализм, Индивидуальность, Психоанализ.

Однокоренные слова

От корня слова Эго образован ряд терминов — «эгоизм»,«эгоцентризм», «эготизм», «эгология».

www.psychologos.ru

Я (Эго) - это... Что такое Я (Эго)?

Я (Эго) — согласно психоаналитической теории, та часть человеческой личности, которая осознается как Я и находится в контакте с окружающим миром посредством восприятия. Я осуществляет планирование, оценки, запоминание и иными путями реагирует на воздействие физического и социального окружения.[1]

Эго в психоанализе Фрейда

Я (Эго) (лат. ego) является наряду с Оно (Ид) и Супер-Эго (Сверх-Я) одной из трех психологических субстанций, предложенных Зигмундом Фрейдом для описания динамики человеческой психики. Я, по Фрейду, осуществляет исполнительные функции, являясь посредником между внешним и внутренним миром, как и между Ид и супер-Эго. Оно обеспечивает непрерывность, но последовательность поведения, реализуя личную точку отсчета, благодаря чему события прошлого (сохраняемые в памяти) соотносятся с событиями настоящего и будущего (представленными предвидением и воображением). Я не совпадает ни с психикой, ни с телом, хотя телесные ощущения формируют ядро раннего опыта индивида. Я, достигнув развития, способно меняться на протяжении всей жизни, особенно под воздействием угрозы, болезни и изменений условий существования.

По мере развития индивида происходит дифференциация Я и развитие сверх-Я. Сверх-Я включает запреты и контроль инстинктивных импульсов через принятие родительских и социальных стандартов. И, таким образом, возникает нравственный конфликт, необходимый для роста и взросления личности. Я играет роль посредника между сверх-Я и Оно путем создания защитных механизмов.

Прогресс от немедленной реакции к контролируемому поведению, от дологического к рациональному мышлению происходит медленно и осуществляется в виде многих последовательных стадий на протяжении детства. Даже достигнув физической зрелости, люди существенно различаются между собой в формах и эффективности деятельности Я, Это важное качество было названо силой Я (Эго). Человеку с сильным Я свойственны следующие характеристики: он объективен в своих оценках окружающего мира и себя (инсайт); его деятельность организована на протяжении более долгого времени, так что возможны планирование и распорядок; он способен выполнить принятые решения и, не колеблясь, выбирать из имеющихся альтернатив; он не подчиняется слепо своим устремлениям и может направлять их в общественно полезное русло; он способен противостоять непосредственному давлению со стороны физического и социального окружения, обдумывая и выбирая собственный курс. С другой стороны, индивид со слабым Эго более сходен с ребенком: его поведение импульсивно и определяется моментом; восприятие действительности и себя искажено; он достигает меньшего успеха в продуктивной работе, поскольку его энергия тратится на защиту искаженных и нереалистических представлений о себе; он может страдать от невротических симптомов.

Со времен Фрейда, определившего концепцию Я (Эго) и его структуру, и Юнга, исследовавшего Я, др. учеными были разработаны несколько иные теории Я. С точки зрения психологии Я рассматривается «как источник поведения и связующий центр личности в её человеческом окружении. Помимо убожества его свойств, бросается в глаза известный момент свободы самосознания — огромное различие методов, которые применяются для того, чтобы побудить различных людей к определенному поведению; обращаются „к самому человеку“, пользуются опосредованием его внутреннего Я или точно с той же целью обращаются неопосредственно к его членам (в случае „принуждения“), непосредственно к его влечениям или страстным желаниям (в случае „соблазна, обольщения“), или непосредственно к его нежелательным привычкам (в случае „лечения внушением“). Только при применении первого, „естественного“ способа влияния мы чувствуем, что с нами обращаются, как с людьми, в то время как при применении второго способа мы чувствуем себя низведенными до положения вещи, даже и тогда, когда местное вмешательство (в случае „самовнушения“) исходит от нас самих» (Metzger, Psychologie, 1941). Сознание Я (см. Осознание Я) в процессе развития человека выделяется из единого изначального сознания, которое охватывает «внешний мир» и Я в нераздельном единстве. Оно постоянно сопровождается сознанием с-самим-собой-идентичного-бытия; если, т.о., человек отчетливо познает свои телеснодушевно-духовные изменения, то он знает, что, несмотря на них, он «в своей основе» (то есть в глубине своего Я) всегда остается одним и тем же. К наглядной сфере Я относятся тело и все, что может служить расширению этой сферы (являющемуся предметом постоянного стремления): одежда, украшения, а также имущество, в которое Я может «врастать». Часто в Я видят творческое единство; действительность приобретает смысл только будучи соотнесена с ним; наиболее четко это выражено у Фихте: «Я требует, чтобы оно обнимало собой всю реальность и достигало бесконечности». Ницше, наоборот, в отношении Я говорит: «Я — это множество личных (personenarten) сил, из которых то одна, то другая выступает на передний план». Под сверх-Я понимают, согласно Фрейду, социальную совесть, принуждающую нас отказываться от удовлетворения наших побуждений и от какой-то доли возможного счастья; см. также Оно (Ид). Согласно экзистенциализму, сверх-Я тождественно с «Man». Я как носитель действия и как предмет этики — это личность.

Примечания

  1. ↑ Философский энциклопедический словарь. — М.: Инфра-М. — 1998.

dic.academic.ru

Эго

Эго – наша ложная самоидентификация, источник всех психологических страданий и корень чувства собственной важности. Эго — это центральная мысль «я», от которой ответвляется множество чуть менее значимых мыслей – различных концепций и отождествлений. Эго поддерживается за счет мыслей, которые оценивают внешние объекты как значимые. Чем больше значимости мысль придает событиям, тем важней ее роль как кирпичика в башне эго. Пока держится отождествление с эго, мы пребываем в непрерывном поиске – в вечном устремлении к будущему, и никогда не чувствуем себя по-настоящему счастливыми в настоящем.

«Равновесие» эго

Эго постоянно ищет равновесия с внешней средой, но равновесие на этом уровне по определению недостижимо. Все дело в том, что эго по своей сути является пучком мыслей. Все составные части эго – это ментальная «материя», которая пребывает в безостановочном движении в нашем относительном мире перемен. Все течет, все меняется, и поэтому мысль «я» нуждается в постоянном отклике извне, который поддерживает неустойчивую природу эго. Мы пребываем в непрерывном устремлении утверждать собственную жизнестойкость.

