Домой Регистрация
Приветствуем вас, Гость



Форма входа

Население


Вступайте в нашу группу Вконтакте! :)




ПОИСК


Опросник
Используете ли вы афоризмы и цитаты в своей речи?
Проголосовало 514 человек


Бэби боксы что это такое


Что такое бэби-боксы, которые хотят запретить

Сегодня, 28 сентября 2016 года, правительство решило запретить установку бэби-боксов — специально оборудованных колыбелей, в которых мать может анонимно оставить ребенка, от которого она решила отказаться. Инициатива принадлежит Елене Мизулиной. По мнению политического деятеля, так называемые «окна жизни» ведут к росту числа отказников и нарушению права детей знать своих родителей, а также могут способствовать развитию торговли людьми. 

Исполнительный директор благотворительного фонда «Колыбель надежды» (первая организация в России, занимающаяся установкой бэби-боксов) Екатерина Набатова рассказала The Village о важности специально оборудованных мест для оставления нежеланных детей, деятельности социального проекта и влиянии запрета на детскую смертность.

Екатерина Набатова

исполнительный директор благотворительного фонда «Колыбель надежды»

Идея создания фонда «Колыбель надежды» принадлежит Елене Котовой. В 2011 году в Пермском крае на балконе одной из квартир были обнаружены тела двух младенцев. История получила большую огласку и произвела сильное впечатление на Елену. Тогда же она узнала о такой мере профилактики смертности нежеланных детей, как бэби-боксы, и решила реализовать проект у нас. 

Бэби-бокс, или «окно жизни», представляет собой специально оборудованное окошко на первом этаже медицинского учреждения. Через окно можно положить ребенка в кровать-колыбель, которая находится с внутренней стороны здания, после чего дверца заблокируется и снаружи ее уже будет невозможно открыть. Около бэби-бокса нет видеокамер и охраны, так как многие женщины переживают из-за общественного осуждения и хотят сохранить анонимность. Об оставленном младенце сотрудники медицинского учреждения узнают по тревожному звонку и миганию лампы.

Перед установкой первого бэби-бокса мы обратились в прокуратуру и Следственный комитет с просьбой высказать свое мнение по поводу нашей инициативы. СК нас поддержал, а прокуратура подтвердила, что установка специально оборудованных мест для оставления нежеланных младенцев не противоречит российскому законодательству. Так в 2011 году в Пермском крае появился первый бэби-бокс. Сейчас в России их уже 20 в 12 регионах. 

Установка бэби-бокса в том или ином городе, регионе зависит от наличия там инициативы. К нам обращаются либо общественные организации, либо органы власти совместно с медицинским учреждением, либо частные медклиники. Это всегда индивидуальный подход. В основном мы работаем за счет благотворительных пожертвований — проводим сбор средств на установку бэби-бокса. Стоимость тоже всегда разная, так как во многом она зависит от технических показателей здания. Обычно надо собрать 100 тысяч рублей и более. 

Нам важно, чтобы люди не закрывали глаза на проблему, несмотря на низкую статистику. Когда мы говорим об эффективности «окон жизни», мы не опираемся на статистические данные. Ведь нельзя сказать, что 1 000 спасенных младенцев — это эффективно, а 100 — не эффективно. Для нас один выживший ребенок — уже результат. С другой стороны, если бэби-бокс установлен и никто в нем не оставил ребенка — это тоже хорошо. Значит, система профилактики работает. 

Рядом с каждым бэби-боксом есть информационный стенд, через который мы призываем женщину обдумать свое решение еще раз и предлагаем помощь. В каждом регионе — свой набор телефонов общественных, государственных и религиозных организаций, оказывающих людям поддержку в трудную минуту. Мы заметили, что между телефоном организации и телефоном конкретного человека женщина выберет последний. Поэтому в Пермском крае на информационных стендах есть и личный номер директора нашего фонда. 

Еще один важный момент — оставив ребенка в бэби-боксе, мать еще в течение шести месяцев имеет право забрать его. Для этого она или ближайший родственник должны выступить с инициативой и сдать тест ДНК, после чего суд решит, возвращать ребенка в кровную семью или нет. За годы нашей работы было восемь подобных случаев. Остальных детей отправили на усыновление. 

Мы пытаемся комплексно подойти к проблеме социального сиротства, а потому, помимо установки бэби-боксов, занимаемся оказанием помощи людям: при фонде работает кризисный центр для женщин с детьми, беременных и семей, оказавшихся в затруднительном положении. Мы предоставляем им как благотворительную, так и гуманитарную помощь. Также мы инициировали круглый стол в Общественной палате по вопросу внедрения специализированных отделений анонимных родов в российских родильных домах. 

Если честно, нам некогда, да и не хочется думать о запрете на установку бэби-боксов. Пускай это остается на совести людей, которые поддерживают такую инициативу. Аргументы, приведенные сторонниками запрета, просто не работают. К примеру, они говорят, что распространение бэби-боксов приведет к увеличению отказов от детей. Вот только с 2011 года по всей стране в «окнах жизни» оставили только 51 ребенка. Это не колоссальные цифры, а исключительные ситуации, в которых женщины, не найдя поддержки, приняли решение избавиться от ребенка, но цивилизованным способом. Они не оставили новорожденных в подъезде, в мусорке, в лесополосе и, что важно, не убили их. 

Что будет дальше, зависит от депутатов Госдумы. Мы, в свою очередь, стараемся высказывать аргументы за сохранение «окон жизни». 

Обложка: Сорокин Донат/ТАСС

Зачем Москве нужны бэби-боксы

В больницах Москвы могут появиться бэби-боксы для младенцев, чьи родители решили от них отказаться. С инициативой установить такие «окна жизни» в городе выступил благотворительный фонд «Колыбель надежды», обратившись в мэрию Москвы. Зачем городу бэби-боксы? Спасут ли они жизнь детям? И не приведет ли их появление к увеличению числа отказников? На эти и другие вопросы «Ленте.ру» ответила руководитель проекта Елена Котова.

«Лента.ру»: Неужели все так плохо, что нам нужны ящики для детей, от которых отказываются родители?

Котова: Это не просто ящик. Бэби-бокс — это такое специальное окно в медучреждении, в которое мать-отказница может положить своего ребенка вместо того, чтобы оставлять его в магазине, в сумке на заборе или на крыльце больницы. Бэби-боксы можно установить где угодно, но поскольку на первое место мы ставим безопасность ребенка, то, конечно, бокс должен быть размещен в больнице, чтобы ребенок сразу попадал в руки врачей.

Но почему женщина не может просто оставить ребенка докторам, если ей так этого хочется?

По нашим законам, даже если женщина не просто оставила ребенка в общественном месте, а отдала его в руки медперсоналу больницы, ее могут преследовать по статье 125 Уголовного кодекса РФ («Оставление в опасности»). Бэби-боксы нужны именно для того, чтобы в страхе перед наказанием, женщина не причинила вред своему ребенку. Пусть лучше она отдаст его в бэби-бокс, чем выбросит.

Не считаете ли вы, что бэби-боксы станут таким простым способом для безответственных матерей избавляться от нежелательных детей?

Не считаю. Давайте взглянем на эту ситуацию глазами ребенка. Что лучше для него — оказаться в бэби-боксе или на помойке? Лучше бокс. Я считаю, что любые меры, которые дают шанс сохранить жизнь, должны быть реализованы. И, безусловно, бэби-боксы не решают проблему полностью, это лишь запасной выход.

Но вы же поощряете таких матерей...

Осуждать всегда легко! Я иногда читаю соцсети, там у людей много фантазий на тему, как надо наказывать «таких матерей». Но на самом деле, мы сейчас говорим не о маргиналах, пьяницах и бомжах — это совсем другая история. Такие люди обычно как раз оставляют детей, потому что они для них часто являются средством заработка. Мы говорим о нормальных женщинах, попавших в тяжелые жизненные обстоятельства, которые понимают, что не готовы прокормить ребенка. Часто у таких матерей уже есть дети, и они боятся, что появление нового малыша загонит их в такую нищету, что служба опеки заберет всех.

Когда мы проектируем здание, в нем всегда есть запасной выход. Бэби-бокс — это не решение проблемы, а запасной выход, когда уже все горит синим пламенем.

Как раз противники бэби-боксов считают, что отсутствие запасных выходов заставляло бы этих женщин внимательнее относиться к зачатию, например…

…Я не встаю в оппозицию противникам бэби-боксов. Если у людей есть другие способы помочь в этой ситуации — пусть они помогут так, как они могут. Здесь любая помощь нужна.

Мы помогаем так, как умеем мы.

В пользу эффективности бэби-боксов говорят цифры. Там, где они были установлены, количество подброшенных детей не возросло, зато сократилось число детских трупов. Для меня это самое главное! Благодаря бэби–боксам за три года работы нашей организации 31 ребенок остался жив. Из них пятеро вернулись к биологическим родителям, все остальные были усыновлены. По-моему, оно того стоит! Но опять же, повторюсь, это не решение всех проблем.

А в чем вы видите решение?

Единого решения нет, тут нужен комплекс мер. Но в первую очередь не должно быть безразличия. Я знаю случай, когда женщина убила двух своих новорожденных детей, но ни соседи, ни коллеги, которые каждый день видели ее беременной, даже не спросили, куда делись дети после родов…

Кроме того, должна работать система профилактики отказа от детей. Давайте проделаем вместе путь женщины с нежелательной беременностью. Она идет в женскую консультацию, и если срок больше 14 недель, то без медицинских показаний в аборте ей отказывают. Дальше ей предлагают встать на учет, но если она отказывается, то про нее просто забывают. Никто потом не пытается выяснить, выносила ли она ребенка, родила ли его и что с ними обоими стало. Разве это не безразличие?

Я считаю, что государство обязательно должно вести учет таких женщин, поддерживать их, помогать им. Должно быть налажено взаимодействие между ведомствами. В женской консультации узнали о проблемной беременной? Надо, чтобы они сообщили и в полицию, и в службу опеки, чтобы ей помогали, держали ее на контроле, но при этом не осуждали. Тогда, возможно, многих трагедий можно было бы избежать.

А у нас система работает только когда что-то уже произошло. То есть стало человеку плохо — скорая помощь приехала, выкинули ребенка — его пытаются спасти, а надо, чтобы система работала на предупреждение таких ситуаций. Кроме того, безусловно, должны активнее работать и общественные организации… Сегодня женщины, оказавшиеся в такой сложной ситуации, обычно даже не знают, куда им позвонить, чтобы спросить совета, получить поддержку или помощь. Вот здесь и должны помогать общественные организации. Из моей практики могу сказать, что иногда для того, чтобы удержать женщину от отказа от ребенка, а тем более убийства, достаточно разговора, простой дружеской поддержки.

В настоящий момент в девяти регионах России уже работают 20 бэби-боксов. Первый бокс появился в 2011 году в Сочи, затем в Санкт-Петербурге, Перми и еще в нескольких российских городах. В мире же впервые подобную практику применили в Германии 13 лет назад. Есть они и в Чехии, где сегодня установлено более 20 «окон жизни». За последние три года в них было оставлено 12 малышей.

На пути к бэби–боксу, как в прямом, так и в переносном смысле, у женщины перед глазами постоянно должны быть телефоны общественных организаций, готовых оказать содействие — беседой или ночлегом, может какой-то гуманитарной помощью. Это очень важно.

Как работает система бэби-боксов?