Мысли являются своеобразным оценивающим отражением событий. Например, мы видим ложку, лежащую на столе. «Ложка лежит на столе» – это мысль, без которой никакой ложки нет. Само определение объекта происходит на уровне мысли. Если мысль «нейтральная», как например мысль о ложке, вряд ли она будет иметь место в нашей самоидентификации.

Эго – источник отождествления

Сознание отождествляется с происходящим – как бы проецирует свою самоидентификацию на внешние объекты. В этой грани эго – это память – мысли о формах внешней реальности. Когда внешние формы подвергаются разрушению, отождествляющееся с ними эго страдает так, словно его уничтожают. Если объект имеет нейтральную оценку, как в примере с ложкой, страдание носит номинальный характер. Однако если объекту придается важность, все обстоит иначе. Когда, например, человек отождествляется со своим автомобилем и придает этой «части себя» значение, он мучается, когда кто-то сравнивает его автомобиль с более «крутой» маркой, он страдает, когда его машина в аварии, потому что частица его эго – его самоидентификации в данный момент – под угрозой уничтожения.

Эго состоит из множества ложных «я» – у каждого человека десятки таких личин. Чем более грубое и «узкое» сознание, тем сильней отождествление с ложным «я», потому что ложная личность затмевает всю сферу восприятия. Когда у заядлого автолюбителя его единственная машина в аварии, он может переживать почти смертельное отчаяние. Если же у него таких машин – с десяток, то проецирование самоидентификации равномерно распределятся на все десять, и от поломки одной, хозяин страдает не так интенсивно. А если машины для хозяина неважны, тогда он и вовсе не переживет.

Эта закономерность прослеживается во всех личных качествах и внешних объектах, которыми личность владеет. Для творческой личности – это неоспоримость таланта и ценность творений. Для любящего мужа — любимая жена, которую он, как часть своего эго, воспринимает всерьез, переживая, если ее поведение не соответствует его отождествлениям. У фанатика эго проецируется на сферу своего фанатизма – в обществе он говорит лишь о том, за что «фанатеет», таким образом, утверждая собственное «я». По этой причине начинающие эзотерики так рьяно рассказывают о чакрах, МЛМщики – о «построении бизнеса», фанаты Спартака – о матчах и т.п. На progressman.ru я уже косвенно затрагивал эту тему в статье об эгрегорах, где называл эго – «эгрегором имени себя».

Мы действуем по принципу приоритета – по такому принципу, что некоторые вещи на данный момент более или менее важны. Каждая личность действует от эго. Даже если где-то на земле идет война, для нашей персоны, куда более важным явлением может оказаться прыщ на лбу, потому что он имеет прямое отношение к самоидентификации. Сама важность происходящего — это и есть очередная проекция эго; эта важность является условной и субъективной – у каждого что-то свое имеет собственную исключительную важность.

А что если человек живет для других – занимается благотворительностью, или помогает близким? Все это также, делается под диктовку эго. И в этом нет ничего дурного. Здесь я бы хотел ввести такой термин как «мудрое эго», нашедшее относительное равновесие и компромисс с жизнью. Добрые люди получают удовольствие от помощи другим, поэтому для них важно помогать – в этом их самоидентификация. Таким людям живется легче, но это по-прежнему поиск, и отсутствие истинного приятия жизни. Здесь для ясности можно провести черту между эго и эгоизмом.

Каждый является неповторимым, или уникальным, лишь потому, что имеет собственный набор ложных личностей, с которыми отождествляется. Когда у людей важность или значение, придается одной и той же вещи, то появляется общий интерес – программа, которая их объединяет. Такие люди могут стать друзьями, пока у них подобный интерес держится. Сама по себе дружба – это программа, которую друзья взаимно подкрепляют. Без взаимности эта программа теряет внешний поддерживающий отклик и становится менее устойчивой – дружить в одни ворота способен не каждый. Сексуальность – это мощное укрепление центральных отождествлений эго – телесных и личных качеств. Комплименты, одобрение, а главное – непосредственный интимный контакт партнеров – это колоссальная подпитка эго – поддержка его неустойчивой природы. Исходя из этого, можно понять, почему секс так активно муссируется в нашем обществе. Во время успешного контакта возникает временное удовлетворение, затем сканирование реальности на предмет одобрения продолжается.

Обыденная «любовь» – это самоидентификация с деятельностью своего фаворита, что вызывает сильную зависимость и неадекватно преувеличенную реакцию на поведение объекта «любви». «Любят», как правило, тех, в ком есть нечто, чего нам самим не хватает. А после выработки новых качеств, «любовь» сглаживается. Эта тема освещалась подробней в статье о влюбленности. В этом ракурсе можно сказать, что любовь – это такой инструмент эволюции и развития сознания.

Выход рядом

Эго – это совокупность субъективных программ, нагруженных иллюзиями и сопутствующими им страданиями. На бессознательном уровне мы устремлены к единству, к целостности, а на изменчивом поверхностном ментальном уровне без учета глубинных слоев психики абсолютного единства никогда не достичь.

Выход в том, чтобы открыться жизни по-настоящему, быть честным с собой, видеть все как есть – тогда внешняя реальность, поверхность психики и ее глубинные слои приходят в согласованность и все внутренние конфликты постепенно устраняются. Устранять собственные слепые пятна самостоятельно бывает нелегко – здесь срабатывает такой эффект, когда человек не способен разгадать собственные иллюзии, потому что сам принимает их за чистую монету. В этом деле проще копать с опытным специалистом. Это я так ненавязчиво рекламирую свои психологические услуги.

Самостоятельно можно практиковать самоанализ, вести дневник, медитировать – сознательная практика неоценима.

В глобальном смысле важно также уметь не привязываться к преходящему, и не придавать большого значения ни событиям, ни своему образу. Личный образ – это такой инструмент взаимодействия с жизнью, он может быть эффективным, но ставить его во главу угла – себе дороже. Чувство собственной важности неизбежно приводит к ощущению собственной ничтожности.

Самопознание приводит к ясности. В идеале, самоидентификация смещается с эго, на высшее «Я». Под высшим «Я» подразумеваю чистое сознание, ощущение бытия, в котором происходит жизнь. Оно не состоит из молекул, или каких-то частиц. Высшее «Я» – это ощущение того, что вы есть и всегда присутствуете здесь и сейчас. Это – истинное равновесие, потому как высшее «Я» не колеблется, оно является вечно устойчивым свободным пространством сознания, которое не зависит от внешних форм.