Бэби-бокс представляет собой специально оборудованное окошко. После того как женщина положила в него ребенка, дверца блокируется спустя 30 секунд…

…30 секунд? Так быстро? А вдруг она передумает?

Дверца блокируется так быстро по одной простой причине — чтобы ребенок не замерз. Я вас уверяю, если женщина уже пришла к бэби-боксу — она все решила. Как только дверца бэби-бокса заблокирована, сигнал поступает на пульт медсестры. Пока ребенка осматривают врачи, больница связывается с полицией и органами опеки. Полиция по приезде составляет акт о подкидывании. Если у ребенка нет никаких травм, как я уже сказала, на его мать не распространяется статья 125 УК и ее не разыскивают.

У нас, правда, был случай, когда ребенка подкинули со всеми метриками. В этом случае полиция, конечно, связалась с семьей.

Далее правоохранители проверяют, нет ли этого ребенка в базе разыскиваемых детей. Ребенок еще несколько дней находится в больнице, и если его не забирают родственники, то служба опеки передает его в дом малютки или соответствующее учреждение и начинает поиск новых родителей.

А если мать передумает или кто-то из родственников объявится, могут ли они забрать ребенка?

Конечно! Биологические родители или родственники, скажем, бабушка с дедушкой, могут забрать ребенка. Обычно у службы опеки есть дней пять на то, чтобы сделать ребенку свидетельство о рождении. В моей практике если матери возвращались, то они всегда укладывались именно в этот срок. Те, кто не приходил в течение недели, не приходил уже никогда.

Что нужно, чтобы вернуть ребенка?

Обратиться в органы опеки, заполнить соответствующее заявление и пройти ДНК-экспертизу. Экспертиза делается бесплатно в течение 7 месяцев. В моей практике были случаи, когда ребенок ждал эти семь месяцев, прежде чем вернуться к своим родителям. Кроме того, экспертизу можно сделать платно — тогда это занимает около двух недель.

Если экспертиза подтверждает родство, то органы опеки рассматривают возможность вернуть ребенка в семью и в случае положительного ответа прикрепляют к этой семье своего специалиста, который ее поддерживает необходимое время. Если экспертиза родство не подтверждает, эти люди могут при желании претендовать на усыновление этого ребенка на общих условиях.

Таких младенцев охотно усыновляют?

Из подброшенных в бэби-боксы детей в семьях сейчас живут все. Обычно резонанс у новостей о подкидыше очень большой. Интересно, что 80 процентов тех, кто начинает мне звонить, никогда не задумывались об усыновлении, но узнав через СМИ о ребенке, просто не смогли остаться равнодушными. Остальные 20 процентов звонящих — это те, кто очень хочет усыновить ребенка и стоит в очереди, у таких людей уже все документы на руках. Но мы усыновлением уже не занимаемся.

Пять лет российских бэби-боксов: за и против

Сегодня правительство России дало положительный отзыв на законопроект сенатора Елены Мизулиной о запрете бэби-боксов, сообщает сама автор инициативы на своем официальном сайте.

Телеканал «МИР 24» разбирался в том, что такое бэби-боксы, почему за пять лет о них так и не было опубликовано никакой официальной статистики, кто недоволен этой системой и почему, скорее всего, ее все-таки запретят.

Что это такое

Среди других названий: «окно жизни», «детская почта» или «колыбель спасения». В разных странах мира, где они признаны легальными, бэби-боксы называются по-разному и имеют свое технологическое исполнение, но принцип их работы практически везде одинаков.

Это стеклянный или металлопластиковый «сейф» с двойными дверцами, кроваткой-колыбелью, отоплением и вентиляцией, установленный при перинатальных центрах, родильных домах, отделениях для помощи новорожденным или религиозных организациях.

Бэби-бокс - специально оборудованное место для анонимного отказа от ребенка и передачи его на попечительство государственным службам и органам.

Устанавливается бэби-бокс таким образом, чтобы не попадать под камеры видеонаблюдения - так обеспечивают принцип анонимности женщины и ее уход от уголовной ответственности.

Со стороны улицы - открытая дверца, в которую человек может положить принесенного малыша, а через 30 секунд после закрытия она блокируется, и ее становится невозможно открыть снаружи.

В это время на пульт наблюдающего за бэби-боксом подается сигнал о том, что в приемнике находится ребенок. В некоторых регионах России есть отправка SMS-оповещений руководителю проекта.

Сразу после этого на место бэби-бокса отправляется группа специалистов - они проводят тщательный медицинский осмотр в присутствии полиции.

После этого ребенок передается органам опеки, а в случае, если мать подает заявку и хочет его вернуть, женщине придется проходить платную генетическую экспертизу (прим. ред - стоимость от 14 тысяч рублей) для подтверждения родства.

Фото: Елена Андреева,«Мир 24»

Кто это придумал

Об истории бэби-боксов можно сказать кратко: «коляски для подкидышей», как называют их в Германии, существовали всегда.

Чаще всего избавлялись от новорожденного через церкви или средневековые приюты, где ребенок почти гарантированно получал какое-то воспитание. Понятно, что в это время не то что статистики брошенных детей не велось - в Европе до XIX века этим вопросом вообще практически никто не занимался.

Именно из-за скудной прецедентной системы современное европейское и мировое право к какому-то общему мнению по подобным учреждениям до сих пор не пришло.

Например, в Чехии, Австрии, Италии, Индии и Франции, еще начиная с 50-х годов прошлого века, у женщин, согласно Гражданскому и Семейному кодексам, есть возможность рожать анонимно и потому отказаться от ребенка сразу после родов.

В Германии до 2001 года та же самая процедура считалась уголовно наказуемой, и если до 8 недель после рождения мать не вернулась за своим ребенком, на нее заводилось уголовное дело.

В Великобритании и Японии бэби-боксы и до сих пор незаконны, бельгийские власти также их не признают, хотя и определяют брошенных детей на патронатное воспитание. Оппозиционные протесты помешали наладить систему «окон жизни» и в Нидерландах.

Комитет по правам ребенка в Организации Объединенных Наций (ООН), который традиционно считается экспертом по вопросам соблюдения прав человека, указывает на то, что анонимный отказ от детей нарушает статьи 6 – 9 и 19 Конвенции о правах ребенка (прим. «Каждый ребенок имеет право знать своих родителей»). И рекомендует от подобной практики отказаться.

Скриншот: «МИР 24»

Почему это появилось в России

Самый первый российский бэби-бокс появился в Перми в 2011 году. Тогда законопроект был подготовлен группой сенаторов, и именно он легализовал и оговорил правила установки и оборудования ячеек, в которых мать может без ущерба для здоровья малыша...отказаться от него.

Сегодня система функционирует уже на протяжении пяти лет - за это время 22 «окна жизни» были установлены в Московской, Курской, Тюменской, Ленинградской, Владимирской и Калининградской областях, а также Краснодарском, Камчатском, Ставропольском крае и некоторых других регионах.

Наиболее спорным остается тот факт, что инициаторы проекта (прим. а его поддержали общественники «Матери России», волонтерская организация «Поиск пропавших детей», АНО «Институт социального развития», Фонд «Защита детства» и др.), обладающие всей полнотой информации, за это время ни разу не опубликовали официальной статистики - той, которая бы в цифрах подтверждала эффективность или неэффективность установки боксов.

Для анализа остается использовать только уровень преступности - количество уголовных дел и материалов, возбужденных по статье 106 Уголовного кодекса РФ «Убийство матерью новорожденного ребенка».

Инфантацидом - то есть детоубийством - признается умышленное лишение жизни ребенка. В России, как и во многих европейских странах, случаи инфантацида при родах или сразу после них предусматривают наказание для матери в виде ограничения свободы на срок от 2 до 4 лет, либо принудительных работ на срок до пяти лет.

А эта цифра действительно снижалась в период с 2010 – 2015 годы: от 108 до 72 случаев ежегодно.

По данным Минздрава, количество детей, от которых за это время отказались в роддомах, снизилось почти на 20% - так, в 2014 году было зарегистрировано 4675 случаев, а в прошлом, 2015 году, уже 3783 случая. Кроме того, за период с января по декабрь 2015 года на 12% снизилась младенческая смертность.

Немного о правовой истории вопроса. В течение первых двух лет «окна спасения» устанавливались по инициативе общественников, а медики шли им навстречу даже тогда, когда против этого возражали местные власти.

В 2013 году проект Федерального закона № 603961-5, предусматривающий возможность матери или иного лица анонимно оставлять ребенка в специализированных местах, был отклонен Госдумой.

Главным камнем преткновения стала, как нетрудно догадаться, ответственность матери-кукушки, а точнее - ее отсутствие, и фактическая защита (прим. вот почему сейчас звучат мнения о том, что бэби-боксы провоцируют на отказ от детей) тех, кто отказывается от собственного новорожденного ребенка.

Неожиданные (и хорошие) последствия

На деле выяснилось, что бэби-бокс помогает выявлять женщин, которые были готовы на отказ от ребенка из-за трудных жизненных обстоятельств. При каждом таком боксе в обязательном порядке были расклеены информационные стенды не только с призывом повторно обдумать свое решение, но и контакты служб, к которым можно обратиться за помощью.

И они действительно работают: персонал каждой больницы, при которой есть «окна жизни», проинструктирован о необходимости оказывать помощь всем женщинам, которые к ним обращаются. За пять лет общественники финансово и материально помогли 600 семьям (в 90% случаев - матери-одиночки).

Именно с обращения матери, увидевшей телефоны около бэби-бокса, в 2011 году началась история создания специализированного Кризисного центра для женщин с детьми и беременных женщин в Перми. Сейчас в регионе таких три. Обращающиеся туда матери получают приют, правовую, юридическую и психологическую помощь.

Инициатива создания центров быстро проникла и в другие области и регионы России. За пять лет поддержку в них получили 238 женщин и 192 ребенка.

Фото: Татьяна Константинова,«Мир24»

Почему этого не должно быть в России

Первые громкие сомнения в эффективности системы прозвучали в марте 2015 года, когда бывший уполномоченный при президенте России по правам ребенка Павел Астахов и Общественная палата составили список пунктов «против» установки бэби-боксов. Среди них были следующие положения:

✔ Анализ Фонда профилактики социального сиротства показал, что женщины, решившие избавиться от ребенка, не мотивированы на использование бэби-боксов.

✔ Как показывает практика, в бэби-боксы детей несут не матери-убийцы, а женщины, находящиеся в отчаянии, помочь которым из-за анонимности отказа становится невозможно.

✔ Заинтересованность отдельных учреждений в бэби-боксах может быть вызвана спросом на новорожденных детей со стороны потенциальных усыновителей.

✔ Процедура возврата ребенка матери требует проведения дорогостоящей ДНК-экспертизы, которую назначает суд, что может длиться несколько месяцев. Женщина, оставившая ребенка в Люберецком бэби-боксе из-за конфликтной ситуации в семье, уже больше года пытается забрать его обратно. Ребенок сразу же был отдан в приемную семью.

✔ В бэби-бокс при храме в Екатеринбурге постоянно подбрасывают котят и пустые бутылки, как в мусорный ящик.

✔ В Перми 06.07.2015 26-летняя женщина выбросила ребенка в мусорный ящик, ранее 28.06.2015 мертвый ребенок в пакете был найден в мусоропроводе одного из жилых домов, несмотря на то, что на соседней улице установлен бэби-бокс.

В этом году мы снова услышали о негативной оценке «коробок жизни», на этот раз - из законопроекта Елены Мизулиной.