© Игорь Саторин

Другие статьи по этой теме:

progressman.ru

эго-психология - это... Что такое эго-психология?

psychology.academic.ru

Эго - психология

Направление психоанализа, представители которого (в отличие от ортодоксального психоанализа, рассматривающего инстинкты, влечения как доминирующую часть личности) считают, что наиболее важную и независимую роль в функционировании личности играет «Я», которое осуществляет борьбу с влечениями, регулирует взаимоотношения личности со средой и при этом является автономным образованием с определенными структурами и защитными механизмами. В персоналистской теории считается, что психологическая защита — это следствие противоречий в структуре «Я». Целью защитного процесса является согласование между реальным содержанием сознания и Я-концепцией. В англоязычной литературе это направление определяется как Эго-психология. Понятие «конфликт», характерное для классического психоанализа, в Эго-психологии может заменяться понятием «диалог индивида со средой». Среда рассматривается при этом как ближайшее окружение индивида. Процесс развития «Я» сводится к адаптации. Главными представителями Эго-психологии являются А. Фрейд (Freud А.), Хартманн (Hartmann H.), Эриксон (Erikson E.).

Для Эго-психологии характерно стремление к самостоятельности и стабильности личности. Ее сторонники пытаются преодолеть расщепленность человеческой индивидуальности, характерную для теории Фрейда (Freud S.). Они придают «Я» некоторые структурные характеристики, снабжают его механизмом ориентации в среде (перцепции), построения понятий, а также управления двигательными актами. Предполагается, что функции «Я» не зависят от влечений, они автономны. Влечения запускают в ход аппарат «Я», т. е. процессы восприятия, памяти, действия, однако не определяют характер их функционирования. Источником энергии для этих аппаратов либо являются они сами, либо возможно переключение первичной энергии влечений на нужды «Я» (Ярошевский М. Г., 1974).

Новая ориентация психоанализа, получившая наибольшее признание в США, помогала пациенту адаптироваться, обеспечивала ему хорошее самочувствие, укрепляла его защитные механизмы, формировала сильное Я, способное противостоять различным угрозам.

Развитие теоретических положений Эго-психологии принадлежит Хартманну, а также Крису (Kris Е.), Ловенштейну (Loewenstein R.). В 1939 г. Хартманн опубликовал статью «Эго-психология и проблема адаптации». В ней говорилось, что адаптивная психология может основываться лишь на признании решающей роли «Я», которое должно занять место Оно.

«Я» стало в теории Хартманна центральной инстанцией, состоящей из 2 компонентов. Одна часть «Я» независима, не является следствием конфликта между Оно и Сверх-«Я» и формируется постепенно, следуя за этапами организаций психики. Это «автономное «Я»», которое нужно укреплять, чтобы помочь пациенту противостоять трудностям, возникающим при контакте с внешним миром.

Наряду с этим «Я» выступает носителем «нейтрализованной» энергии, являющейся результатом уничтожения агрессивности влечениями либидо. Хартманн преобразовал «Я» в нейтральную инстанцию. Он создал концепцию о врожденных корнях развития «Я», существующих независимо от инстинктивных влечений в форме «аппаратов первичной автономии» перцепции, мобильности и памяти.

Со временем эти физиологические задатки начинают регулироваться психическими процессами, они не развиваются на почве внутреннего конфликта, а скорее служат целям адаптации и овладения, однако могут участвовать в инстинктивных и конфликтных процессах, как, например, в случае, когда визуальное восприятие сексуализируется, что ведет к истерической слепоте.

Эти первичные автономные функции являются филогенетическими гарантами координации в отношении «среднего ожидаемого окружения». С течением времени другие функции «Я», имеющие отношение к конфликту и защите, могут подвергнуться изменению путем десексуализации и автоматизации, т. е. могут утратить инстинктивное качество и стать полезными в адаптивном смысле.

Они носят название вторичных автономных функций. Как первичные, так и вторичные автономные функции обеспечивают фундамент относительной автономии «Я» от влечений и тем самым служат адаптивным целям. Вместе с Крисом и Ловенштейном Хартманн работал над использованием некоторых идей о расширенном взгляде на «Я» в психоаналитическом лечении.

Крис создал концепцию регрессии на службе «Я», которая нашла применение в изучении творчества в искусстве и литературе. Такие бессознательные силы могут генерировать творческие идеи и формироваться под интегративным контролем «Я».

Работа А. Фрейд «Эго и механизмы защиты» (1936) явилась значительным вкладом, который помог консолидировать прогрессивные идеи — предвестники понятия об адаптивных функциях «Я».

В этой книге она разработала концепцию специфических защит, дополняющих основной механизм подавления, подчеркнула значение аффектов и показала отношение между ответными реакциями на внешнюю опасность и защитными формами против внутренней инстинктивной опасности. А.

Фрейд указала на 9 защитных механизмов: регрессию, подавление, реактивное образование, изоляцию, уничтожение, проекцию, интроекцию, обращение против себя, реверсию; кроме того, выделила еще один, переходный, — сублимацию.

Она полагала, что психоанализ детей ставит такие ситуационные проблемы, которые не имеют ничего общего с практикой лечения взрослых. А.

Фрейд обосновывала, по существу, «квазиморальное» лечение, заостряя существующие у ребенка трудности и вызывая у него чувство виновности, чтобы доступными для него путями реализовать эквивалент желания, побуждающий взрослого прибегать к психоанализу. Она полагала, что Сверх-«Я» маленького ребенка еще малоэффективно, а психоанализ слишком быстро привел бы к удовлетворению его желаний. Будущая же его взрослая жизнь не сулит подобных быстрых удовлетворений, поэтому нужно укреплять Сверх-«Я» ребенка, готовить его к тому, чтобы в дальнейшем он мог успешно противостоять неудовлетворенным желаниям.

Третий из главных представителей этого направления, Эриксон, много лет работал над сближением культурных влияний и индивидуальной психологии. Начав с положений теории либидо, он изучал сложное взаимодействие социальных и культурных форм с силами становления зрелости, раскрывающимися в индивиде.

Эта эпигенетическая концепция развития подчеркивает значение специфической для каждой фазы эволюционной задачи и врожденной координации со «средним ожидаемым окружением».