«Государство не должно поощрять отказы от новорожденных. Практика стран, где в разное время прибегали к бэби-боксам, показывает, что после появления самой возможности анонимно оставить ребенка количество таких случаев стало возрастать», - отмечает сенатор в пояснительной записке.

Она отметила, что также сами боксы повышают риски торговли детьми и другие «сделки», так как контроль над ними невозможен, в противном случае утрачивается сам главный принцип - анонимность.

«Невозможно точно установить число детей, оставленных в бэби-боксах, и понять, какова их дальнейшая судьба. Нарушается право ребенка на идентичность, то есть право знать, кто его биологические родители, каково ее происхождение», - отметила автор законопроекта.

По версии Елены Мизулиной, для решения проблемы подкидышей нужно вместо создания комфортных условий для отказа от ребенка сместить акцент на усиление поддержки женщин, оказавшийся в трудной жизненной ситуации.

Неудивительно, что с самого момента появления в России «детские коробки» вызывают противоположные чувства и высказывания у представителей различных общественных организаций и ведомств.

Ведь и сама Елена Мизулина за это время успела дважды сменить свою точку зрения: если в 2011 году она сама выступала за «возможность анонимно, не раскрывая себя, отказаться от ребенка», то теперь такую практику она первая называет порочной, опасной и провоцирующей.

В связи с возможным запретом на бэби-боксы мы попросили прокомментировать эту ситуацию почти десятерых чиновников, однако наши вопросы так и остались без ответа. Среди тех, кто оказался недоступен или отказал в комментарии, - сенатор Вадим Тюльпанов, сенатор Лилия Гумерова, сенатор Елена Афанасьева, заместитель председателя комитета ГД по вопросам семьи, женщин и детей Ольга Красильникова, председатель комитета ГД по вопросам семьи, женщин и детей Ольга Епифанова, первый заместитель председателя комитета ГД по вопросам семьи, женщин и детей Ольга Борзова, начальник отдела нормативного регулирования в сфере защиты прав детей Департамента госполитики в сфере защиты прав детей Министерства образования и науки РФ Ирина Романова.

ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИ ЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС.НОВОСТЯХ

Что нужно знать о беби-боксах

Эту статью меня побудила написать новость, которую я прочла недавно в сети – «10 сентября в бэби-бокс г. Ставрополя подложили полуторамесячную девочку. Спустя несколько часов в больницу обратилась женщина, назвавшаяся матерью ребёнка. Она заявила, что дочку похитила бабушка и без её ведома сдала в бэби-бокс. По данным СМИ, бабушка решилась на поступок после ссоры из-за нехватки средств на воспитание и уход малыша. В неполной семье помимо новорождённого воспитывается ещё один ребёнок».

Оказалось, что случившееся имеет резонанс во всероссийском масштабе. До этого я практически ничего не знала о бэби-боксах. Точнее я представляла его гораздо оптимистичнее, чем это есть на самом деле. Споры о приёмнике для младенцев до сих пор не утихают, если не сказать, что время от времени набирают обороты.

Естественно, для составления полной картины, в первую очередь я обратилась за помощью в интернет. Эта статья и будет кратким обзором всего, что поразило меня в поисках информации.

«Окно жизни» или т.н. babybox — это специально оборудованное в медицинском учреждении место в виде металлопластикового окошка со стороны улицы и специальной кроваткой — колыбелью с внутренней стороны здания. Открывая «окно жизни» снаружи, малыша кладут на специальную комфортную кроватку, после чего дверцу закрывают или она закрывается сама в течение минуты. Дверца «окна жизни» блокируется через 30 сек., после чего снаружи её уже невозможно открыть. Около бэби-бокса нет ни видеокамер, ни охраны. Об оставленном младенце внутри помещения узнаютпо тревожному звонку и миганию лампы.

Малыша осматривают специалисты, делают первичные анализы. Сообщается о найденном ребёнке в полицию и в органы опеки. Мама, оставившая в бэби-боксе своё дитя, не несёт уголовной ответственности, если на малыше нет телесных повреждений. В противном случае её будут разыскивать.

Если ребёнок не объявлен пропавшим и его родители неизвестны, ему присваивается статус подкидыша. Далее его судьбой займутся органы государственной опеки. В соответствии с российским законодательством новорождённому будет оказана юридическая помощь по устройству в специализированные учреждения. При этом мать может передумать и вернуть себе дитя — после генетической экспертизы, но до того момента, пока его не усыновили».

(так описывают бэби-бокс на сайте организаторов «Колыбель надежды»)

Немного истории

Отсеки для подкидышей существовали в той или иной форме на протяжении столетий. Эта система была широко распространена в средние века.

Первое «колесо подкидышей» было создано в Италии в 1198 году. Папа Римский Инокентий III признал, что подобные приспособления должны быть организованы при приютах, с тем, чтобы матери могли анонимно оставить своего ребёнка, а не убивать его. Отсек для подкидышей представлял собой цилиндрическое устройство, вмонтированное в наружную стену здания, наподобие вращающейся двери. Мать клала ребёнка в цилиндр, вращала его так, чтобы ребёнок оказался внутри церкви и, затем, звонила в колокольчик, чтобы оповестить смотрителей.

В Германии первое подобное колесо было установлено голландским торговцем в 1709 году в детском приюте. В 1712 году колесо убрали, так как количество детей, подброшенных таким образом, было столь велико, что приют не мог их содержать.

Во Франции «вертушки для подкидышей» были созданы Викентием де Полем , который в 1638 году организовал в Париже первый детский приют. Подобные вертушки были узаконены императорским декретом 1811 года, и согласно данным писательницы Анны Мартин-Фужьер, их число во Франции достигало 251. Несмотря на то, что количество детей, подкинутых таким образом достигло десяток тысяч в год, экономические проблемы вынудили упразднить «вертушки» в 1863 году и заменить их на «приёмные отделения», где матери могли как анонимно отказаться от детей, так и получить консультацию. Официально «вертушки для подкидышей» были упразднены в 1904 году. В настоящее время во Франции женщины могут анонимно родить в больницах и там же оставить ребёнка.