В противоположность тезису психоанализа об антагонизме личности и общества Эриксон подчеркивал биосоциальную природу и адаптивный характер поведения личности, центральным, интегративным качеством которой является психосоциальная идентичность.

Субъективно переживаемая как «чувство непрерывной самотождественности», психосоциальная идентичность базируется на принятии личностью целостного образа себя в единстве с ее многообразными социальными связями. Изменение социокультурных условий существования личности ведет к утрате прежней и необходимости формирования новой идентичности.

Возникающие на этом пути личностные затруднения могут привести к тяжелому неврозу («потеря себя»). На основании этого Эриксон делал вывод об обусловленности массовых неврозов глубокими потрясениями в жизни общества на поворотах истории (войны, революции и т. д.). Смысл психотерапевтической работы усматривался в возвращении пациенту утраченного чувства идентичности. Им были выделены 8 стадий человеческой жизни:

1) доверие — недоверие (1 год);

2) самостоятельность — нерешительность (2-3 года);

3) предприимчивость и чувство вины (4-5 лет);

4) умелость и неполноценность (6-11 лет);

5) идентификация личности и путаница ролей (12-18 лет);

6) близость и одиночество (начало зрелости);

7) общечеловечность и самопоглощенность (зрелый возраст);

8) цельность и безнадежность (после окончания основной работы жизни).

С точки зрения Эго-психологии индивид рассматривается с позиций способности к адаптации, испытанию реальностью, к защите и их использованию в клинической ситуации и жизни вообще, для того чтобы обратить внимание на внутренний мир побуждений, чувств и фантазий и внешний мир реальных требований.

Способности к адаптации, испытанию реальностью и защите в своем эволюционном развитии рассматриваются как медленно достигаемые и формируемые со временем.

В то время как исторически большинство Эго-концепций развивались из психологии влечений — конфликтов и оставались тесно связанными с ней посредством концепций защиты от влечений, работа Хартманна (1939) перенесла акцент на адаптацию к «среднему ожидаемому окружению».

Концепция развития функционирования «Я» использовалась также для выделения понятия «дефект «Я»». Поскольку взрослые (и старшие дети) имеют способности к адаптации, испытанию реальностью и защите, которых у детей младшего возраста нет, можно допустить их возникновение на промежуточной стадии.

То, что развивается с трудом или путем, отклоняющимся от нормы, неудачи развития в сфере адаптивных способностей могут рассматриваться как «дефект «Я»», например аффективная вспышка, неспособность к отдалению импульсов и контролю над ними, неудачи в достижении постоянства.

Такие дефекты связаны с конфликтом; конфликт может влиять негативно, и они в любом случае будут включены в фантазии индивида и его опыт и, следовательно, станут элементами конфликта, выполняя многочисленные функции (Waelder R., 1930), но при этом они могут быть с успехом (с рабочей, клинической точки зрения) приняты во внимание как дефекты — неспособность к адаптации.

Эти концепции, сгруппированные под общим названием Эго-психологии, оказали огромное влияние на направление развития теории и практики психоанализа. В последние годы они подверглись нападкам как слишком биологические и механистические, недостаточно уделяющие внимания смысловой стороне и внутреннему опыту.

Кроме того, акцент на психической энергии и ее сложной изменчивости, по мнению многих психоаналитиков, слишком отдаляет Эго-психологию от клинических феноменов. В настоящее время наблюдается тенденция скорректировать этот акцент за счет контракцента на субъективном опыте, смысле и эмпатической интеракции.

Вклад Эго-психологии в психоанализ был очень важным, так как она дала много полезных концепций, например таких, как первичная и вторичная автономность «Я», изменение функции, обоснование теорий объектных отношений и адаптации, врожденные социальные способности и взаимосвязь индивидуального развития с окружением (Curtis H. С.,1991).

Источник:

Эго психология — это… Что такое Эго психология?

Читайте также:  Спокойствие - психология

Источник:

Эго-психология. Психосоциальная концепция развития личности Э. Эриксона

Опираясь на представления Фрейда о психосексуальном развитии человека, Эриксон разработал теорию, в которой акцентируются социальные аспекты развития личности. Оно рассматривается как процесс интеграции индивидуальных биологических факторов с факторами воспитания и социокультурного окружения.

Теория Эрика Эриксона (1902-1994) возникла из практики психоанализа. Структура личности трактуется этим ученым так же, как и 3. Фрейдом. Следовательно, она состоит из Оно, Я, Сверх-Я. Не отвергаются и стадии личностного развития, открытые Фрейдом; они лишь усложнены и как бы осмыслены с позиции нового исторического времени.

Однако Эриксон считал, что не столько бессознательное Оно, сколько именно сознание — Эго — составляет основу поведения и функционирования человека, а направлением развития Эго является достижение социальной адаптации, причем параллельно развиваются Оно и инстинкты. Такой взгляд на природу человека назвали Эго-психологией.

Психосоциальная концепция развития личности, выдвинутая Эриксоном, показывает тесную связь психики человека и специфики общества, в котором он живет.

Развитие Эго тесно связано с меняющимися особенностями социальных и культурных предписаний и системой ценностей.

Сравнив то, как воспитываются дети индейцев и белых американцев, Эриксон пришел к выводу, что каждой культуре свойствен свой стиль воспитания детей: он всегда принимается матерью как единственно правильный.

Этот стиль определяется тем, чего ожидает от ребенка общество, в котором тот живет. Каждой стадии развития человека соответствуют свои, присущие данному социуму, ожидания, которые человек может оправдать или не оправдать.

Эриксон ввел понятие «групповая идентичность», которая формируется с первых дней жизни: ребенок ориентирован на включение в определенную социальную группу, начинает понимать мир так же, как эта группа.

Но постепенно формируется и «эгоидентичность», чувство устойчивости и непрерывности своего Я, несмотря на то что происходят разные изменения. Формирование эгоидентичности — длительный процесс, он включает ряд стадий.

Каждая характеризуется

задачами определенного возраста, а они выдвигаются обществом. Но решение задач определяется уже достигнутым уровнем психического развития человека и духовной атмосферой общества, в котором он живет.

По мнению Эриксона, человек на протяжении жизни переживает восемь психосоциальных кризисов, специфических для каждого возраста, благоприятный или неблагоприятный исход которых определяет возможность последующего развития личности.