В Бразилии и Португалии подобные вертушки («roda dos expostos» — «вертушка для брошенных на произвол судьбы») стали широко использоваться после того, как Королева Мария I объявила 24 мая 1783 года, что во всех городах должны появиться госпитали для беспризорников. Одним из таких примеров является вертушка, установленная в госпитале Santa Casa de Misericordia в Сан-Пауло 2 июля 1825. Она прекратила свое существование лишь в 1949 году после пятилетних дебатов о её несовместимости с принципами современной социальной системы.

В Британии и Ирландии, подкидышей приносили в приюты, получавших финансирование с налогов для бедных. Также существовали приюты в Лондоне и Дублине; дублинский госпиталь для подкидышей установил вертушку для подкидышей в 1730 году.

Современное общество

С 2000 года этот проект был реализован во многих странах, получив особое распространение в Германии, где на настоящий момент существует около 100 таких «приёмников». Первый современный бэби-бокс был создан в Германии в Алтоне 11 апреля 2000 года после ряда случаев смертности среди детей в 1999 году, брошенных и найденных мертвыми от неблагоприятных воздействий внешней среды. К 2010 году 38 детей были подброшены в бэби-бокс «Найденный ребёнок» в Гамбурге, 14 из них впоследствии были возвращены матерям.

В США понятия «бэби-бокса» как такового не существует. Однако почти все штаты ввели понятие «Закона безопасной гавани», который позволяет родителям анонимно на законных основаниях отказаться от своего новорожденного ребёнка (не старше 72 часов) в определенных установленных местах, называемых «тихая гавань», таких как пожарные станции и госпитали. Этот закон носит разное название в разных штатах.

В России впервые проект «бэби-боксы» реализовался в 2011 году в Краснодарском крае. В дальнейшем они стали появляться во многих городах страны. Стоит каждое такое «окно жизни» около полумиллиона рублей. С пропагандой внедрения в России бэби-боксов выступает основанный в Перми благотворительный фонд «Колыбель надежды» и её руководитель Елена Котова.

Сторонники распространения ящиков для детей в России уверены, что таким образом «спасают» жизнь детям. Бэби-боксы призваны помочь остаться в живых новорожденным младенцам, от которых решили отказаться их биологические матери и позиционируются создателями, как гуманная альтернатива холодному подъезду или мусорке, куда выбрасывают «ненужных» детей.

Противники установки подобных боксов, считают, что это ложный посыл. По их мнению, подкидывают детей в такие устройства матери оказавшиеся в сложной жизненной ситуации, а вовсе не потенциальные детоубийцы. Они считают, что — это специальные камеры, установленные при медицинских учреждениях, в которые можно совершенно безнаказанно положить своего нежеланного новорождённого ребёнка. Если женщина родила в подвале, вряд ли она захочет ехать куда-либо с ребёнком, чтобы оставить его. Да и будет ли она вообще знать о существовании таковых?

С самого начала реализации вокруг проекта возникали нешуточные споры, в настоящее же время это явление вызывает серьезные опасения и со стороны РПЦ, и со стороны официальных лиц — медиков и психологов.

Несколько месяцев назад уполномоченный по правам ребёнка России Павел Астахов жестко критиковал создателей бэби-боксов за личную предпринимательскую заинтересованность в установке этих камер. Главный омбудсмен страны заявлял, что так называемые «окна жизни» противоречат нормам Российского законодательства. Протесты выражали и представители Комитета ООН по правам детей, а также главы некоторых регионов России. Самые серьезные опасения, которые вызывают бэби-боксы, касаются морального аспекта, а именно — не станет ли распространение «окон жизни» стимулом для родителей, не желающих воспитывать своих детей, легко и безнаказанно уклоняться от своих обязанностей?

«Ребёнок оставляется анонимно, а каждый ребёнок имеет право знать о своей матери, отце, это должно быть оформлено юридически, эти процедуры существуют, и их нельзя нарушать. На 500 тысяч рублей лучше поддержать мать, которая хочет отказаться от новорожденного, чем потратить эти деньги на установку одного бэби-бокса» - поясняет Павел Астахов.

Известные психологи страны с самого начала призывали к общественной дискуссии по поводу бэби-боксов, поскольку социальные явления могут быть негативными. К примеру, Александр Корнетов, декан факультета клинической психологии, психотерапии и социальной работы СибГМУ, небезосновательно отмечал, что «бэби-боксами мы как будто специально поощряем отказ от детей». А психолог Анфиса Калистратова убеждена, что женщина, способная в состоянии аффекта на убийство младенца, в любом случае сделает это, даже если где-то в ее голове будет информация о существовании бэби-бокса.

Президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская отмечает: «Клиенты бэби-боксов — это не потенциальные убийцы, а потенциально заботливые мамы в тяжёлой жизненной ситуации или постродовой депрессии, которым нужна помощь специалистов, а не ящик для сдачи ребёнка. Государство тратит бюджет, чтобы отдать ребёнка стало еще легче. В первую очередь, нужно было бы добиваться того, чтобы каждая женщина, которой тяжело, могла остаться с ним, а не искатьудобный анонимный ящик, в который она сможет засунуть его».

Узаконить проект бэби-боксов, рождённый в Пермском крае, намерены в Госдуме. Его поддержали на федеральном уровне и хотят установить регламент по эксплуатации. Там же считают, что осведомлённость о существовании бэби-боксов может способствовать уменьшению количества абортов и убийств детей. Хотя по официальной статистике в год по всей России делается до 900 тысяч абортов, а в бэби-боксах остаётся только 10 детей. Так что особого влияния на сокращение абортов нет, тем более по существующим законам, женщина всегда может отказаться от ребёнка и в больнице.