Каждый личный и социальный кризис представляет собой своеобразный вызов, стимулирующий личностный рост и преодоление жизненных проблем.

Знание того, как человек справлялся с каждой из значимых проблем или как неадекватное разрешение ранних затруднений лишило его возможности справляться с дальнейшими, составляет, по мысли Эриксона, ключ к пониманию жизни этого человека.

Первый кризис человек переживает на первом году жизни. Он связан с тем, удовлетворяются или нет основные физиологические потребности ребенка ухаживающим за ним человеком. В первом случае у младенца развивается чувство глубокого доверия к окружающему его миру, а во втором, наоборот, — недоверие к нему.

Второй кризис связан с первым опытом обучения, особенно с приучением ребенка к чистоплотности.

Если родители понимают ребенка и помогают ему контролировать естественные отправления, он получает опыт автономии.

Напротив, слишком строгий или непоследовательный внешний контроль приводит к развитию у ребенка стыда или сомнений, связанных главным образом со страхом потерять контроль над собственным организмом.

Третий кризис соответствует второму детству. В этом возрасте происходит самоутверждение ребенка. Планы, которые он постоянно строит и которые ему позволяют осуществить, способствуют развитию у него чувства инициативы. Наоборот, переживание повторных неудач и безответственности могут привести его к покорности и чувству вины.

Четвертый кризис происходит в школьном возрасте. В школе ребенок учится работать, готовясь к выполнению будущих задач. В зависимости от царящей там атмосферы и принятых методов воспитания у ребенка развивается вкус к работе или же, напротив, чувство неполноценности как в плане использования средств и возможностей, так и в плане собственного статуса среди товарищей.

Пятый кризис переживают подростки обоих полов в поисках идентификации (усвоения образцов поведения значимых для подростка других людей). Этот процесс предполагает объединение прошлого опыта, потенциальных возможностей подростка и того выбора, который он должен сделать.

Неспособность к идентификации или связанные с ней трудности могут привести к ее «распылению» или же к путанице ролей, которые подросток играет или будет играть в аффективной, социальной и профессиональной сферах.

Эриксон считает подростковый период центральным в формировании психологического и социального благополучия человека.

Шестой кризис свойствен молодым взрослым людям. Он связан с поиском близости с любимым человеком, вместе с которым им предстоит совершать цикл «работа — рождение детей — покой», чтобы обеспечить своим детям надлежащее развитие. Отсутствие подобного опыта приводит к изоляции человека и его замыканию на самом себе.

Седьмой кризис переживается человеком в 40-летнем возрасте. Он характеризуется развитием чувства сохранения рода (генеративности), выражающегося в «интересе к следующему поколению и его воспитанию».

Этот период жизни отличается высокой продуктивностью и созидательностью в самых разных областях.

Если, напротив, эволюция супружеской жизни идет иным путем, она может застыть в состоянии псевдоблизости (стагнация), что обрекает супругов на существование лишь для самих себя и приводит к оскудению межличностных отношений.

Восьмой кризис переживается во время старения. Он знаменует собой завершение предшествующего жизненного пути, а его разрешение зависит от того, как этот путь был пройден.

Достижение человеком цельности основывается на подведении им итогов своей жизни и осознании ее как единого целого, в котором уже ничего нельзя изменить.

Если человек не может свести свои прошлые поступки в единое целое, он завершает свою жизнь в страхе перед смертью и в отчаянии от невозможности начать жизнь заново.

Таким образом, согласно Эриксону, поведение человека изначально детерминировано биологическими факторами (инстинкты Оно, биологическое сексуальное созревание), взаимодействующими с расширяющейся сферой социальных отношений, и исходами психосоциальных кризисов, которые образовались в зависимости от степени сформированности Эго человека.

Результаты первых 4 стадий почти полностью обусловлены влиянием окружающей среды, а разрешение последующих кризисов больше зависит от Эго и меньше — от внешних факторов.

Влияние таковых (родительского воспитания, культуры и истории) на развитие личности очень велико, хотя для этого развития нет пределов: оно происходит на протяжении всего жизненного цикла: человек решает все новые проблемы, приобретает новые качества Эго и меняется.

Источник:

Эго-психология | Психология взаимоотношений

Важным толчком в развитии теории и практики психодинамической терапии явилось появление в 1936 г. работы дочери Фрейда, представительницы Континентальной школы психоанализа, Анны Фрейд «Эго и механизмы защиты», а в 1939 г. — книги Хайнца Хартмана «Психология эго и проблема адаптации».

В своей работе Анна Фрейд рассматривала роль защитных механизмов в условиях нормального психического функционирования личности. Она расширила понятие защиты, включив в него как защиту против опасностей, угрожающих со стороны внешнего мира, так и против угроз, связанных с внутренними инстинктивными импульсами.

Хартман уделял особое внимание врожденному развитию того, что он называл Сферой Эго, свободной от конфликтов.

В противоположность Фрейду, которого интересовали прежде всего клинические данные индивида и возможности развития у него специфических навыков и способностей, помогающих справиться с конфликтной ситуацией, Хартман придерживался точки зрения о том, что существует множество сторон нормально функционирующей психики, которые следуют автономному курсу развития и не являются результатом интрапсихического конфликта.

Читайте также:  Влечение к жизни - психология

В дальнейшем эгопсихология как направление стала отражать взгляды тех психоаналитиков, которые сосредоточили свое внимание на процессах нормального и патологического функционирования Эго.

Основываясь на структурной модели, представители эгопсихологии предложили новые пути в понимании некоторых типов патологии. По их мнению, каждый индивид развивает защитные реакции Эго, которые могли быть адаптивными в детстве, в семье, но могут оказаться неадаптивными во внесемейной реальности.

Важным нововведением как для терапии, так и для психодинамической диагностики явилось представление о том, что Эго обладает широким диапазоном действий — от глубоко бессознательных (например, примитивные чувственные реакции на события, блокируемые такой мощной защитой, как отрицание) до полностью осознаваемых. В рамках этого представления сложилась рабочая модель, согласно которой в течение процесса психоаналитической терапии «наблюдающее Эго» — сознательная и рациональная часть психики, способная комментировать эмоциональное состояние, формирует Терапевтический альянс С психоаналитиком в целях понимания вместе с ним всего Эго, в то время как «переживающее Эго» Вмещает в себя более внутренний (чувственный) смысл того, что происходит в терапевтических взаимоотношениях.

«Терапевтическое расщепление Эго» Стало рассматриваться как необходимое условие эффективной аналитической терапии.

В случае, если пациент оказывался не способен говорить с позиции наблюдателя о менее рациональных, более глубинных эмоциональных реакциях, первой задачей становилась помощь в развитии этих способностей.

Присутствие или отсутствие наблюдающего Эго стало прогностическим критерием первостепенной важности, поскольку Дистонность (чуждость наблюдающему Эго) симптома или проблемы делало процесс психотерапии гораздо более быстрым и эффективным, нежели Синтонность Проблем, т. е. восприятие их пациентом как вполне органичных и в связи с этим не заслуживающих внимания. Это открытие привело к появлению таких терминов, как «Эго-дистонный» Или «Эго-синтонный» личностный стиль.

Кроме того, учет важной роли Эго в восприятии и адаптации к реальности позволил ввести такое понятие, как «сила Эго». Под ним подразумевается способность личности к восприятию реальности, даже когда она чрезвычайно неприятна, без использования более ранних (примитивных) психологических защит (например, отрицания).

В связи с этим по мере развития психодинамической практики стали проводиться различия между Архаичными и зрелыми психологическими защитами. Под первыми стали понимать психологическое избегание или радикальное отвержение беспокоящих жизненных фактов, а под вторыми — включение в себя большей приспособляемости к реальности.

Эгопсихологи также предположили, что для психологического здоровья необходимы не только зрелые защитные реакции, но и способность использовать разнообразные защитные процессы.

Другими словами, стало очевидно, что человек, отвечающий на любой стресс привычным для него образом (скажем, проекцией), не столь психологически благополучен, как человек, пользующийся различными способами в зависимости от обстоятельств.

В связи с этим в работах этого периода стали использоваться и развиваться такие идеи, как «ригидность» личности Или «панцирь характера».

Применение понятий «синтонности» и «дистонности» к Суперэго также имело важное диагностическое значение.

Так, например, пациент, заявляющий, что он плохой, поскольку у него возникают негативные мысли и чувства по отношению к собственным родителям, в клиническом плане отличается от пациента, утверждающего, что «часть его» чувствует, что он плохой, когда у него возникают подобные мысли. Обоих пациентов следует рассматривать как депрессивные личности, склонные к самообвинению, но проблема первого пациента намного глубже, чем второго.

Помимо этого развитие концепции Суперэго в рамках эгопсихологии привело к тому, что психотерапевты перестали рассматривать цель психодинамической терапии исключительно как попытку сделать бессознательное содержание сознательным. В рамках эгопсихологии задача психотерапии включает в себя изменение слишком жесткого Суперэго пациента на более адекватное.

Еще одним достижением эгопсихологии стала попытка понимания проблем пациента на основании не только теории фиксации на определенной фазе развития, но и в соответствии с характерными для него способами справляться с тревогой.

Posted in Психотерапия

Источник:

Эго-психология

Эго-психология

Публикацией “Эго и Ид” (1923) Фрейд представил свою структурную модель и открыл новую эру в развитии психоаналитической теории. Исследователи-аналитики переместили свой интерес с бессознательного на , посредством которого это содержание удерживается вне осознания.

Эрлоу и Бреннер (Arlow & Brenner, 1964) убедительно доказывали, что структурная теория, с ее упором на понимание процессов, происходящих в Эго, имеет большую объяснительную силу.

Но существовали и практические клинические причины, почему терапевты приветствовали смещение фокуса с Ид на функционирование Эго, с глубоко бессознательного материала на материал, связанный с желаниями, страхами и фантазиям, которые были ближе к сознанию и стали более доступными при работе с защитными механизмами Эго пациента. Далее следует краткий экскурс в структурную модель. Приношу извинения перед искушенными читателями за смелость, с которой я позволяю себе обращаться со столь сложными идеями.

– термин, который Фрейд использовал для обозначения той части психики, которая содержит примитивные желания, импульсы, иррациональные стремления, комбинации “страх-желание” и фантазии.

Она ищет только немедленного удовлетворения и абсолютно “эгоистична”, функционируя в соответствии с принципом удовольствия. В когнитивном плане она довербальна, выражая себя в образах и символах.

Она дологична, не имеет понятия о времени, морали, ограничениях или о том, что противоположности не могут сосуществовать. Фрейд назвал этот примитивный уровень познания, продолжающий жить в языке сновидений, шуток и галлюцинаций, .

Ид полностью бессознательно, но его существование и власть может быть выведены, тем не менее, из  – мыслей, действий и эмоций.

Во времена Фрейда было распространено тщеславное убеждение, что “цивилизованные” существа являются рационально мотивированными созданиями, ушедшими от чувственности “низших” животных и “дикарей” – не-западноевропейцев.

(То, что Фрейд подчеркивал нашу животность, включая доминирование сексуальной мотивации, явилось одной из причин того, что его идеи вызывали ненависть в викторианскую и поствикторианскую эпоху.)

имя, которое Фрейд дал набору функций, позволяющих приспосабливаться к требованиям жизни, находя пути, доступные в пределах данной семьи, для управления устремлениями Ид. Эго развивается непрерывно в течение всей жизни, но наиболее быстро – в детстве, начиная с раннего младенчества (сравни с Hartmann, 1958).

Эго функционирует в соответствии с принципом реальности и является колыбелью (последовательного, логического, ориентированного на реальность познания). Таким образом, оно является посредником между требованиями Ид и ограничениями реальности и этики. Оно имеет как сознательный, так и бессознательный аспекты.

Сознательный – то, что большинство людей понимает под термином “Собственное Я” (“self”, сэлф, “самость”), или “Я”, в то время как бессознательный аспект включает в себя защитные процессы – вытеснение, замещение, рационализацию и сублимацию.

Благодаря структурной теории аналитики открыли для себя новые пути в понимании некоторых типов патологии характера; а именно – каждый развивает защитные реакции Эго, которые могли быть адаптивными в детстве, но оказываются неадаптивными вне семьи.

Одним из аспектов модели, важным как для терапии, так и для диагностики, являлось представление о том, что Эго имеет широкий диапазон действий – от глубоко бессознательных (например, примитивные чувственные реакции на события, блокируемые такой мощной защитой, как отрицание) до полностью осознаваемых.