Ранее Фонд «Колыбель надежды», который реализует этот проект на территории всей страны, заручился поддержкой Общественной палаты РФ. Согласно приказу председателя СКР Александра Бастрыкина, Елена Котова, инициатор и организатор фонда, награждена медалью СКР «За содействие». Федеральное ведомство высоко оценило деятельность Котовой в сфере социальной поддержки и помощи семьям в трудной жизненной ситуации, а также профилактики отказа от детей.

Я не берусь судить о том, есть ли необходимость устанавливать в России бэби-боксы. Любой здравомыслящий человек поймёт, что дело не в них, а в обществе в котором мы живём. И возможно при том состояние в котором наш социум находится, это и будет решением вопроса в каком-то конкретном случае. Но разве это решение самой проблемы, самой причины – почему отказываются от детей? Отсутствие денег и мало обеспеченность, для меня лично, никогда не будет оправданием, хотя опять же повторю, что не берусь судить тех, кто оставляет своё дитя. Есть множество примеров, когда матери, сталкиваясь с различными трудностями и, возможно, даже критичными, тем не менее и мысли не допускают отказаться от своего маленького человечка, данного Высшими силами.

Все же наберусь смелости и скажу, что причина в малодушии, в самой допустимости того, что ты можешь это сделать. А эту возможность даёт нам общество и законы поощряющие это. Конечно, если несколько жизней будут спасены в бэби-боксах, это уже хорошо, но гораздо лучше продумать меры по оказанию помощи малоимущим беременным и просто молодым женщинам, попавшим в трудную ситуацию. Поэтому усилия государства и общества должны быть направлены на профилактику отказов, на пробуждение сознания, поднятия его на другой духовный уровень, и конечно же помощь и поддержка молодого поколения в его воспитании и становлении на путь во взрослую жизнь. Такие социальные проекты, как отказ от алкоголя, курения и поощрение ведения здорового и здравого образа жизни – вот, что крайне необходимо нашему социуму не только в нашей стране, но и в мире. Пробуждение доброты и сострадания к окружающему способно изменить многое.

Бэби-боксы. Что это и почему запрещают

В интернете собирают подписи под обращением уполномоченному по правам ребенка, в котором говорится о необходимости сохранения беби-боксов. Так, а с чего вообще всё началось

В начале июня 2016 года, первый зампред комитета Совета Федерации Елена Мизулина предложила внести в Госдуму законопроект о запрете беби-боксов - специально оборудованных колыбелей, в которых мать может анонимно оставить новорождённого, от которого она отказывается.

Понятно. А почему решили запретить

По словам всё той же Мизулиной, «окна жизни» ведут к увеличению числа брошенных детей и даже могут стать основой для торговли людьми с целью наживы.

Есть среди её аргументов и ещё один: наличие беби-боксов и активное ими пользование нарушает конституционное право детей знать своих родителей.

28 сентября 2016 года правительство РФ одобрило законопроект о запрете беби-боксов на всей территории нашей страны, о чём говорится на сайте автора документа – сенатора Елены Мизулиной.

Что будет с теми, кто проигнорирует решение правительства

За нарушение предписания полагается административный штраф в размере до 5.000.000 рублей, либо запрет на приостановление деятельности юрлица на срок до 90 суток.

Если коротко, то что такое беби-боксы и зачем они нужны

«Окно жизни» - это специально оборудованное окошко на первом этаже муниципального медицинского учреждения. Чаще всего к нему ведёт небольшая лестница с несколькими ступеньками: предполагается, что пока мать поднимается, она может передумать, и оставить малыша себе.

Через окно можно положить ребёнка в маленькую колыбель, которая находится с внутренней стороны здания. После этого дверца блокируется и открыть её уже невозможно, а сотрудникам медучреждения поступает звуковой и световой сигналы (мигание лампочки). 

Важно! Около беби-боксов нет камер видеонаблюдения, чтобы сохранить условия анонимности.

Как работают «окна жизни» в нашей стране

Предполагается, что мать может забрать ребёнка обратно в течение полугода, сдав ДНК-тест. В противном случае малыш официально получает статус отказника и может быть усыновлён.

Инициатором создания фонда «Колыбель надежды», в рамках которого существуют беби-боксы, выступила пермячка Елена Котова.

В июне 2014 года первое «Окно жизни» появилось в Тюмени, на базе ОКБ №2. Установка проводилась на народные средства: за 2 года удалось собрать 350.000 рублей.

Ясно, а что будет с тюменским беби-боксом

Несмотря на то, что российское правительство одобрило законопроект Мизулиной о запрете беби-боксов, тюменские медики единственный такой в нашем городе демонтировать не спешат: никаких предписаний в медучреждение не поступало.

Кроме того, как сообщила пресс-секретарь ОКБ №2 Анастасия Дембицкая, на данный момент ещё не внесены в действующее законодательство изменения в отношении пунктов временного пребывания младенцев-отказников.  

Поддерживает эту инициативу и тюменский куратор беби-бокса Гульнара Прадедова. Она твёрдо убеждена: «Мизулиной стоит акцентировать внимание на поддержке материнства, а не на создании ненужных запретов». 

Кто и почему собирает подписи за отмену законопроекта

С таким призывом выступила москвичка, сотрудница ООО «РусЭнергоПроект» Дарья Чибисова, 28 сентября разместившая петицию на платформе Change.org.

«На мой взгляд, бэби-боксы необходимо разместить по всей стране, а не закрывать их и так ничтожное количество. Это надежда ребенка на жизнь. Возможность младенца не замерзнуть, не умереть на безлюдной улице, не быть выброшенным в мусоропровод», - пояснила автор.