В течение процесса психоаналитического лечения “наблюдающее Эго”, сознательная и рациональная часть психики, способная комментировать эмоциональное состояние, формирует альянс с психоаналитиком в целях понимания вместе с ним всего Эго, в то время как “переживающее Эго” вмещает в себя более внутренний (чувственный) смысл того, что происходит в терапевтических взаимоотношениях.

“Терапевтическое расщепление Эго” (Sterba, 1934) рассматривалось как необходимое условие эффективной аналитической терапии.

Если пациент оказывался не способен говорить с позиции наблюдателя о менее рациональных, более внутренних эмоциональных реакциях, то первой задачей терапевта является помощь в развитии этих способностей.

Присутствие или отсутствие наблюдающего Эго стало диагностической величиной первостепенной важности, поскольку наличие симптома или проблемы, дистоничной (чуждой) наблюдающему Эго, делало процесс излечения гораздо более быстрым, чем если бы мы имели дело с проблемой, внешне выглядящей аналогично, но которую пациент никогда не рассматривал как заслуживающую внимания. Это открытие продолжает жить в языке аналитических диагностов, когда они говорят о проблеме или личностном стиле “Эго-дистонный” или “Эго-синтонный”.

Важная роль Эго в восприятии и адаптации к реальности позволяет ввести полезное психоаналитическое понятие “сила Эго”. Оно подразумевает способность личности к восприятию реальности, даже когда она чрезвычайно неприятна, не прибегая к более примитивной защите, подобной отрицанию.

В ходе развития психоаналитической клинической теории стало проводиться различие между более архаичными и более зрелыми защитными реакциями.

Первые характеризуются психологическим избеганием или радикальным отвержением беспокоящих фактов жизни, последние – включают в себя большую приспособляемость к реальности.

Другим важным клиническим предположением, которое вытекало из Эго-психологии, стало предположение, что для психологического здоровья необходимо иметь не только защитные реакции, но также быть способным использовать защитные процессы (Shapiro, 1965).

Другими словами, стало ясно, что человек, отвечающий на любой стресс привычным для него образом (скажем, проекцией) не столь психологически благополучен, как человек, пользующийся различными, зависящими от обстоятельств способами. Понятия типа “ригидность” личности и “панцирь характера” (W.

Reich, 1993) являются отражением идеи, что душевное здоровье связано с эмоциональной гибкостью.

Фрейд ввел понятие “супер-Эго” для той части собственного “Я”, которая наблюдает за происходящим в основном с точки зрения морали*.

Близкое по значению понятию “совесть” супер-Эго является той частью Эго, которая одобряет нас, когда мы делаем лучшее, на что способны, и критикует, когда мы оказываемся ниже своих стандартов. Это часть Эго, хотя она и ощущается нами, как нечто отдельное.

Читайте также:  Геронтопсихология - психология

Фрейд полагал, что супер-Эго формируется в течение эдипова периода через идентификацию с родительскими ценностями, но современные аналитики находят его истоки гораздо раньше – в примитивных представлениях младенца о том, что хорошо и что плохо.

Супер-Эго, подобно Эго, которому оно принадлежит, является частично сознательным и частично бессознательным. И вновь оценка того, ощущается ли пациентом непропорционально карательное супер-Эго как Эго-дистонное или Эго-синтонное, имеет важное диагностическое значение.

Клиентка, заявляющая, что она плохая, поскольку плохо думала о своем отце, очень отличается от клиентки, утверждающей что, одна часть ее личности чувствует, что она плохая, когда у нее возникают подобные мысли.

Обе пациентки могут быть депрессивными, самообвиняющими личностями, но проблема первой женщины настолько глубже проблемы второй, что требует иного уровня классификации.

И снова, в развитии концепции супер-Эго было много полезных с клинической точки зрения моментов. Терапия пошла дальше попыток сделать бессознательное сознательным; терапевт мог рассматривать задачу терапии как включающую в себя, кроме всего прочего, еще и изменение супер-Эго клиента.

В первой половине XX столетия, когда в среднем и средне-высшем классах существовала тенденция к воспитанию слишком жесткого супер-Эго, обычной терапевтической задачей становилась помощь пациенту в переоценке слишком высоких моральных стандартов (например, антисексуальных структур или внутреннего порицания за мысли, чувства, фантазии). Психоанализ как движение, у Фрейда в особенности, носил подчеркнуто негедонистический характер, но модификация нечеловечески жесткого супер-Эго была одной из его очень частых целей. На деле это скорее приводило к более моральному, а не наоборот, поведению, поскольку люди с чересчур осуждающим супер-Эго зачастую не подчинялись ему, особенно в состоянии интоксикации или когда их поведение могло быть оправдано (рационализировано). Попытки раскрыть функционирование Ид, вынести бессознательную жизнь пациента на белый свет, не имели большого терапевтического эффекта, если пациент смотрел на это как на доказательство своей порочности.

Достижения Эго-психологии в описании процессов, которые сегодня объединяются общим понятием “защита”, являются центральными в диагностике характера.

Подобно тому, как мы пытаемся понять человека, исходя из фазы развития, олицетворяющей текущую борьбу, мы также можем классифицировать людей в соответствии с характерными для них способами справляться с тревогой.

Представление о том, что основной функцией Эго является защита собственного “Я” от тревоги, возникающей в результате мощных инстинктивных желаний (Ид), вызывающих беспокойство проявлений реальности (Эго), а также чувства вины и связанных с этим фантазий (супер-Эго), было наиболее элегантно развито Анной Фрейд (1936) в ее книге “Эго и механизмы защиты”.

Среди оригинальных идей Зигмунда Фрейда можно встретить замечание о том, что тревожные реакции защитами, а наиболее явно – подавлением (мотивированное забывание). Не находящие выхода чувства рассматривались как источник внутреннего напряжения, требующего разрядки и ощущаемого как тревога.

Когда Фрейд сместился на позиции структурной теории, он, напротив, стал рассматривать вытеснение как одну из реакций на тревогу, посредством которых люди стремятся избежать непереносимых чувств или иррационального страха.

Фрейд начал рассматривать психопатологию как состояние, при котором защитные механизмы не работают, когда тревога ощущается, несмотря на привычные средства борьбы с нею, когда поведение, маскирующее тревогу, является саморазрушительным.

В главах 5 и 6 мы рассмотрим защиты, обнаруженные Зигмундом и Анной Фрейд, а также другими исследователями, включая некоторые довербальные, архаические процессы, впервые изученные Мелани Кляйн. Этот обзор создаст фундамент, достаточный для дальнейшего рассмотрения различных типов характера.

Источник:

Эго-психология

⇐ ПредыдущаяСтр 14 из 117Следующая ⇒

Мюррей был одним из первых теоретиков общей психоаналитической направленности, кто выдвинул предположение о том, что какая-то часть поведения, пусть даже небольшая, может и не быть направлена на минимизацию конфликта.

Это нашло свое наиболее характерное выражение в работах Хартмана, Криса и Ловенштейна (1947), которые разработали понятие о сфере эго, свободной от конфликтов. Они утверждают, что некоторые из функций эго выполняются не за счет энергии ид.

Другими словами, у эго есть ряд функций, которые не направлены на удовлетворение потребностей или избегание боли. Они заходят настолько далеко, что полагают, будто эго вообще не появляется из врожденного ид; напротив, и эго, и ид берут начало в наследственной предрасположенности и имеют собственные независимые пути развития.

По крайней мере, часть эго, не относящаяся к конфликтам, имеет собственный врожденный источник энергии, позволяющий ей выполнять свои функции.

Бесконфликтная часть эго имеет цели, отличные от целей ид, и включает функции, больше похожие на те, что описал Мюррей, такие, как процессы рационального мышления и восприятия и мышечная координация, которые используются человеком для выполнения интеллектуальных и социальных целей, не являющихся по своей природе психосексуальными.

Некоторые авторы, такие, как Хендрик (Hendrick, 1943), допускают даже наличие эго-инстинктов, таких, как инстинкт мастерства. Источник инстинкта в условиях окружающей среды, заставляющих функционировать более эффективно. Хотя он несколько отличается от выделенной Мюрреем потребности в информации, он также позволяет нам говорить о врожденном характере эго.

Это новое направление психоаналитической мысли называется эго-психологией и поддерживается современными психоаналитиками, многие из которых являются последователями либо Фрейда, либо членов его кружка.

Эго-психология очень популярна в настоящий момент, поскольку многие персонологи считают, что она являет собой уточненное представление воззрений Фрейда, сохраняющее тем не менее его основные идеи. Эго-психологи любят подчеркивать, что Фрейд предвосхитил их позицию, поскольку говорил об инстинктах жизни как о факторах сохранения эго (Freud, 1925b).

Но даже если бы это было так, нужно все-таки иметь в виду принципиальный акцент Фрейда на эго как производного от ид и направленного на достижение компромисса посредством вовлечения принципа реальности.

Любой, кто считает эго-психологию ценной разработкой идей Фрейда, должен признать, что положения об эго как врожденной сущности и о наличии сферы личности, не вовлеченной в конфликт, значительно выходят за рамки теории Фрейда. Эго-психология ни в коей мере не является простым продолжением идей Фрейда, скорее, это прорыв в психоаналитической традиции, и прорыв гораздо более радикальный, чем кажется на первый взгляд.

Радикальным изменением в психоаналитической теории является предположение о том, что не все поведение, а только его часть является защитной и что не все, а только некоторые поведенческие проявления представляют собой выражение биологических инстинктов.

Итак, теория изменилась таким образом, что фиксации и психосексуальные стадии больше не являются достаточным описанием процесса развития. Первые годы жизни уже не столь важны для понимания жизненных стилей, и это произошло благодаря эго-психологу Эриксону (1950).

Более детально я расскажу о его взглядах в главе 6, посвященной периферии личности, а сейчас я хочу, чтобы вы знали, что он предложил 8 стадий развития личности, описывающих весь период жизни человека.

Как вы знаете, Фрейд предложил меньшее количество стадий развития и считал, что к достижению пубертата личность уже практически сформирована и более не изменяется. Эго-психология также позволяет принимать всерьез стремление человека быть рациональным и логичным в принятии решений и разрешении проблем.

Как вы убедитесь в следующей главе, модификация психоаналитической теории в сторону уменьшения распространенности и значимости конфликта и защит привела к появлению того, что я называю моделью самореализации. Эго-психология представляет более оптимистический взгляд на человека, чем тот, что был предложен Фрейдом.

Конечно, Мюррей и эго-психологи радикально изменили психоаналитическую мысль. И хотя эти изменения привели к построению более удовлетворительной, по мнению современных персонологов, теории, необходимо отметить, что тем самым были утеряны некоторые из наиболее привлекательных аспектов классического фрейдизма.

Когда эго включало в себя только механизмы защиты, посредством которых мог быть разрешен конфликт, ид являлся единственным врожденным аспектом личности. И конечно же, ид имел биологическую основу. В частности, сексуальный инстинкт был связан с физиологическими процессами, а психосексуальные стадии развития соотносились с биологическим развитием организма.

Но существует ли однозначная биологическая основа инстинктов или тенденций, приписываемых части эго, не связанной с конфликтами? Если мы имеем в виду предложенное Мюрреем представление об ид, которое включает в себя и другие инстинкты, помимо инстинктов выживания, сексуального и смерти, причем эти инстинкты рассматриваются как врожденные, то ид фактически теряет свой первоначальный смысл. Термин «ид» был сохранен только из-за желания Мюррея, поскольку, по его мнению, ид и мотивация являются по сути одним и тем же. Я совсем не хочу сказать, что изменения, внесенные Мюрреем и другими эго-психологами, нельзя принимать всерьез, скорее, я просто хочу подчеркнуть тот сдвиг, который имел место в психоаналитической теории. Однако никто не может достаточно убедительно возразить, что все эти модификации являются гораздо большим, чем просто развитие идей Фрейда.

Как видите, я воздерживаюсь от обзора литературы по эго-психологии, которая слишком неоднородна.

Единственное, что я могу сделать, это серьезно принять тот факт, что эго-психологи причисляли самих себя к последователям Фрейда, поэтому, по-видимому, тенденция ядра личности, с точки зрения эго-психологов, та же самая, что и с точки зрения Фрейда.

Однако важно помнить и то, что, подобно Мюррею, эго-психологи постулировали существование таких инстинктов, которые не находятся в неизбежной оппозиции обществу.

⇐ Предыдущая78910111213141516Следующая ⇒

Источник:

obu4ayka.ru


Смотрите также




© 2012 - 2020 "Познавательный портал yznai-ka.ru!". Содержание, карта сайта.