На данный момент уже 204.898 россиян подписали эту петицию. Если вы разделяете позицию Дарьи, можете оставить свою подпись и комментарий прямо сейчас.

Осторожно, двери бэби-бокса закрываются - МК

Весь последний год идут ожесточенные споры о том, добро бэби-боксы или зло. У противников ББ сильный админ-ресурс — священнослужители всех мастей (без них не обходится ни одно обсуждение), детский омбудсмен Астахов, члены Госдумы и Совета Федерации. В частности, член СФ Елена Мизулина.

На противоположной стороне — некоторые главы регионов, которые рискнули и под жесткую критику все же установили «окна жизни».

1 июня, в День защиты детей, Елена Мизулина объявила о том, что завтра законопроект, запрещающий бэби-боксы, будет внесен в Госдуму.

Аргумент тех, кто «против», сводится к одной фразе «Выкидывают своего ребенка однозначно не те женщины, которые донесут его до бэби-бокса». То есть имеется в виду, что матери-убийцы — они изначально матери-убийцы и есть. Девять месяцев относили и родили с одной только целью — избавиться любым путем. А вовсе не для того, чтобы искать какой-то там бокс и относить туда свое новорожденное чадо. Откуда такая уверенность — непонятно. Ссылаются на какие-то опросы, но кого именно они опрашивали? Явно, что не тех самых матерей.

Сама Елена Мизулина призналась, что когда-то, в 2008 году, была сторонницей установок по всей стране «окон жизни».

— Я сама поначалу купилась на эту идею легкого способа решить проблему убийства младенцев. Но потом, разобравшись в вопросе, свой проект закона и отозвала. Дело в том, что мы собрали отзывы во всех регионах. Все были против. И меня это навело на мысль: бэби-боксы могут провоцировать торговлю детьми.

Там же нет камер видеонаблюдения — такова концепция. Значит, сколько попало в этот ящик младенцев и куда они делись, известно не будет. А у нас и без этих боксов статистика по отказным и убитым детям улучшается — в 2007 году отказников было больше 12 000, в 2015-м — около 5000. Число убийств новорожденных тоже сократилось вдвое.

То есть факт, что на ребенке вдруг смогут нажиться, он главный самый. И задача Мизулиной такую возможность искоренить на корню. Пусть даже исходя из принципа: «Да не доставайся же ты никому!».

Не брезгует госпожа Мизулина, ярая противница всего западного, прибегать в этом вопросе и к опыту европейских стран:

— В той же Германии, где и появился бэби-бокс, много противников самой этой идеи. Их исследования показывают, что 20% детей, попавших в эти ящики, пропали. В ООН тоже горячо против ББ. В Австрии, где есть бэби-боксы, все же стали больше развивать идею анонимных родов — когда женщина может воспользоваться услугами роддома, не называя своего имени и фамилии. Родить и оставить младенца. Такая возможность есть и у нас в российских роддомах.

Родительская общественность тоже подает голос.

— Как минимум трети подкидышей матери дали имена и позаботились, чтобы о ребенке врачи получили полную информацию, — говорит активная противница ББ, председатель «Родительского сопротивления» Мария Мамиконян. — Разве такое сделают матери-убийцы? Это просто женщины, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации. Им надо помогать, а не провоцировать этими боксами, куда просто можно положить ребенка. Кроме того, вы знаете, во сколько обходится бюджету один такой бэби-бокс? Порядка 1 миллиона рублей! Это бизнес, и еще какой. Эти люди хотят зарабатывать на детях и спекулируют чувствами людей.

Противники даже говорят о том, что бэби-боксы могут способствовать развитию терроризма:

— Любой негодяй может положить в эти ящики взрывное устройство. Там же нет камер. Нам разве нужен второй Буденновск? — приводит спорный довод ставропольская деятельница Елена Байбарина.

Аргументы тех, кто за бэби-бокс, — цифры. Число спасенных детей. На сегодняшний день в стране работает 17 «окон жизни». Установлены они в разное время и в разных городах. С помощью них удалось спасти в общей сложности 48 младенцев. Рекордсмен в этом вопросе — Московская область. В Подмосковье, где работает всего один ББ, в нем были найдены 11 детей. То есть, даже если поделить 1 миллион, затраченный на оборудование этого конкретного бэби-бокса, на 11, получим порядка 100 000 рублей за каждого спасенного младенца. Это почти в четыре с половиной раза меньше материнского капитала, который полагается женщине при рождении второго ребенка. Сотрудники люберецкой больницы, где и установлен бэби-бокс, считают, что их «окно» жизнь малышам действительно спасает. Ведь на улице они могут элементарно замерзнуть, а так попадают в тепло и под наблюдение врачей.

— Конечно, позиция Общественной палаты РФ давно известна: если мы можем спасти хотя бы одного ребенка, то бэби-боксы нужны, — считает член ОП Диана Гурцкая. — Однако их применение не должно заменять профилактику сиротства и работу с неблагополучными матерями.

Такого же мнения и большинство сторонников легализации. Они считают, что учитывать число попавших в «окно жизни» детей не составляет труда, современные технологии позволяют контролировать каждое открытие и закрытие бэби-бокса. И уж тем более бэби-боксы никоим образом не мешают ни законодателям, ни чиновникам разных мастей заниматься профилактикой сиротства, работать с матерями, попавшими в трудную жизненную ситуацию.

Однако если законопроект все-таки вступит в силу, все эти доводы «за» мы уже никогда не услышим. Разработанный документ подразумевает административный штраф (до 5 миллионов рублей) не только за установку, но и за пропаганду бэби-боксов. Кто же будет спорить, что получить 5 миллионов рублей куда приятнее, чем потратить пусть даже миллион. Тем более когда речь идет о каких-то чужих, никому не нужных детях.


Смотрите также




© 2012 - 2020 "Познавательный портал yznai-ka.ru!". Содержание, карта сайта.